Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День двадцать четвертый — допрос засекреченного свидетеля

27 февраля
15:30 «Когда были обыски, он выкрикивал в адрес правоохранительных органов нецензурные слова» — свидетель об антироссийской деятельности Марлена Асанова
15:01 «Каким образом вы каждый раз оказывались рядом?» — «Не могу вспомнить». Свидетель утверждает, что Сейран Салиев распространял учение Хизб ут-Тахрир среди детей
14:11 «Я точно не помню, какой разговор был» — свидетель о вербовке обвиняемыми военнослужащих
11:54 «Я не могу ответить, так как это было давно» — стандартный ответ свидетеля почти на все вопросы. Допрос ведет адвокат Алексей Ладин
09:00 Коротко о деле и предыдущих заседаниях
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День двадцать четвертый — допрос засекреченного свидетеля
Обвиняемые по делу «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Фото: «Крымская солидарность»
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами — фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран.«Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
09:00
27 февраля
09:00
27 февраля
Коротко о деле и предыдущих заседаниях

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев были задержаны и арестованы позже — 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День двадцать третий — отводы суду и допрос засекреченного свидетеля

На протяжении двух последних заседаний суд допрашивал засекреченного свидетеля обвинения под псевдонимом «Исмаилов». Он выступает измененным техническим голосом по аудио-связи. Свидетель утверждает, что присутствовал вместе с обвиняемыми в мечети на встречах сторонников и членов Хизб ут-Тахрир в мечети Бахчисарая. Он прямо указывает на фигурантов дела, как на членов исламской партии, но при этом не может рассказать ничего об обстоятельствах встреч и разговоров. Утверждает, что не помнит где он виделся с обвиняемыми, о чем они говорили.

Под засекреченным свидетелем, по мнению защиты и обвиняемых, скрывается Константин Алексеев — он приехал из Латвии в Крым и принял ислам. Его показания, тоже в качестве засекреченного свидетеля, следствие использовало и в деле «Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир» в 2016 году.

11:54
27 февраля
11:54
27 февраля
«Я не могу ответить, так как это было давно» — стандартный ответ свидетеля почти на все вопросы. Допрос ведет адвокат Алексей Ладин

Заседание начинается с большим опозданием — приставы объясняют, что затянулось этапирование подсудимых из СИЗО. Зато за это время освободился большой зал суда, куда поместились все родственники, слушатели и журналисты.

Сразу после начала заседания судья Ризван Зубаиров предупреждает, что все возражения и ходатайство он намерен рассмотреть после окончания допроса свидетеля. При этом сам приобщает к материалам дела несколько документов, в том числе сегодняшнюю справку из медчасти СИЗО, в которой говорится, что состояние подсудимых удовлетворительное и позволяет им принимать участие в заседании. Сами подсудимые из «аквариума» говорят, что их никто не осматривал, чтобы делать такие выводы. Адвокаты пытаются возражать против приобщения, но суд не позволяет им высказаться.

Сейран Салиев предупреждает суд, что это нарушает его права. «Вы не можете делать предупреждения суду, — ответил ему судья. — Ведите себя так, чтобы это не было расценено, как угроза».

Допрос свидетеля продолжается.

Адвокат Алексей Ладин обращает внимание на то, что свидетель часто отвечал фразами «никак нет», «так точно», и спрашивает у него: «Вы имеете отношение к органам ФСБ, являетесь или являлись военнослужащим или сотрудником?». Свидетель отвечает, что нет.

Адвокат Алексей Ладин. Фото: Ґрати

Почти на все вопросы «Исмаилов» не может ответить, ссылаясь на то, что не помнит событий.

Так, он не смог вспомнить, о чем говорил с Меметом Беляловым, которого называет причастным к Хизб ут-Тахрир, где он с ним встречался («где-то в Крыму» — ответил свидетель) и вообще все обстоятельства встреч и разговоров. Фактически, свидетель только делает утверждения о причастности фигурантов дела к Хизб ут-Тахрир, но никаких пояснений дать не может.

— Когда вы узнали о партии Хизб ут-Тахрир?
— Где-то в 2017 году.

Показания Константина Алексеева, также в качестве засекреченного свидетеля, имеются в деле «Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир» — четверо крымских татар были задержаны в мае 2016 года. Однако «Исмаилов» утверждает, что не знает их.

— Оказывали на вас сотрудники ФСБ давление? — спрашивает у него Ладин.
— Нет.
— Беседы во время доставки вас в суд вы ведёте с сотрудниками ФСБ?
— Не могу ответить.
— Вы о чём-то разговариваете или всё происходит молча?
— Нет.
— Нет — что?
— Не веду бесед.

Адвокат вновь спрашивает про Белялова и Сервер Зекирьяева, но свидетель ничего не помнит. Проявляли ли подсудимые агрессию к нему или кому-то еще, провоцировали ли на конфликт, — ничего из этого свидетель не помнит.

— Высказывался ли Зекирьяев негативно о правительстве Российской Федерации?
— Один раз это было в мечети.
— В каком году?
— Точно не могу сказать, в 2016 или начало 2017.

Адвокат уточняет, были ли это призывы к свержению российских властей, но свидетель не помнит и утверждает, что все есть в материалах дела.

— Белялов завербовал кого-либо в сторонники Хизб ут-Тахрир?
— Не помню.
— А Зекирьяев завербовал кого-либо в сторонники Хизб ут-Тахрир?
— Если и да, то я не могу ответить, так как это было давно.

14:11
27 февраля
14:11
27 февраля
«Я точно не помню, какой разговор был» — свидетель о вербовке обвиняемыми военнослужащих

Одним из доказательств насильственных планов обвиняемых следствие называет подыскивание ими неких военнослужащих для вербовки их в члены Хизб ут-Тахрир. Об этом во время допроса говорил на основании информации от неназванных лиц оперуполномоченный ФСБ Николай Артыкбаев.

Адвокат Алексей Ладин расспрашивает свидетеля, известно ли ему что-то о вербовки обвиняемыми военнослужащих. «Я точно не помню, какой разговор был», — отвечает «Исмаилов», но утверждает, что между собой говорили Белялов и Зекирьяев. О чем говорили, где, во что они были в это время одеты, — свидетель не помнит.

— Речь шла о законченной вербовке или предполагаемой?
— Я не знаю.
— Об одном военнослужащим или нескольких?
— Не знаю.

— Военнослужащим какой страны?
— России.
— Конкретные лица назывались?
— Не назывались, я не помню.

— Это могло быть обсуждение художественного фильма? — спрашивает адвокат, но прокурор возражает и суд снимает вопрос.

— Речь шла о реальных людях?
— Я думаю да, о живых людях.
— Я правильно понял, вы думаете?
— Да.

15:01
27 февраля
15:01
27 февраля
«Каким образом вы каждый раз оказывались рядом?» — «Не могу вспомнить». Свидетель утверждает, что Сейран Салиев распространял учение Хизб ут-Тахрир среди детей

Дальше адвокат спрашивает свидетеля об обвиняемом Сейране Салиеве.

«Исмаилов» рассказывает, что познакомился с Салиевым где-то в 2016-2017 годах. О том, что он член Хизб ут-Тахрир свидетелю стало известно «скорее всего до задержания». Он говорил со свидетелем о конспирации, но где и о чем именно — «Исмаилов» не помнит, кроме совета выключать телефон во время встреч верующих.

— Почему же, несмотря на неоднократный инструктаж, вы не соблюли эти методы конспирации?
— Я иногда выключал иногда нет, потому что забывал выключить телефон.

На десятки вопросов о встречах с Салиевым, о том, где он живет и чем занимается, свидетель ничего сказать не смог.

В показаниях следствию свидетель утверждал, что Салиев записывал видеоролики «на тематику Хизб ут-Тахрир». В суде он этого уже вспомнить не смог.

На все вопросы о причастности Салиева к террористической деятельности — вербовке, финансированию, подготовке терактов — свидетель отвечает «не знаю».

«Исмаилов» также утверждал, что Салиев распространял учение Хизб ут-Тахрир среди несовершеннолетних — детей от 10 до 15 лет. Свидетель рассказывает, что Салиев сопровождал детей на выездах (куда и где собирались дети он не знает), которые проводились на заказном маршрутном такси в 2016-2017 годах (когда точно он не помнит). Дети были из Бахчисарая, выездов свидетель насчитал 5-7. Он утверждает, что наблюдал их лично.

— Каким образом вы каждый раз оказывались рядом?
— Не могу вспомнить.

В зале смеются.

— Вам было известно, что Салиев работает гидом, экскурсоводом? — спрашивает его после рассказа адвокат.
— Нет, не было.

Свидетель рассказывает, что неоднократно слышал обсуждения разных вопросов, связанных с Хизб ут-Тахрир между обвиняемыми, которые они вели в мечети.

— Вы приближённый в ячейке Хизб ут-Тахрир?
— Нет.
— Каким образом вам неоднократно стала известна информация для приближённых?
— Когда они выходили, они обсуждали, — отвечает свидетель.

Ладин отмечает, что суд так и не смог выяснить источник информации о том, что Салиев якобы распространял учение исламской партии среди несовершеннолетних, и заканчивает допрос свидетеля.

15:30
27 февраля
15:30
27 февраля
«Когда были обыски, он выкрикивал в адрес правоохранительных органов нецензурные слова» — свидетель об антироссийской деятельности Марлена Асанова

Допрос свидетеля продолжает адвокат Эмиль Курбединов. В деле он защищает Марлена Асанова.

Эмиль Курбединов в Верховном суде РФ. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Свидетель утверждает, что Асанов вербовал сторонников Хизб ут-Тахрир, но когда, кого именно, как — он не знает или не помнит.

— Почему вы решили что это была вербовка?
— Это было давно, я не помню. То, что помнил — указал в материалах дела.

— Видели какую-либо антироссийскую деятельность Асанова? — спрашивает адвокат.
— Вспоминаю случаи, когда были обыски, он выкрикивал в адрес правоохранительных органов нецензурные слова.
— А вы в качестве кого были на обыске? — интересуется адвокат, но суд снимает вопрос.

Перед перерывом адвокат успевает спросить про финансирование Хизб ут-Тахрир. Свидетель в показаниях утверждает, что на деятельность партии собиралась 10 часть доходов, и он однажды тоже передавал деньги.

— Почему вы деньги передали только один раз, если выплаты ежемесячные? — спрашивает Курбединов.
— У меня не было возможностей передать.
— Финансовых или физических?
— Финансовых.

На этом сегодняшнее заседание заканчивается. Сервер Мустафаев возражает против снятия судом вопросов, которые направлены на выяснение обстоятельств, и просит перерыв. Суд объявляет на пять минут, а потом и вовсе прерывает процесс до завтрашнего утра.

Все выходят из зала. На улице адвокаты кмментируют заседание.

«Показания скрытого свидетеля, который не мог ответить почти на все вопросы, несостоятельны. В цивилизованном суде его показания не принимались бы, но для обвинения эти показания, как спасательный круг», — говорит Курбединов.

Алексей Ладин вспоминает про документы, которые суд в самом начале заседания приобщил к материалам дела. Медицинскую справку из СИЗО он называет «фикцией и формальностью», поскольку фактически осмотры не проводились. Кроме нее суд наконец приобщил ходатайства об изменении расписания заседаний — они идут каждый день на протяжении уже нескольких недель — но обещал их рассмотреть лишь после допроса свидетеля.

Обвиняемых в изоляторе должны посетить члены Общественной наблюдательной комиссии (органа общественного  контроля за исполнением прав заключенных в России — Ґ ), но им придется встречаться в выходные дни — в будние заключенных в изоляторе не застать из-за участия в судебном процессе.

В это время из суда выезжает кортеж с обвиняемыми — их этапируют в СИЗО. Родственники машут им и кричат слова поддержки.