Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятый — продолжение допроса оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева

04 декабря
15:30 Суд не стал смотреть фотографии с возможными осведомителями ФСБ и завершил сегодняшнее заседание
14:56 Свидетель об обвинении в подготовке к захвату власти
14:20 «Не знаю» и «не помню» – популярные ответы свидетеля
13:55 Свидетель снова о конфликте ДУМК и мусульман в Бахчисарайской мечети
12:55 «Не переживайте, все занесено в протокол – тут мальчик пишет» – судья в ответ на обвинения в подсказках свидетелю
12:05 Допрос свидетеля адвокатами Сервера Мустафаева
11:28 Допрос свидетеля продолжает адвокат Эдуард Жгенти
11:22 Свидетель о вербовке военных: «Их не опрашивали, назвать их не могу»
10:59 Допрос свидетеля проводит адвокат Сияр Панич
10:42 Свидетель о запрете Хизб ут-Тахрир в России
10:13 Свидетеля допрашивает адвокат Назим Шейхмамбетов
09:59 Сервер Мустафаев заявляет отвод судье, ему отказывают
09:22 «Почему я должен доказывать в суде, что я пришел в мечеть не о терроризме разговаривать, а о своей религии» – Эрнес Аметов на вчерашнем заседании суда
08:45 Допрос свидетеля обвинения – оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева. Что было на предыдущих заседаниях
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятый — продолжение допроса оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева
Обыски у крымских татар. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами - фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. Всего в Крыму с 2014 года по делу Хизб ут-Тахрир подверглось преследованию 65 мусульман.   «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
08:45
04 декабря
08:45
04 декабря
Допрос свидетеля обвинения – оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева. Что было на предыдущих заседаниях

Подсудимые – жители Бахчисарая Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов, задержанные сотрудниками Федеральной службы безопасности после обысков 12 октября 2017 года. Позже, 22 мая 2018 года, были задержаны Эдем Смаилов и Сервер Мустафаев. Обвинение утверждает, что все они состояли в ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной Верховным судом РФ в 2003 году. Асанов, Ибрагимов и Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Остальные пятеро – в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ). Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

В России осудили крымских мусульман. Снова

Это уже вторая группа задержанных по делу Хизб ут-Тахрир крымских мусульман в Бахчисарае. Все они – активисты общественного объединения «Крымская солидарность», помогающего крымским политзаключенным и их семьям.

Фигуранты дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Фото: «Крымская солидарность»

На предыдущем заседании сторона защиты начала допрос свидетеля обвинения – оперативника ФСБ Николая Артыкбаева. Оперуполномоченный, работавший в СБУ до 2014 года, организовал наблюдение за мусульманами в Бахчисарае и прослушку их встреч, в том числе в мечети города. Материалы прослушки он лично расшифровал и передал в следственный отдел управления ФСБ для экспертизы. По большей части, рассказывая о предполагаемом участии подсудимых в Хизб ут-Тахрир, оперуполномоченный ссылался на засекреченных свидетелей и информаторов ФСБ среди крымских мусульман. Их показания, материалы прослушки и экспертиза этих материалов – стали основанием для уголовного дела.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб-ут-Тахрир». День четвертый – допрос оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева стороной защиты

Артыкбаева на прошлом заседании успели допросить адвокаты Айдер Азаматов и Сергей Легостов. Свидетель выступал по видеосвязи из Крымского гарнизонного суда. Участвовать таким же образом в заседании адвокатам суд не позволил.

Кроме того, вчера суд отклонил апелляционную жалобу на продление ареста подсудимых. 27 августа на предварительном заседании по делу суд продлил им арест на полгода. Решение оспорили адвокаты и сами подсудимые, но суд оставил его в силе.

09:22
04 декабря
09:22
04 декабря
«Почему я должен доказывать в суде, что я пришел в мечеть не о терроризме разговаривать, а о своей религии» – Эрнес Аметов на вчерашнем заседании суда

Судебные приставы вновь изменили правила для присутствующих на заседании. Если раньше в зал пускали только 25 человек, на прошлом заседании – 30, то сегодня журналистов считают вместе со слушателями и родственниками, и мест, таким образом, для родных стало меньше.

В коридоре суда обсуждают вчерашнее заседание по апелляции на продление ареста. Несмотря на то, что подсудимые остались на полгода под стражей, заявления, которые они сделали во время заседания, интересуют родных гораздо больше.

Элеонора Аметова, супруга обвиняемого Эрнеса Аметова, пересказывает его речь.

«Нас посадили за то, что мы пришли в мечеть и там обсуждали вопросы, касающиеся религии (обвинение строится на прослушке разговора верующих в мечети Бахчисарая – Ґ )… Если бы там говорили о терроре, это бы для меня, для нормального человека, послужило сигналом, что там не надо присутствовать. Однако мне нравилось это мероприятие – говорили о религии Господа, о нормальных вещах там говорили.

В этом обвинительном заключении оперуполномоченный Артыкбаев (свидетель обвинения, оперативник ФСБ – Ґ ) говорит, что я член партии Хизб ут-Тахрир. Я не давал никому никаких клятв. Я не являюсь членом этой партии. То есть меня голословно обвиняют, а я не могу оправдаться! Его слова в суде трактуются как довод, а мое слово, оно не имеет никакого веса, понимаете?

Почему я должен доказывать в суде, что я пришел в мечеть не о терроризме разговаривать, а о своей религии, тем более на этих записях всё прекрасно слышно, но они трактуют иначе. Они говорят , что мы там разговаривали о том, как российскую власть свергнуть. Не было там этих разговоров, все перекручено.

Судьи такие читают (обвинительное заключение – Ґ ): «Ой-е-ей, что там в Крыму у вас происходит, страшное что-то». А люди собрались в мечети, говорят про свою религию. Как намаз совершать, как детей воспитывать в Исламе, о нормальных вещах для нормального человека, о нормальных вещах!».

Все зашли в зал, кто-то выкрикивает: «Справедливость восторжествует». Подсудимые из «аквариума» отвечают: «Иншааллах» («Если пожелает Аллах» – араб. – Ґ ). Родные пишут письма, чтобы попытаться передать их через адвокатов. Все ждут судейскую коллегию, в зале душно.

В зал заходит судья. Свидетель, оперуполномоченный ФСБ Николай Артыкбаев, уже виден на экране видеосвязи – он, как и раньше, выступает из Крымского гарнизонного суда.

09:59
04 декабря
09:59
04 декабря
Сервер Мустафаев заявляет отвод судье, ему отказывают

Судья разрешает адвокатам участвовать в заседании по видеосвязи из Крымского гарнизонного суда, но только если в Ростове в суде будут присутствовать адвокаты по назначению. Вчера адвокатка Лиля Гемеджи ходатайствовала об участии из Симферополя, но суд ей не разрешил.

Сервер Мустафаев – один из подсудимых, координатор «Крымской солидарности» сразу после обсуждения вопроса адвокатов заявляет об отводе председательствующему судье Ризвану Зубаирову из-за постоянных откладываний ходатайств подсудимых. «Когда будет время на мои ходатайства? После приговора? – спрашивает Мустафаев и добавляет – Все подзащитные присоединились к отводу». Судья его перебивает: «Я вас не спрашивал!». Но все подсудимые действительно поддерживают отвод, гособвинитель выступает против. Суд уходить в совещательную комнату не стал и отказывает в отводе.

Начинается допрос свидетеля.

10:13
04 декабря
10:13
04 декабря
Свидетеля допрашивает адвокат Назим Шейхмамбетов

Допрос оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева начинает адвокат Назим Шейхмамбетов, представляющий интересы Эдема Смаилова.

Про Смаилова свидетель утверждает, что он состоит в Хизб ут-Тахрир более 10 лет. «Изучал издания партии, принимал участие в мероприятиях, большую часть личного времени посвящал участию в этой организации» – говорит Артыкбаев, однако на вопрос о литературе, которую якобы изучал Смаилов отвечает, что это государственная тайна. В зале смеются.

Эдем Смаилов. Фото: «Крымская солидарность»

Шейхмамбетов спрашивает о степени знания свидетелем ислама. Он отвечает, что специальных курсов не проходил. «А в политологии? Что такое феодальное общество?» – спрашивает адвокат, но судья снимает вопрос.

— Изменялся ли конституционный строй в Крыму и принимал ли участие в этом Смаилов? – спрашивает адвокат.
— Затрудняюсь ответить.

В зале вновь смеются.

Судья со словами «не надо тестировать свидетеля» снимает вопрос о том, какой конституционный строй сейчас в Крыму.

— На изменение какого конституционного строя покушался Смаилов?
— На изменение того, который действует в Крыму – выкрутился свидетель.

«В какой стране находится город Бейт аль-Макдис? (Иерусалим – араб. – Ґ ) – спрашивает адвокат, но его снова перебивает судья. «Защитник, вы специально?! Вопрос снимается».

Шейхмамбетов спрашивает, владеет ли свидетель арабским. Когда он отвечает, что нет, спрашивает вновь: «Как вы определили значения слов на арабском, не имея познаний? Был ли переводчик?».

— Нет, оперативным путем было установлено, что члены Хизб ут-Тахрир используют термины. Их они говорили другим, использовали в книгах.
— А в других исламских книгах используются эти термины?
— Не знаю.

Свидетель не стал отвечать об идеологии  Хизб ут-Тахрир, но про Смаилова пояснил: «Как член Хизб ут-Тахрир Смаилов исповедует идеологию о необходимости создания халифата в Крыму. С этой целью он распространяет идеологию, закрепленную в книгах Хизб ут-Тахрир, которая подразумевает создание исламского общества и жизни по его законам».

Свидетель отвечает сидя, улыбается.

— Идеология Смаилова нарушает закон о противодействии терроризму? – спрашивает адвокат.
— Да.
— Какие конкретно статьи?

Судья снимает вопрос.

«На какой политический режим покушался Смаилов? Как изменится строй в Крыму, в случае достижения цели Смаилова? Известно ли вам, что в 1991 году в Крыму изменился конституционный строй?» – судья снимает все вопросы и не дает свидетелю ответить.

10:42
04 декабря
10:42
04 декабря
Свидетель о запрете Хизб ут-Тахрир в России

Адвокат спрашивает о статусе партии Хизб ут-Тахрир: «Есть ли у вас информация, что организация признана террористической где-то кроме России?». Свидетель называет решение Верховного суда РФ от 2003 года. Вопрос, признавала ООН партию террористической, суд задать не позволяет.

Адвокат Назим Шейхмамбетов. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— Есть ли у вас информация о том, что Смаилов готовил теракты в Бахчисарае?
— Не имеется.

Адвокат возвращается к роли Духовного управления мусульман Крыма в деле Хизб ут-Тахрир, о чем свидетель рассказывал на прошлых заседаниях.

— В ходе вашего допроса вы показали о том что сотрудники Духовного управления мусульман Крыма предупреждали неких лиц о недопустимости участия в запрещенной организации Хизб ут-Тахрир. Это было до 2014 года?
— После.
— Известно, что такое такое замечание было сделано Смаилову?
— Я не помню.
— Давали ли вы поручения Духовному управлению делать такие замечания?

Свидетель это отрицает. И допрос продолжает адвокат Сидр Панич, представляющий интересы Сейрана Салиева.

10:59
04 декабря
10:59
04 декабря
Допрос свидетеля проводит адвокат Сияр Панич

Адвокат расспрашивает о материалах о Сейране Салиеве, собранных оперативником. Артыкбаев утверждает, что Салиев состоял в Хизб ут-Тахрир до 2014 года, однако это никак не было зафиксировано, принимал участие в публичных мероприятиях партии. Также он утверждает, что Салиев выезжал на материковую часть Украины, где встречался с представителями Хизб ут-Тахрир.

Сейран Салиев в Бахчисарае. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— Вы были на встрече? – спрашивает у него адвокат.
— Я не выезжал на Украину.
— Откуда вы узнали о встрече?
— Я уже говорил: в ходе проведения ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия – Ґ ) и опираясь на информацию, полученную от лиц, которые ранее принимали участие в организации.
— Лица опрошены? Протоколы опросов приобщены к делу?
— Я опрашивал их в рамках следствия. Не знаю, я передавал следствию.

В материалах уголовного дела таких протоколов допросов нет.

Оперуполномоченный на предыдущих заседаниях рассказывал, что основанием для уголовного дела послужили записи встречи подсудимых в мечети Бахчисарая. Встреча якобы проводилась тайно.

— Доступ к мечетям в Крыму свободный? – спрашивает адвокат, очевидно подразумевая, что и встреча подсудимых проходила в открытом режиме.
— Да.
— Граждане могут обсуждать там религиозные темы?
— Они могут приходить в мечеть для совершения обрядов.
— А говорить на религиозные темы можно?
— Не запрещается.

Адвокат интересуется, нужно ли для встреч в мечети разрешение от Духовного управления мусульман Крыма, свидетель утверждает, что нужно разрешение имама, но назвать чем это регламентируется не может. Последний вопрос суд снимает: «Свидетель не член Духовного управления».

По поводу обвинений в подготовке к захвату власти, свидетель вновь повторяет, что «Салиев распространял идеологию Хизб ут-Тахрир, участвовал во встречах партии, распространяя ненависть к приверженцам иной религии».

— Он распространял информацию среди кого? Есть фамилии?
— Нет такой информации.
— То есть он это делал среди сторонников?
— Также среди тех, кто не был вовлечен.
— Можете назвать их фамилии?
— Не могу назвать.

11:22
04 декабря
11:22
04 декабря
Свидетель о вербовке военных: «Их не опрашивали, назвать их не могу»

Адвокат Сияр Панич возвращается к заявлению свидетеля, что Бахчисарайская ячейка Хизб ут-Тахрир якобы искала членов среди военных. Это единственное свидетельство о силовом намерении деятельности ячейки, которое свидетель подтвердить ранее не смог.

— Ранее звучало, что подсудимые пытались склонять военных к участию в партии. Кого конкретно?
— Не могу назвать. Это может нанести вред этим военнослужащим.
— А вы опрашивали этих военных?
— Нет.
— А откуда вы знаете, что их склоняли к участию в Хизб ут-Тахрир?
— Оперативным путем узнали.
— Вы можете назвать хотя бы мероприятия и даты проведения оперативных мероприятий?

Суд вопрос снимает: «Ответ получен».

11:28
04 декабря
11:28
04 декабря
Допрос свидетеля продолжает адвокат Эдуард Жгенти

Адвокат по назначению Эдуард Жгенти, представляющий интересы Мемета Белялова, начинает допрос свидетеля, но почти все вопросы снимаются судом. Они касаются в основном понимания идеологии Хизб ут-Тахрир.

«Дайте определение халифата? Что должно входить в состав халифата? Поясните методы деятельности Хизб ут-Тахрир. Вы знаете что такое традиционный ислам?».

Ни один из этих вопросов суд задать свидетелю не позволил.

— Белялов высказывал ненависть к немусульманам?
— Да, высказывал – заявляет свидетель.
— Он искал военнослужащих?
— Такой информацией не располагаю.

Про Мемета Белялова оперуполномоченный рассказывает, что он состоит в Хизб ут-Тахрир более 10 лет, занимался поиском новых членов. О том, выезжал ли он из Крыма для встреч с представителями партии, свидетель не знает.

Мемет Белялов. Фото: «Крымская солидарность»

Адвокат спрашивает по тексту обвинительного заключения.

— Какие материалы Белялов распространял?
— Не могу назвать точно, но издательства Хизб ут-Тахрир.
— На какие религиозные чувства белялов воздействовал?
— Затрудняюсь ответить.
— Какие традиционные в исламе понятия Белялов подменял и на какие?
— Тоже затрудняюсь.

В зале Крымского гарнизонного суда в Симферополе адвокат Эдем Семедляев, также представляющий интересы Белялова, продолжает допрос о распространении подсудимым литературы Хизб ут-Тахрир.

«Оперативным путем установлено, что он продавал телефоны, которые были приспособлены для передачи литературы. Это были телефоны без выхода в интернет, в определенных уже имелась литература, какие-то использовались для связи» – рассказывает свидетель. Технологию записи он объясняет следующим образом: «Эти телефоны были в употреблении, и лица, которые обучались, приходили в магазин к Белялову по наводке Асанова (Марлен Асанов – подсудимый по делу – Ґ ), чтобы получить телефон с литературой».

— Асанов выдавал билеты на покупку? Любой мог купить телефон с литературой Хизб ут-Тахрир?
-Человек, который приходил, он проверялся несколько месяцев. Асанов давал указания что можно продавать телефон.
— Кем проверялся?
— Участники перед тем как озвучить причастность к Хизб ут-Тахрир проверяли претендента.

При этом назвать людей, которые рассказали ему о такой схеме, свидетель не смог, сославшись на их безопасность. Назвать телефон, который не имел бы выхода в интернет и возможность вставить сим-карту, оперуполномоченный тоже не смог.

12:05
04 декабря
12:05
04 декабря
Допрос свидетеля адвокатами Сервера Мустафаева

Допрос продолжает адвокатка Елена Пестовская, защищающая по назначению Сервера Мустафаева. Отвечая на ее вопросы Артыкбаев признает, что никаких оснований для слежки за Мустафаевым не было и оперативно-розыскные мероприятия по несу не оформлялись, а только по Марлену Асанову.

— Как давно Хизб ут-Тахрир действует в Крыму?
— Где-то с 2005 года
— Сколько членов партии с этого времени установлено в качестве участников?
— Не могу назвать.
— Все лица причастные были установлены?
— Не все.
— Примерно сколько?

Суд снимает этот вопрос.

Адвокат вновь просит свидетеля пояснить о том, какой деятельностью в Крыму занималась Хизб ут-Тахрир. Артыкбаев пересказывает информацию ФСБ.

«Есть халакат (собрания верующих мусульман – Ґ ) и сухбет (общение верующих мусульман – Ґ ). Есть человек, который наиболее обучен и подготовлен – это мушриф (учитель – Ґ ), который проводит занятия на основе ранее изученных книг Хизб ут-Тахрир. Во время занятия делается доклад по определенным прочитанным темам. Люди задают вопросы, но по-сути, вопросы задают, чтобы наименее подготовленные члены Хизб ут-Тахрир формировали мнение в соответствии с идеологией» – рассказывает свидетель.

О принятии в члены Хизб ут-Тахрир свидетель рассказывает, что как таковым участником партии человека считают после изучения им нескольких книг Хизб ут-Тахрир и участия во встречах. По словам оперуполномоченного, после того, как человек «изучит достаточное количество литературы и зарекомендует себя, он может перейти на следующий уровень и сам вести занятия».

— Те кто сообщал вам информацию на какой иерархии находились в Хизб ут-Тахрир?
— Это раскроет формы и методы работы, не могу назвать – отказался отвечать свидетель.

12:55
04 декабря
12:55
04 декабря
«Не переживайте, все занесено в протокол – тут мальчик пишет» – судья в ответ на обвинения в подсказках свидетелю

В зале Крымского гарнизонного суда в Симферополе допрос продолжает адвокатка Сервера Мустафаева Лиля Гемеджи. Она спрашивает, на каком языке слова «халакат» и «сухбет», но суд снимает вопросы.

— Владеете ли вы крымскотатарским и турецким языками? – спрашивает Гемеджи.
— Нет, – отвечает свидетель
— О халифе говорят только члены Хизб ут-Тахрир?
— Да, иные лица не используют.

Допрос перебивает судья: «Свидетель, вы отвечайте на те вопросы которые вы знаете. Не надо выступать в роли специалиста. Вопрос требует знаний. Если знаете – отвечайте, но домысливаться не надо».

Сервер Мустафаев из «аквариума» возмущается: «Судья, вы подсказываете свидетелю, как ему говорить». Его поддерживает адвокат Алексей Ладин.

Судья начинает закипать: «Я не позволяю себе и сторонам перебивать кого-то, пока человек не выскажется и прошу вас поддерживать порядок. Я поснимаю эмоции Мустафаева, но вы, Ладин, профессиональный человек. Параллельно со мной говорить не надо. И не переживайте, все занесено в протокол – тут мальчик пишет».

— Как вы определили, что разговоры в мечети имели отношение к Хизб ут-Тахрир? – продолжает допрос Гемеджи.
— Определял не я.

— Вы говорили о конфликте Духовного управления с Хизб ут0-Тахрир. Легальность Духовного управления предполагает правоту его действий? – спрашивает адвокатка, очевидно подразумевая лояльность ДУМК российским властям.

Суд снимает вопрос и не дает оперативнику на него ответить.

— Декларирует ли Хизб ут-Тахрир вооруженный захват власти?
— Я не помню, честно.
— Есть ли пункты учения о физической силе для достижения целей партии?
— Не помню.
— Есть ли случаи захвата власти членами Хизб ут-Тахрир за все время существования?
— Не знаю.

Адвокатка достает фотографию и пытается показать ее свидетелю, но судья ее останавливает, пристав преграждает ей подход к камере. Она начинает спорить, судья срочно объявляет перерыв. Звук с камеры  отключают, на экране видно, как Гемеджи продолжает спорить с  приставами.

13:55
04 декабря
13:55
04 декабря
Свидетель снова о конфликте ДУМК и мусульман в Бахчисарайской мечети

Заседание продолжается, адвокатка Лиля Гемеджи задает вопросы свидетелю. Ранее он рассказывал, что Сервер Мустафаев выезжал на материковую часть Украины для встреч с руководителем информационного офиса Хизб ут-Тахрир Фазылом Амзаевым. Сейчас он на все вопросы об этих встречах отвечает, что не помнит и не знает.

«Если члена Хизб ут-Тахрир легко определить внешне, зачем конспирация?» – спрашивает адвокатка. Ранее оперуполномоченный рассказывал, что определял принадлежность к партии по знанию литературы, которую она издает.

Судья останавливает Гемеджи: «Защитник, вы как будто допрашиваете члена Хизб ут-Тахрир, который все знает. Вопрос снимается».

— Члены Хизб ут-Тахрир на Украине имеют удостоверение?
— Не знаю.
— Но на прошлом заседании, вы говорили, что не имеют.

Свидетель промолчал.

— Присутствие на одной встрече в мечети – это тот шаг который привел Мустафаева к захвату власти?
— Я не готов ответить.

Подсудимые из «аквариума» жалуются, что ничего не слышно. И свидетель и адвокатка выступают по видеосвязи. «Кто не слышит ответы – внимательно слушайте. Почему я слышу, а вы нет» – реагирует на это судья. Гемеджи просит выпустить Мустафаева из «аквариума», чтобы ему было лучше слышно, но в ответ получает предупреждение от суда.

— В чем противоречие между Хизб ут-Тахрир и Меджлисом (орган самоуправления крымских татар – Ґ )? – спрашивает адвокатка, но суд снимает вопрос.
— Если Мустафаев член Хизб ут-Тахрир, то как объяснить ролики в его поддержку от представителей Меджлиса? – вновь задает вопрос Гемеджи и суд опять снимает вопрос.

Артыкбаев, в ответ на вопросы, вновь повторяет, что мечеть Бахчисарая, где встречались подсудимые, была открыта для всех. «Тогда кого в конфликте с имамом Духовного управления мусульман, о котором вы говорили, выгоняли из мечети?» –  спрашивает Гемеджи. Свидетель говорит, что не помнит.

— Вы были этому свидетелем?
— Я уже отвечал.

Судья вступает в допрос. «Через меня реагируйте, свидетель уже отвечал» – повторяет он ответ Артыкбаева.

Мемет Белялов из «аквариума» не выдерживает и заявляет протест. «Это не митинг, где можно говорить, когда захочешь. Сядьте!» – реагирует судья, но Белялов продолжает «Я хочу говорить сейчас, услышьте меня! Свидетель отказывается давать показания».

Допрос продолжается и свидетель снова повторяет, что в конфликте в мечети, кто принадлежит к Хизб ут-Тахрир определял не он, а глава Духовного управления. Речь идет о муфтии Эмирали Аблаеве. 26 февраля 2014 года муфтий, член Меджлиса, участвовал в митинге против принятия «сепаратистских законов» перед зданием Верховной Рады Крыма, однако после аннексии ДУМК, который возглавлял Аблаев, стал лояльным российским властям.

— Кто из представителей ДУМК показал что подсудимые члены Хизб ут-Тахрир?
— Районный имам Рамазан Асанов
— То есть Асанов указал, что подсудимые – члены Хизб ут-Тахрир? – утончила адвокатка, но судья остановил ее, попросив «не вступать в диспуты». Гемеджи возразила, что свидетель уклоняется от вопроса, но судья вновь запретил задавать вопрос о роли ДУМК.

14:20
04 декабря
14:20
04 декабря
«Не знаю» и «не помню» – популярные ответы свидетеля

— Мустафаев подстрекал к теракту? – продолжает допрос адвокатка.
— Не знаю.
— Совершал ли Мустафаев подкуп органов власти
— Не знаю.

Мустафаев в «аквариуме» явно многое не слышит, из того, о чем говорят по видеосвязи. Переводчик пытается ему объяснить.

«Переводчик, – не выдерживает судья. – Ваша задача перевести, как сказали, а не разжевывать. Ваша задача перевести тихо, молча и все. Беседовать не надо».

— Все обвиняемые были объектами вербовки со стороны представителей Хизб ут-Тахрир?
— Я не знаю.
— С рождения они что ли являются членами организации? – адвокатка пытается уточнить, но судья снова снимает вопрос.

— На Украине Хизб ут-Тахрир легально действует?
— Не запрещена.
— Митинги там были публичны?
— Не знаю.

— Вы говорили что объекты вербовки – это лица, которые имеют трудности. Как вышло, что большинство обвиняемых успешные люди?
— У меня только предположение.
— У Мустафаева были трудности?
— Не знаю.

На абсолютное большинство вопросов Гемеджи оперуполномоченный отвечает либо «не знаю», либо «не помню».

— Приводит ли выключение телефона к конспирации? Знаете ли вы об определении места действия телефона в то время, когда он не работает.

Судья снимает вопрос, но подсудимые протестуют. Судья утверждает, что свидетель уже отвечал на подобный вопрос.

— В каких собраниях, кроме 2 декабря 2016 года в мечети, был замечен Мустафаев до ареста?
— Не помню. Все есть в материалах дела.

Адвокатке явно не нравится постоянный отказ в ответах. Судья это видит: «Защитник, вам может не нравиться ответ свидетеля, но это ответ».

«Чем подтверждается, что Мустафаев проводил собрания? Какую литературу изучали на собрании? Кто входил в собрание, которое якобы вел Мустафаев? Сколько человек Мустафаев привел в Хизб ут-Тахрир». На все эти и другие вопросы свидетель отвечает – «не помню».

14:56
04 декабря
14:56
04 декабря
Свидетель об обвинении в подготовке к захвату власти

Адвокатка Лиля Гемеджи продолжает задавать вопросы о членстве в Хизб ут-Тахрир, но свидетель повторяет то, что он говорил до этого. Уточнить сколько книг нужно прочитать и собраний партии посетить, чтобы считаться ее членом, он не может.

— Какими методами действует Хизб ут-Тахрир? – в очередной раз спрашивает адвокатка, но судья снимает вопрос.

— А чем отличаются методы Хизб ут-Тахрир от методов Духовного управления мусульман Крыма? – продолжает Гемеджи.
— Не знаю, таких знаний нет.

Она переходит к обвинениям в подготовке к захвату власти.

Адвокатка Лиля Гемеджи. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— Где Хизб ут-Тахрир хотели захватить власть – в Крыму или в России?
— Планы распространялись на территорию республики.
— То есть сначала Крым, а потом РФ?
— В соответствии с планами организации.

— Вы сказали что возможен вооруженный этап захвата власти. При каких условиях он возможен?
— Затрудняюсь ответить.
— Какой процент членов Хизб ут-Тахрир нужен для построения халифата?
— Я говорил что деятельность Хизб ут-Тахрир делится на три этапа. На третьем этапе, когда численность перевалит за 50%, начинается вооруженный захват. Это решает руководство организации, я не знаю
— Вы не знаете или руководство решает?
— Все согласно материалам дела, – отвечает свидетель, но назвать, откуда он узнал про этапы и планы партии сказать не смог.

Точно так же он не смог вспомнить, как была задокументировала роль Мустафаева на встрече в мечети. Несмотря на то, что уголовное дело появилось в 2017 году, Мустафаев был задержан почти через год. Свидетель пояснил это тем, что следствие установило его причастность позже первых арестов.

— Если сухбет проходит раз в неделю почему задокументировали только один, с Мустафаевым?
— Затрудняюсь ответить.

— Является ли обязательным участие в сухбетах и халакатах?
— Да, все члены обязаны участвовать, чем грозит непосещение не знаю.
— Почему тогда Мустафаев не участвовал?
— Может он был, но ничего не говорил, – предположил свидетель. До этого он отказался рассказывать, кто из информаторов ФСБ был на собрании и записал его.

15:30
04 декабря
15:30
04 декабря
Суд не стал смотреть фотографии с возможными осведомителями ФСБ и завершил сегодняшнее заседание

Гемеджи после вопросов об информаторах просит предъявить фотографию свидетелю. Но судья требует оформить это в виде письменного ходатайства и объявляет перерыв, после которого заседание сегодня так и не возобновилось.

Сегодня Гемеджи уже пыталась узнать, знает ли свидетель Назруллаева Салахуддина Абумановича, 1982 года рождения, проживающего в селе Долинное Бахчисарайского района, а также Константина Алексеева. Адвокатка попыталась показать свидетелю фотографию, но ей резко запретил это делать судья.

— Я вам не разрешил показать фотографии. Задавайте вопросы! – отреагировал тогда судья.
— Я хочу установить известно… А хотите я суду покажу…
— Защитник Гемеджи, не ругайтесь пожалуйста. Не надо мне ничего показывать, защитник!
— Мне не запретили вставать, – Гемеджи пыталась встать, но ей помешал пристав. – Отойдите! Отойдите, я показываю суду!
— Защитник! Секунду. Секундочку, защитник. Защитник Гемеджи, я вас призываю к порядку и делаю вам первое предупреждение за нарушение регламента судебного заседания. Требования председательствующего, который поддерживает порядок является обязательным».

После этого был объявлен перерыв, но после него фотографии снова не были предъявлены суду. Когда Гемеджи ушла оформлять ходатайство, заседание было объявлено на сегодня завершенным. Продолжение состоится 16 декабря.