Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День двенадцатый

20 января
16:52 В заседании перерыв до 27 января
16:31 Вопросы свидетелю задает обвиняемый Эдем Смаилов
14:59 Сервер Мустафаев продолжает допрос свидетеля Николая Артыкбаева
12:33 Возражения и вопросы Сервера Мустафаева
11:50 Допрос продолжают адвокаты Тарас Омельченко и Лиля Гемеджи
10:55 Свидетеля допрашивает адвокат Айдер Азаматов
10:40 Защита продолжает допрос свидетеля Артыкбаева
09:00 Коротко о деле. Что происходило на предыдущих заседаниях
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День двенадцатый
Крымские татары читают дуа – молитву о судьбе политзаключенных. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
  • В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами – фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
09:00
20 января
09:00
20 января
Коротко о деле. Что происходило на предыдущих заседаниях

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев, были задержаны и арестованы позже – 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День одиннадцатый

На последних десяти заседаниях суд допрашивал основного свидетеля обвинения – оперативного сотрудника ФСБ, бывшего работника СБУ, Николая Артыкбаева. Оперативник рассказал, что в 2015 году организовал прослушку и наблюдение за встречами бахчисарайских мусульман в том числе в местной мечети. С имамом этой мечети, которую контролирует пророссийское Духовное управление мусульман Крыма, у некоторых прихожан, которых следствие считает членами Хизб ут-Тахрир, был конфликт. Обвиняемые по делу считают, что в том  числе из-за этого конфликта было инициировано уголовное дело.

Результаты прослушки, а также показания скрытых свидетелей, стали основанием для обвинения восьми крымских татар из Бахчисарая в принадлежности к исламской партии. Защита на протяжении всего допроса пытается выяснить источник осведомленности ФСБ, чтобы проверить информацию, однако свидетель не называет имен. Также адвокаты считают, что судейская коллегия во главе с судьей Ризваном Зубаировым намеренно отклоняет большинство вопросов защиты и подсудимых, чтобы дать свидетелю возможность уйти от ответов. Несколько раз судье был заявлен отвод, а конфликт его и Сервера Мустафаева закончился удалением обвиняемого из зала суда на одном из последних заседаний.

Сегодня суд намерен закончить допрос Артыкбаева. Его допросили прокурор и почти все подсудимые и их адвокаты. После этого суд должен приступит к допросу засекреченных свидетелей.

10:40
20 января
10:40
20 января
Защита продолжает допрос свидетеля Артыкбаева

Вопросы задает Эдем Семедляев — адвокат Мемета Белялова. Он участвует в заседании по видеосвязи из Крымского гарнизонного военного суда и продолжает расспрашивать оперативника ФСБ о деятельности Хизб ут-Тахрир якобы направленной на свержение действующей власти.

Мемет Белялов. Фото: «Крымская солидарность»

— Кого вы имеете ввиду под действующей властью?
— Действующая власть — власть действующая в том государстве, в котором осуществляет свою деятельность Хизб ут-Тахрир, — отвечает Артыкбаев
— Сколько раз спровоцировал действующую власть мой подзащитный Белялов?
— Не установлено.

Семедляев также интересуется, откуда Артыкбаеву известно о том, как Хизб ут-Тахрир создаёт видимость создания халифата. Возникла заминка — суд уточнил у свидетеля, понял ли он вопрос. Свидетель ответил утвердительно, после чего что судья бросил: «тогда отвечайте, что подсказывать надо?». По залу прошел тихий смех —  ранее подсудимые и адвокаты жаловались на то, что суд действительно подсказывает свидетелю и снимает вопросы в пользу обвинения.

Председательствующий судья Ризван Зубаиров и сегодня продолжает снимать вопросы защиты с формулировкой — «ранее задавались», а то и вовсе без объяснения. Против этого уже  несколько раз возражали посдсудимые Белялов и Сервер Мустафаев — при таком подходе судебный допрос вообще не имеет смысла, считают они, ведь все ответы и так находятся в материалах дела и в показаниях.

Прокурор Евгений Колпиков в свою очередь обвинил адвоката Семедляева в затягивании допроса.

Видеосвязь, по которой сегодня ведут допрос адвокаты обвиняемых, неустойчивая и переодически заикается. Суду приходится просить повторять вопросы и ответы.

 

 

 

10:55
20 января
10:55
20 января
Свидетеля допрашивает адвокат Айдер Азаматов

Первый же вопрос о методах конспирации его клиента Эрнеса Аметова при входе в мечеть суд снимает «как ранее заданный», несмотря на протесты подсудимого Белялова.

— Каким образом Аметов противодействовал и какие методы противодействия правоохранительным органам он оказывал? — продолжает адвокат Азаматов.

—  С целью противодействия, как я уже отвечал, он использовал меры конспирации, не использовал литературу в бумажном виде, — говорит Артыкбаев.

— По вашим словам противодействие — это хранение литературы?

Суд снова снимает вопрос и несколько последующих о документировании ФСБ деятельности Эрнеса Аметова. Тогда Эрнес Азаматов спрашивает самого Аметова, состоял ли он в Хизб ут-Тахрир и присягал ли организации на верность. Получив отрицательный ответ он заканчивает допрос.

Эрнес Аметов. Фото: «Крымская солидарность»

 

11:50
20 января
11:50
20 января
Допрос продолжают адвокаты Тарас Омельченко и Лиля Гемеджи

Тарас Омельченко, защитник Тимура Ибрагимова, спрашивает: почему ФСБ следило за Хизб ут-Тахрир, если сам свидетель ранее утверждал, на первых двух стадиях организация вела исключительно мирную деятельность?

— Я не вижу противоречий, они делают вид, что деятельность мирная, — отвечает Артыкбаев.

—  На какой стадии вы пресекли их деятельность?

— На второй.

Артыкбаев также не смог вспомнить, угрожал ли Тимур Ибрагимов кому-то из скрытых свидетелей. На вопрос о том, могла ли Хизб ут-Тахрир проводить сухбеты (встречи) с согласования Духовного управления мусульман Крыма, он утверждает, что организации запрещено проводить встречи.

После того как судья снимает очередной вопрос Омельченко, к допросу приступает адвокатка Лиля Гемеджи. Она спрашивает, чем кроме опроса свидетелей подтверждалась информация о том, что ее клиент, Сервер Мустафаев являлся мушрифом — духовным учителем.

Адвокатка Лиля Гемеджи. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— Вопрос понятен, я уже отвечал на него. Был проведён комплекс оперативно-розыскных мероприятий, также было проведено исследование, — говорит Артыкбаев.

— В этом исследовании есть подтверждение того, что Мустафаев мушриф?

— Это находится в материалах дела, — уклоняется свидетель. Он не может вспомнить, сколько конкретно встреч провел Мустафаев, какую именно литературу преподавала на них, и как именно опрашиваемые узнали о группе, которую Мустафаев якобы возглавлял  в качестве мушрифа?

12:33
20 января
12:33
20 января
Возражения и вопросы Сервера Мустафаева

Слово берет Сервер Мустафаев — координатор общественного объединения «Крымская солидарность». Артыкбаев утверждает, что в структуре партии он являлся мушрифом – учителем и вовлекал в ячейку новых членов.

Еще с предыдущих заседаний у Мустафаева накопились возражения: на удаление с заседания 24 декабря, замечания председателя, вынесенные уже после объявления перерыва, на ограничение права на собственное мнение о правомочности применения  украинского законодательства и международных резолюций и права на заявление ходастейств. Подсудимый также считает, что суд заведомо стает на стороны обвинения, позволяя Артыкбаеву давать уклончивые ответы, которые нельзя уточнять.

—  На видеозаписях митинга Хизб ут-Тахрир, где я якобы принимал участие, что я делал? Как я провоцировал органы власти на конфликт?

Артыкбаев не может вспомнить. Тогда Мустафаев пытается выяснить у фсб-шника, в чем именно выражалось его непринятие действующего законодательства той страны, где проживал.

— Они (члены Хизб ут-Тахрир — Ґ) не участвуют в выборах, не признают другие режимы, такие как коммунизм и демократия, — обобщает свидетель.

— В отношении Мустафаева это…? —  безрезультатно пытается уточнить судья Зубаиров.

Сам Мустафаев пытается напомнить, что участие в выборах — право, а не обязанность гражданина и спрашивает о других свидетельствах собственного непризнания власти — уклонениях от уплаты алиментов или штрафов.

—  А в отношении остальных свидетелей?

— Помню они призывали не ходить на выборы, остальные не помню, — продолжает Артыкбаев.

— Они это кто? Подсудимые? — уточняет суд.

— Да-да.

Адвокаты вновь возражают против того, что судьи переформулируют вопросы, помогая Артыкбаеву уклоняться от ответа. Суд утверждает, что что даёт разъяснения как раз для помощи подсудимым, как неопытным участникам процесса. Сервер Мустафаев также обращает внимание, что свидетель каждый раз ждет, что суд снимет вопрос прежде чем начать на него отвечать.

— Где и сколько денежных средств я получал от Амзаева (главы информационного офиса Хизб ут-Тахрир в Украине Фазыла Амзаева — Ґ)? — продолжает он.

— Я не помню сумму.

— Какие суммы мной перевозились через границу?

— Можно перевозить суммы не требующие декларации, специального досмотра не проводилось.

— Информация о провозе денежных средств не требующих декларации в отношении Мустафаева зафиксирована? — уточняет суд.

— Нет, — говорит Артыкбаев, при этом не отрицая, что за Мустафаевым велось наружное наблюдение.

Суд объявил часовой перерыв в заседании.

14:59
20 января
14:59
20 января
Сервер Мустафаев продолжает допрос свидетеля Николая Артыкбаева

После перерыва обвиняемый координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев продолжил расспрашивать оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева о доказательствах собственной антигосударственной деятельности. Артыкбаев не может вспомнить, как именно и когда подсудимый агитировал за отказ от участия в выборах, привлекался ли за это к ответственности, проявлял ли агрессию в отношение имама Рамазана Асманова, запретившему ему проводить встречу в мечети, марку его телефона и другие подробности.

После замечания Мустафаева суд начинает снимать его вопросы в частности о о том, является ли слово «халифат» сугубо термином Хизб ут-Тахрир  и в чем конкретно выражалось распространение пропаганды со стороны подсудимых?

—  Известно вам что мне перед задержанием мне звонил сотрудник ФСБ и пояснял, что это в моих интересах? — продолжает обвиняемый.

— Не знаю, может это пранк был? — под смех в зале и сам Артыкбаев улыбается.

— Известно ли вам о наличии у меня желания скрыться?

—  У меня такой информации нет.

Мустафаев обращает внимание суда, что это противоречит данным прокуратуры, которая, обосновывая его арест отмечала желание скрыться в целях избежания наказания. Суд снимает еще несколько его вопросах о скрытых свидетелях и методах работы ФСБ, после чего обвиняемых прекращает допрос оперуполномоченного.

16:31
20 января
16:31
20 января
Вопросы свидетелю задает обвиняемый Эдем Смаилов

Эдем Смаилов. Фото: Ґрати

Подсудимый Эдем Смаилов, которого секретные свидетели также называли одним из учителей-мушрифов бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир, пытается выяснить у оперативника ФСБ, называл ли его террористом кто-то кроме привлеченных экспертов, например, соседи. Суд вновь снимает вопрос, так как ответ на него может раскрыть осведомителей российских спецслужб.

Адвокат Алексей Ладин возражает, усматривая в снятом вопросе демонстрацию обвинительного уклона — он считает  вопрос важным, необходимым для выяснения объективности проведённых оперативно-розыскных мероприятий.

— Был ли я нарушителем общественного порядка? Вызывали ли вы меня на профилактическую беседу?, — продолжает Смаилов.

— Не вызывал, — признает Артыкбаев.

— Когда вы говорили о трёх этапах (деятельности Хизб ут-Тахрир — Ґ), вы назвали книги. В какой из них говорится о этих трёх этапах?

— Я точно не помню.

Суд снимает еще ряд вопросов Смаилова и объявляет 15-минутный перерыв для общения подсудимого с адвокатом.

После перерыва адвокат Эмиль Курбединов просит после 17:00 объявить перерыв в заседании — он представляет 4 обвиняемых, и опаздывает на самолет. Судья Ризван Зубаиров настаивает на том, что сторона защиты сама решает, сколько вопросов задавать — суд рассчитывает закончить допрос Артыкбаева сегодня.

Судьи снимает серию вопросов Смаилова о том, что такое «внушение», «обработка», «отличие внушённых от не внушённых», «насильственный приход к власти», «источники информации»,  «соотношение власти и правления» — набор тезисов из показаний оперуполномоченного. Суд даёт разъяснение, что свидетель понимает значения слов из русского языка, скорее всего, также как подсудимый.

— Какую власть мы хотим захватить, духовную или светскую? — спрашивает подсудимый.

— Снимается вопрос, вам конкретное обвинение предъявлено, — отрезает судья Зубаиров.

—  Есть ли информация о подготавливаемых мною террористических актах?

Артыкбаев говорит, что не располагает подробной информацией.

К допросу приступает Мемет Белялов, у него 50 вопросов.

— Фамилия и имя следователя который проводил ваш допрос? — начинает обвиняемый.

— Я не помню, — отвечает Артыкбаев.

Суд делает предупреждение Белялову  — считает, что подсудимый задаёт вопросы ради вопросов. Адвокат Эмиль Ккурбединов подает официальное ходатайство о перерыве. Судьи вновь предлагают скомпоновать только важные вопросы. После недолгих прений с прокурором и адвокатами они в конце концов соглашаются объявить перерыв до 10:00 27 января.

 

 

16:52
20 января
16:52
20 января
В заседании перерыв до 27 января

Родственники прощаются с подсудимыми и адвокатом Эмилем Курбединовым, который торопится на самолет. К обвиняемому Сулейманау Асанову супруга во второй раз привезла из Крыма старших сыновей — Саида и Сейтмамута. Ради встречи с отцом они проехали 600 км и пропустили школу.

Сыновья Марлена Асанова в Южном окружном военном суде Ростова-на-Дону 20 января 2020 года. Фото: «Крымская солидарность»