Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятьдесят седьмой — отводы и допрос свидетелей защиты

05 августа
19:00 Сервер Мустафаев перечисляет все накопившиеся возражения на действия суда
18:18 «Я так считаю, Эдем Смаилов — очень добропорядочный человек» — свидетель Эдем Муратов
18:08 «Это даже смешно, Эдем и террористическая деятельность» — свидетельница Мерьем Муратова про Эдема Смаилова
17:51 «Хороший мужик, который за своей семьёй смотрит» — свидетель Яя Исмаилов о Сейране Салиеве
17:22 Оружия, взрывчатки, запрещенной литературы не было, ни в какие организации не призывал — свидетель Айдер Исмаилов о Сейране Салиеве
17:04 Суд допрашивает свидетеля Шевкета Асанова, который рассказывает про Сейрана Салиева
15:08 «Никаких противоречий у нас не было, они мусульмане, мы православные, никогда конфликтов не было» — свидетельница Вера Шиляева
14:57 Суд приступает к допросу свидетелей
12:46 Суд отказывает в отводе прокурора
12:13 Суд отказывает в отводе председательствующего судьи
11:40 О деле и предыдущем заседании
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятьдесят седьмой — отводы и допрос свидетелей защиты
Подсудимые в «аквариуме». Фото: Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами — фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
11:40
05 августа
11:40
05 августа
О деле и предыдущем заседании

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев были задержаны и арестованы позже — 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальных обвиняют в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятьдесят шестой — допрос свидетелей защиты

На прошлом заседании суд допросил нескольких свидетелей защиты, — в основном, учителей, знавших подсудимых с детства. Все они давали им только положительные характеристики.

Неожиданно суд предложил рассмотреть продления срока меры пресечения. Все подсудимых и защита просили либо не рассматривать без подготовки, либо освободить обвиняемых. Суд продлил арест до середины ноября.

12:13
05 августа
12:13
05 августа
Суд отказывает в отводе председательствующего судьи

Заседание суда началось с полуторочасовым опозданием.

«Мы начали поздно, к сожалению, вопросы к конвою — и других подсудимых в другие процессы через этот зал проводят», — объяснил задержку председательствующий судья Ризван Зубаиров.

Он же объявляет регламент заседания: сначала будут рассмотрены все отводы, заявленные ранее. Первый рассмотрят отвод Мемета Белялова председательствующему Зубаирову.

Белялов указывает на прерывания судом выступлений подсудимых и на то, что суд сам инициированию рассмотрения меры пресечения на прошлом заседании, даже не сообщив при этом о сроке продления.

Двое судей выходят в совещательную комнату. Зубаиров остается, но через несколько минут выходит и он.

Довольно быстро все возвращаются — в отводе председательствующего судьи отказано.

12:46
05 августа
12:46
05 августа
Суд отказывает в отводе прокурора

Следующий отвод — гособвинителю Евгению Колпикову, заявил на прошлом заседании Сервер Мустафаев.

«Законных оснований для моего отвода не имеется», — заявил прокурор и судьи уходят в совещательную комнату.

Судьи возвращаются и отказывают в отводе прокурора. Обжаловать можно будет с апелляцией по самому делу.

Суд объявляет перерыв на обед.

14:57
05 августа
14:57
05 августа
Суд приступает к допросу свидетелей

После перерыва судья предлагает Серверу Мустафаеву озвучить возражения на действия председательствующего судьи, которые у него возникли раньше.

«Лучше стариков уважить, пусть сначала их допрос будет», — отвечает Мустафаев. К Крымскому гарнизонному военному суду в Симферополе, откуда налажена видеосвязь с Ростовом, пришли свидетели защиты.

«На случай, если мы снова не успеем, мне уже перед вами будет неудобно», — говорит ему судья Зубаиров.

Приглашают свидетелей. Все пенсионеры.

Шевкет Асанов, Айдер Исмаилов, Вера Шиляева, Яя Исмаилов. Им объясняют права и ответственность, отбирают подписки.

15:08
05 августа
15:08
05 августа
«Никаких противоречий у нас не было, они мусульмане, мы православные, никогда конфликтов не было» — свидетельница Вера Шиляева

Первый на сегодня свидетель — Вера Шиляева, 1950 года рождения, пенсионер.

Она соседка Мустафаевых, Сервера знает с 1990 года, когда ему было лет 5.

Вера Шиляева. Фото: «Крымская солидарность»

«Его воспитывали очень хорошо, дружные все были. Они трудолюбивые, работали, занимались, учились. Он сам любящий, вежливый, интеллигентный молодой человек. Очень общительный, умный мальчик, ещё со школы. Плохого ничего никогда не было. Со всеми ладил, нормально. Не было такого, чтоб он кого-то разделял, он всегда говорил вежливо и спокойно. Всегда открытый человек. Никаких противоречий у нас не было, они мусульмане, мы православные, никогда конфликтов не было».

О том, чтобы он предлагал кому-то запрещенную литературу, свидетельница не слышала. Так же не видела у него оружия и взрывчатки.

— Видели или слышали чтобы Сервер планировал захватить власть в Крыму? — спрашивает у Шиляевой адвокат Алексей Ладин.
— Нет, такого не было.

— Вера Васильевна, у вас есть ещё знакомые среди крымских татар его возрастра? — продолжает допрос адвокат Сергей Легостов.
— Нет, только старше.
— А из этих лиц кто-либо высказывал претензии, что он их вовлекал в какие-либо организации?
— Нет.
— Слышали о такой организации как Хизб ут-Тахрир?
— Нет.

Мустафаев благодарит свидетельницу, что она дождалась заседания, и за поддержку.

— Вот мы вместе росли, жили, семьи появились. Слышали ли вы чтобы от нас были какие-то правонарушения, конфликты?
— Нет, такого не было, вы были все такие дружные, сначала маленькие, потом взрослые. Даже соседи не делали вам замечания.

«До скорой встречи на воле», — пожелал ей Мустафаев.

— Можете охарактеризовать Мустафаева как инициативного человека? — спрашивает у свидетельница прокурор Евгениий Колпиков.
— Как? Такой же как все.

Суд попытался задать вопрос иначе, но прокурор попросил «не перефразировать» его вопросы. В ответ суд снимает вопрос вовсе.
Суд: вопрос снят

— Мустафаев совершал волевые поступки? — продолжает прокурор допрос, в зале смеются.
— Как вы можете описать его?
— Хороший честный парень.
— обладал ли этот хороший честный парень организаторскими способностями?
— В семье?
— Он обладает способностями повести за собой, убедить кого-то?
— Интересно, не понимаю.
— Совершал ли он какие-либо действия, чтобы воздействовать на кого-то?
— Нет.
— Всё, спасибо.

Судья спрашивает, есть ли еще вопросы. Прокурор отвечает, что нет, и свидетельницу отпускают.

17:04
05 августа
17:04
05 августа
Суд допрашивает свидетеля Шевкета Асанова, который рассказывает про Сейрана Салиева

Следующим допрашивают Шевкета Асанова, пенсионера, 1945 года рождения.

Шевкет Асанов. Фото: «Крымская солидарность»

Он начинает с рассказа о Сейране Салиеве: «Очень хорошая семья. Сейран рос, можно сказать, у меня на глазах».

Суд просит его говорить в сторону камеры, чтобы было слышно.

Асанов рассказывает, что в гостях у Салиевых не бывал, но иногда встречался с обвиняемым — «это был отличный парень».

— Он когда-либо проявлял агрессию, в драках участвовал? — спрашивает адвокат Ладин.
— Нет.
— Когда-либо Сайран Салиев говорил о превосходстве крымских татар над другими национальностями?
— Нет, не слышал
— Замечали за ним признаки конспирации?
— При встречи с ним? Нет.

Он также рассказывает о мечети 6 микрорайона Бахчисарая, где собирались обвиняемые, — доступ в мечеть был всегда свободный, телефонами пользоваться не запрещали.

— Говорил ли Сейран о необходимости построения Халифата насильственными методами? — продолжает адвокат.
— Нет, мы в общем говорили, не о каких Халифатах
— Вовлекал вас Салиев в религиозную экстремистскую организацию?
— Нет.
— Общение было об исламе традиционном или каком-то радикальном направлении?
— Нет.
— Слышали от него о необходимости свержения конституционного строя?
— Нет.
— У Салиева было оружие?
— Нет.
— Салиев предлагал вам для прочтения какую-либо экстремистскую литературу?
— Нет.

Из остальных обвиняемых свидетель вспоминает только Марлена Асанова:  «Я бы не сказал, что хорошо знаю, в кафе был, так салам алейкум и всё».

Вопросы задает Сейран Салиев. Он спрашивает через переводчика, замечал ли Асанов за ним что-то, в чем сейчас обвиняют. Свидетель отвечает, что нет.

Сервер Мустафаев тоже ведет допрос через переводчика.

— Вы сказали, что присутствовали на праздниках в мечетях, во время этих праздников были ли там конфликты, ссоры?
— Нет.
— Как чувствовали себя люди на этих праздниках, приходили ли они по собственному желанию?
— Не часто такое проводят, чтобы с едой, игрой, всё было хорошо, на высшем уровне.

Мустафаев благодарит его и говорит о надежде на скорую встречу.

Допрос продолжает прокурор. Он спрашивает, был ли у Салиева жив отец, когда свидетель его узнал, — Асанов не знает. Так же как, когда Салиев стал работать, занимался ли он спортом и чем зарабатывал до ареста.

— Является ли Салиев волевым человеком?
— Я как-то не присматривался к таким вещам.
— Он хороший семьянин, сколько у него детей?
— Четверо, — думаю, что хороший.
— Вы можете охарактеризовать его как рискового мужчину?
— Я не могу ответить на этот вопрос.

— Вам что-нибудь известно о его возможности собирать вокруг себя детей?
— Нет.
— Вы можете отличить радикальный ислам от не радикального?

Подсудимые возражают. Суд снимает вопрос. Колпиков громко возражает, ссылаясь на то, что такой вопрос задавал адвокат Ладин и его вопрос в контексте. Суд требует от прокурора встать и не перекрикивать коллегию. Вопрос остается снятым.

— При ваших встречах он был позитивно настроен? — продолжает прокурор.
— Да.
— Он располагал к себе, приятно было разговаривать?
— Я такой человек, мне всегда приятно поговорить

— Есть ли у него внутренний самоконтроль? — подсудимые заявляют, что это оценочное суждение о характере человека.
— По вашему мнению Салиев является честным человеком?
— Да.

Мемет Белялов заявляет возражение на вопросы прокурора, но суд разъясняет, что это его право и возражений на действия прокурора не предусмотрено.

«Тогда возражение на действия председательствующего, что он не снимает вопросы», — парирует Белялов.

Сервер Мустафаев тоже возражает, указывает на не одинаковое отношение к вопросам защиты и обвинения. Считает, что прокурор «с некоторой издёвкой» задавал вопросы и возражал на замечания суда.

Прокурор просит суд, чтобы сторона защиты разъяснила подсудимым нормы Уголовно-процессуального кодекса, замечания обвинению он называет не этичными.

«Давайте так, — все вопросы через суд, между собой вы ничего не решите», — принимает решение судья.

— Традиционный ислам предполагает насильственный захват власти? — спрашивает адвокат Ладин, чтобы убрать все противоречия.
— Нет, я не слышал, — отвечает свидетель и его отпускают.

17:22
05 августа
17:22
05 августа
Оружия, взрывчатки, запрещенной литературы не было, ни в какие организации не призывал — свидетель Айдер Исмаилов о Сейране Салиеве

Следующий свидетель — Айдер Исмаилов, пенсионер, 1949 года рождения.

Он тоже сосед Сейрана Салиева и знает его с детства.

«Это воспитанная семья, на свадьбе не было спиртного, не было отрицательных эмоций. Это человек который увлекался музыкой и был готов к любой работе. Надо кочегаром быть — будет кочегаром. Я знаю его мать, она правозащитница, она воспитывала его в духе уважения к старшим. Он всегда улыбающийся, всегда с добрым лицом. Его друзья были уважительные. Они спрашивали как и что правильно сделать».

Исмаилов рассказывает, что он заходил в мечеть 6 микрорайона Бахчисарая, — она всегда была открыта, никто проход не ограничивал. Иногда после намаза пожилые прихожане оставались выпить чаю.

Свидетель никогда не видел у Салиева взрывчатки, оружия и запрещенной литературы. Вступать в какие-то организации он его тоже никогда не приглашал. Зарабатывал разной деятельностью, среди друзей имел и не крымских татар, но никаких конфликтных ситуаций с ним не происходило.

Сервер Мустафаев приветствует свидетеля на крымско-татарском.

— Что вы знаете о организации Крымская солидарность, про участие подсудимых в ней?
— Это правозащитное движение. Они ставили на обсуждение вопросы нарушения прав и защищали их.
— Сторона обвинения выступает против нашего молодого поколения, против поколения стариков, скажите, было ли между нами какое-то давление и какие-то ссоры?
— Нет, я хочу сказать спасибо за то что они организовывали помощь нуждающимся.

Мустафаев благодарит свидетеля и желает ему, чтобы Всевышний был им доволен.

Суд на это просит сократить «лишнее общение со свидетелями»: «Председательствующий позволяет несколько слов сказать, но это не место для этого».

17:51
05 августа
17:51
05 августа
«Хороший мужик, который за своей семьёй смотрит» — свидетель Яя Исмаилов о Сейране Салиеве

Следующие заявленные защитой свидетели:

Эдем Муратов — пенсионер, 1953 года рождения, русский язык — «немного знаем».

Мерьем Муратова — пенсионерка, 1958 года рождения.

Но кроме них остался еще пенсионер Яя Исмаилов. Он тоже рассказывает о Сейране Салиеве, которого знает со школьных лет. Встречался с ним на празднованиях и намазах в мечети.

«Он отец четырех малолетних детей, он своим словом и своим поступком не может обидеть человека. Я его знаю со школьных лет, знаю как добропорядочного семьянина, нормальный хороший мужик, который за своей семьёй смотрит».

Никакой агрессии от Салиева свидетель не замечал, ни в какую организацию он его никогда не звал вступать. О перевороте в Крыму или какие-то экстремистские речи Исмаилов от Салиева не слышал.

Исмаилов посещал мечеть 6 микрорайона Бахчисарая, — там всегда было открыто, про телефоны никто ничего не говорил, если звонили — быстро выключали и все.

Из остальных обвиняемых свидетель знает только Марлена Асанова: «Виделись в мечети на праздничных мероприятиях и на джума намазах».

Сейран Салиев приветствует свидетеля на крымскотатарском, благодарит за прибытие

— Когда-либо с моей стороны вы слышали чтобы я призывал к каким либо террористическим действиям?
— Нет.
— Слышали ли вы или знаете чтобы я кого-либо призывал переехать в какое-то государство и воевать там?
— Нет.

Салиев снова благодарит свидетеля и желает ему успехов.

18:08
05 августа
18:08
05 августа
«Это даже смешно, Эдем и террористическая деятельность» — свидетельница Мерьем Муратова про Эдема Смаилова

Мерьем Муратова — пенсионерка, 1958 года рождения.

Она знает Эдема Смаилова — «бывало с электрички когда шёл, заходил попить чаю». Характеризует его «только с хорошей стороны». Зарабатывал ремонтами.

— Знаете о религиозной деятельности Смаилова? — спрашивает адвокат Эмиль Курбединов.
— То, что он якобы относится к партии Хизб ут-Тахрир, для меня новость конечно.

Смаилов приветствует свидетельницу.

— Видели ли вы, чтобы с моей стороны исходила какая-то ненависть из-за национальной или расовой принадлежности?
— Нет, за время общения ни разу не было призыва или агитации какой-либо. Это даже смешно, Эдем и террористическая деятельность.

Свидетельницу отпускают.

18:18
05 августа
18:18
05 августа
«Я так считаю, Эдем Смаилов — очень добропорядочный человек» — свидетель Эдем Муратов

Последний на сегодня свидетель — Эдем Муратов.

«Я так считаю, — говорит он. — Эдем Смаилов — очень добропорядочный человек, я ни разу в жизни от него не слышал бранного слова. Мне на стройке, как прорабу, приходилось сквернословить, а от него я даже не слышал такого. Он по своей природе располагает к спокойствию и гуманности».

Эдем Смаилов. Фото: Ґрати

Эдем Смаилов на крымскотатарском приветствует свидетеля, поздравляет с прошедшим праздником.

— Как вы можете охарактеризовать мою семью, моих родителей?
— Очень положительно, очень хорошо могу охарактеризовать родителей. Уважение к старшим — как положено, в восточных семьях.

Смаилов благодарит его. Свидетели на сегодня закончились.

Суд определяет даты следующих заседаний:

Завтра, 10-12 августа, 17-18 и 20-го.

19:00
05 августа
19:00
05 августа
Сервер Мустафаев перечисляет все накопившиеся возражения на действия суда

Перед окончание заседания, суд предоставляет возможность Серверу Мустафаеву высказать накопившиеся возражения.

Мустафаев возражает на бездействие председательствующего во время допроса свидетелей, когда прокурор задавал вопросы с использованием исламских терминов, при том что суд снимал такие же вопросы у подсудимых.

Еще одно возражение на то, как председательствующий прерывал свидетелей, когда те старались удобным и понятным им языком высказать ответ на вопрос.

«Вчера свидетель говорил 9 минут, когда он попробовал выразить свою мысль — суд его прерывал. Когда говорили свидетели обвинения, суд позволял им говорить больше и наговаривать, самое неприятное».

Еще одно возражение на вчерашние действия председательствующего в 14:45, когда стало известно, что следующий свидетель явится через 10 минут. Суд не стал его дожидаться и инициировал вопрос, который нельзя было решить за выделенное время. Человек в возрасте прождал весь день и вынужден был прийти ещё раз сегодня.

«Мы видим, что председательствующий не до конца честен, когда говорит о сроках и регламенте. Когда доказательства представляла сторона обвинения, мы проводили заседание и до 8 часов, и до 9».

Суд просит Мустафаева придерживаться сути возражений и не переходить в аргументацию апелляции.

Возражение на действия председательствующего в части прерываний самого Мустафаева, когда его прерывали на словах о российском гражданстве и скрытых свидетелях.

Также возражение на прерывание выступления, когда Мустафаев высказывал возражение в связи с отсутствием аргументации со стороны прокурора при мотивировке продления меры пресечения.

Возражение на то, что вчерашние отводы рассматривались сегодня, несмотря на то, что Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает немедленное рассмотрение отводов. «Такое неоднократно происходит в этом процессе», — добавляет Мустафаев.

Возражение на отказ в удовлетворении бытовых потребностей, отказ в оправке, что сравнимо с пытками. Суд не позволил дополнить пояснение адвоката Алексея Ладина о том, какие именно пытки происходят.

Возражение на нарушение плана защиты по представлению доказательств.

Возражение на ежедневные лишения прогулок, возможности встретиться с врачом, с адвокатом и консулом из-за графика заседаний.

Возражение на предоставляемые пайки, которые приходят со свининой и с плесенью.

«Я злонамеренности в ваших длинных речах не вижу, но возражения они пах-пах — быстро, а это, по сути, апелляционная жалоба, — отвечает ему судья Ризван Зубаиров. — Для кого вы говорите? Суд слушает, но это доводы апелляционной жалобы. Вы либо тяните время, либо не для суда это говорите. Ограничить вас я не вижу необходимости, защита представляет доказательства. Возражения это не апелляционная жалоба. Впредь имейте ввиду, их суть отличается».

Мустафаев также заявил возражения на опоздания суда, условия в «аквариуме». Еще одно возражение на замечание адвокату Эдему Семедляеву.

Мустафаев выражает надежду, что возражения будут услышаны.

Суд объявляет перерыв до завтрашнего утра.