Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День девятый — удаление Сервера Мустафаева

24 декабря
16:16 Адвокаты просят прервать заседание. Следующее состоится уже в 2020 году
16:06 Суд снимает почти все вопросы свидетелю. «У меня есть право всех здесь перебивать!» – судья Ризван Зубаиров
14:55 Допрос свидетеля продолжает Мемет Белялов, но суд снимает почти все вопросы. А в конце угрожает удалить подсудимого вслед за Сервером Мустафаевым
14:35 «Такое ощущение, что он вам свой мозг пересадил» – Сервер Мустафаев судье из-за снятия вопросов свидетелю. Мустафаева удаляют из зала суда
14:07 «Могли бы и не рассматривать, сразу назначить срок» – реакция крымских татар на решение Верховного суда по делу «Первой Симферопольской группы Хизб ут-Тахрир»
13:00 Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Допрос оперуполномоченного Николая Артыкбаева, который продолжается уже восемь заседаний
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День девятый — удаление Сервера Мустафаева
Крымские мусульмане проводят дуа за политзаключенных. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами - фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
13:00
24 декабря
13:00
24 декабря
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Допрос оперуполномоченного Николая Артыкбаева, который продолжается уже восемь заседаний

12 октября 2017 года после обысков сотрудниками Федеральной службы безопасности были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они активисты организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и Сервер Мустафаев – координатор «Крымской солидарности», были задержаны и арестованы позже – 22 мая 2018 года.

По версии ФСБ, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и считают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

На протяжении нескольких последних заседаний в суде допрашивали первого и одного из основных свидетелей обвинения – оперуполномоченного ФСБ, бывшего сотрудника СБУ Николая Артыкбаева. Оперативник рассказал, как организовал наблюдение за мусульманами в Бахчисарае и прослушку их встреч, в том числе в мечети города. Материалы прослушки он лично расшифровал и передал в следственный отдел управления ФСБ для экспертизы. По большей части, рассказывая о предполагаемом участии подсудимых в Хизб ут-Тахрир, оперуполномоченный ссылался на засекреченных свидетелей и информаторов ФСБ среди крымских мусульман. Их показания, материалы прослушки и экспертиза этих материалов – стали основанием для уголовного дела.

Кроме того, Артыкбаев рассказал о конфликте мусульман Бахчисарая, которых называл приверженцами Хизб ут-Тахрир с Духовным управлением мусульман Крыма за влияние в мечети. Местный имам также заявлен свидетелем обвинения, его допрос должен состояться позже.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День восьмой

На последнем заседании допрос Артыкбаева продолжил Сервер Мустафаев – почти на все его вопросы свидетель отвечал, что не помнит или не знает. Заседание было коротким, с обеда даже не до конца рабочего дня, и сегодня допрос должен быть продолжен.

14:07
24 декабря
14:07
24 декабря
«Могли бы и не рассматривать, сразу назначить срок» – реакция крымских татар на решение Верховного суда по делу «Первой Симферопольской группы Хизб ут-Тахрир»

Слушатели и адвокаты стоят в коридоре, заседание снова не начинается вовремя. Жены подсудимых с адвокатом Айдером Азаматовым общаются по поводу ходатайств.

Журналисты Грани.ру и «Крымской солидарности» готовятся снимать в перерыве заседаний. В ответ на вчерашнюю жалобу на запрет съемки в суде пресс-секретарь сегодня объявила, что суд не препятствует деятельности журналистов и разрешает съемку.

В суд пришел консул Украины Тарас Малышевский, принес украинские конфеты и угощает ими родственников подсудимых.

Консул Украины Тарас Малышевский принес конфеты родственникам подсудимых. Фото: Ґрати

Все в коридоре смотрят прямой эфир из Верховного суда РФ, где суд сократил срок заключения фигурантам дела «Первой Симферопольской группы Хизб ут-Тахрир» всего на полгода.

Верховный суд РФ в апелляции смягчил приговор по делу «Первой Симферопольской группы Хизб ут-Тахрир» на полгода каждому обвиняемому

«Это политическое заказное дело. Так к этому и нужно относиться, – говорит отец Сервера Мустафаева Рустем. – Могли бы и не рассматривать, сразу назначить срок. Ничего бы не изменилось. Это не суд, а судилище,  показуха». «Но мы все равно должны приходить в суды и показывать солидарность народа. И показывать власти, что никто не боится» – отвечает ему кто-то из пожилых родственников.

Супруга Марлена Асанова Айше была на свидании с супругом и рассказывает: «Спрашивал обо всем и обо всех. Передал благодарность за открытки от стола писем «Яз, умметим!». Говорит, что это его очень вдохновляет. Всех их вдохновляет. Сказал, что во сне постоянно с семьей. Казалось бы, я должна была его вдохновлять и поддерживать сегодня, но наоборот он меня вдохновил и зарядил новыми силами».

«Яз умметим!» («Пиши, моя умма» – Ґ ) — общественная инициатива, возникшая в крымскотатарском народе. Во время каждой ежемесячной встречи «Крымской солидарности» участники пишут письма поддержки политзаключённым, для которых зачастую это единственный способ коммуникации с внешним миром. За полтора года акции было отправлено уже больше 10000 открыток и больше 5000 писем.

Адвокаты между собой говорят, что с таким графиком заседаний, который установил суд на ближайшие месяцы, и практикой когда подсудимых доставляют в суд к 10 часам утра, а возвращают в СИЗО после ужина – они не смогут нормально есть три дня в неделю. В обед им дают печенье – и часто, как они демонстрировали в суде, с плесенью, чай и свиной паштет, который они не могут есть по религиозным причинам. В суде несколько раз звучали жалобы на питание и от адвокатов и от самих подзащитных, но ситуация так и не разрешилась.

Всех запускают в зал, но судей еще нет. Экран видео-связи уже включен – в Крымском гарнизонном суде свидетель – оперуполномоченный Николай Артыкбаев и переводчик. Пристав в очередной раз напоминает, что судья не давал разрешения на съемку во время процесса. Адвокаты общаются с подзащитными. Подсудимые через стекло «аквариума» машут родственникам и активистам «Крымской солидарности» в зале суда.

Крымские татары в зале Южного окружного военного суда. Фото: Ґрати

Сейран Салиев читает намаз прямо в «аквариуме». В зал заходит суд и заседание начинается.

14:35
24 декабря
14:35
24 декабря
«Такое ощущение, что он вам свой мозг пересадил» – Сервер Мустафаев судье из-за снятия вопросов свидетелю. Мустафаева удаляют из зала суда

Адвокаты сразу предупреждают суд, что из-за самолета могут присутствовать только до 16:30. «До этого еще поработать надо» – отвечает судья Ризван Зубаиров.

Допрос оперуполномоченного Николая Артыкбаева продолжает Сервер Мустафаев, который в продолжение своих прошлых вопросов спрашивает, отличает ли свидетель официальные и не официальные мероприятия Хизб ут-Тахрир. «Официальные – где члены Хизб ут-Тахрир позиционируют себя как члены этой организации. На не официальных они это скрывают» – отвечает Артыкбаев.

После этого Артыкбаев вновь почти на все отвечает, что он не помнит. В том числе на вопрос где и кому лично Мустафаев представлял себя как члена Хизб ут-Тахрир. Мустафаев попытался уточнить вопрос, но суд ему не позволил.

В показаниях следствию Артыкбаев утверждает, что Мустафаев находился в Хизб ут-Тахрир по меньше мере десять последних лет. Обвиняемый пытается задать вопрос – знает ли свидетель, что он не жил в Крыму несколько лет, пока учился в институте в Киеве. Но суд снова снимает вопрос.

— Вы все мои вопросы намерены снимать? – начинает закипать Мустафаев.
— Не задавайте вопросы суду, свидетеля спрашивайте.
— А я кого, Ленина что ли спрашиваю.

Суд объявляет Мустафаеву предупреждение «за пререкание с председательствующим».

Сервер Мустафаев. Фото: «Крымская солидарность»

— В показаниях вы утверждаете, что Хизб ут-Тахрир принимает участие в боевых действиях в Сирии. Скажите, чем это подтверждается? – продолжает допрос Мустафаев.
— Я не помню, в материалах дела нужно смотреть – вновь забывает Артыкбаев. Мустафаев пытается уточнить, суд снова снимает вопрос.
— В своих показаниях вы говорите, что члены организации осуществляют взносы. Было ли зафиксировано, что я их делал?
— Я не помню, что я говорил в показаниях – отвечает Артыкбаев. После того, как суд снова снимает уточняющий вопрос, Мустафаев не выдерживает. «Такое ощущение, что он вам свой мозг пересадил» – обращается он к судье. Ризван Зубаиров останавливает допрос и принимает решение об удалении Мустафаева из зала суда до конца сегодняшнего заседания.

 

14:55
24 декабря
14:55
24 декабря
Допрос свидетеля продолжает Мемет Белялов, но суд снимает почти все вопросы. А в конце угрожает удалить подсудимого вслед за Сервером Мустафаевым

Через 10 минут перерыва, во время которого Сервера Мустафаева выводят из зала суда, заседание продолжается. Суд посчитал, что Николая Артыкбаева допросили все обвиняемые, но потом вспомнил, что Мемет Белялов еще не задавал вопросы. Он начал с возражения на действие председательствующего из-за удаления Мустафаева. После начинает допрос свидетеля.

— По оперативным данным, к вам поступила информация, что я якобы распространял литературу Хизб ут-Тахрир в своём магазине через телефоны, которые не звонили. Откуда эта информация?
— Я не помню источник, – снова забывает все Артыкбаев. – Мы проводили мероприятия давно.
— Но этот источник как-то отображен… – пытается уточнить Белялов, но суд ему не дает с формулировкой, что вопрос уже задавался. Адвокат Алексей Ладин уточняет суду, что оперативник так и не подтвердил, что он именно эту информацию получил.

Мемет Белялов. Фото: «Крымская солидарность»

— В ходе оперативной деятельности вы определили работал ли я в магазине или салоне связи? – продолжает Белялов.
— Я не помню.

Люди в зале шепчутся: «Как такой амнезией, как у Артыкбаева, можно свидетелем выступать вообще». Забывчивость свидетеля явно всех раздражает.

Белялов начал говорить суду, что свидетель попросту уклоняется от ответа с помощью своей забывчивости. Судья Зубаиров пытается сказать ему, чтобы задавал следующий вопрос. «Не  перебивайте меня!» – отвечает ему Белялов.

На экране из крымского суда видно, как Николай Артыкбаев улыбается, наблюдая за происходящим.

— Установили ли вы, какие конкретно материалы Хизб ут-Тахрир я распространял через эти устройства?
— Не помню, прошло много времени.
— Передавали ли вы эти материалы следствию?
— Не помню.

Не выдерживает адвокат Сияр Панич и просит суд вынести частное определение «в связи с уклонением свидетеля от ответа на вопросы». Белялов его поддерживает и продолжает допрос.

— В ходе вашего предыдущего допроса вы указывали, что я передавал какие-то устройства с материалами Хизб ут-Тахрир, что это были за устройства? Это телевизор, кофемолка…?

Судья его вновь перебивает: «Задавайте вопросы без иронии, чтобы они не снимались».

— Были установлены устройства?
— Я не помню какие именно это были устройства.
— В ходе вашей оперативной деятельности вы нашли данные устройства?
— Я в вашем обыске не участвовал.
— У кого либо из подсудимых нашли?
— Я в обыске не участвовал.

— По вашим оперативным данным, сколько лет я нахожусь в структуре Хизб ут-Тахрир?
— Более 10 лет. Это оперативные данные, все что относится к делу, мы передали в материалы уголовного дела.

Судья подгоняет Белялова, чтобы он быстрее задавал вопросы.

— На предыдущих допросах вы указывали, что подсудимые до 2014 года активно участвовали в официальных мероприятиях Хизб ут-Тахрир, откуда эти данные?

Суд снимает вопрос, но Белялов возражает: «Откуда он знает о том, что было для 2014 года, если утверждает, что я 10 лет в Хизб ут-Тахрир?». Подсудимый явно намекает, что Артыкбаев следил за крымскими мусульманами, будучи в СБУ.

Несколько вопросов о принадлежности Белялова в исламской партии суд снимает, утверждая, что они повторяются. Эдем Смаилов в ответ говорит, что эти вопросы задавала сторона обвинения в другом контексте, а не защита.

Белялов снова пытается узнать источник данных оперативника, но суд не только снимает вопросы, но и делает ему очередное замечание, угрожая удалить с заседания, как Мустафаева. Судья называет допрос Белялова «злоупотребление правом задавать вопросы».

16:06
24 декабря
16:06
24 декабря
Суд снимает почти все вопросы свидетелю. «У меня есть право всех здесь перебивать!» – судья Ризван Зубаиров

Мемет Белялов продолжает допрос и спрашивает о деньгах, которые,  как утверждал в своих показаниях свидетель, обвиняемым передавало руководство Хизб ут-Тахрир. Артыкбаев отвечает, что  в обысках и, соответственно, изъятиях денег не участвовал и ничего сказать не может. «Может быть есть информация от погранслужбы, что кто-то из обвиняемых перевозил через админграницу деньги?» – спрашивает Белялов, но суд снимает вопрос, как повторяющийся.

«Свидетель действительно давал такие показания с ответом «не помню», я спрашиваю, может быть он вспомнил» – Белялов откровенно смеется над судом, в ответ ему делают очередное замечание.

— На какие средства якобы передавались деньги установлено? – вновь спрашивает Белялов.
— Я не помню. Много времени прошло.
— А откуда вообще информация? От секретных свидетелей?

Суд снимает вопрос.

Белялов спрашивает о встречах подсудимых с руководителем пресс-центра Хизб ут-Тахрир в Украине Фазылом Амзаевым – об этом свидетель говорил ранее, но откуда такая информация сказать не смог. Сегодня суд и вовсе отклонил вопрос.

— Как вы определили, что я являюсь руководителем ячейки, а не как остальные подсудимые?
— Как я раньше пояснял, вы участвовали как лидер, проводили занятие по изучению идеологии.
—  Данные сухбеты (встречи – Ґ ), которые я якобы проводил, задокументированы?

Суд снимает вопрос.

— Давал ли я кому-либо из подсудимых указания, как членам ячейки?
— К сожалению не помню, не могу сказать.

В зале уже почти вслух смеются забывчивости оперуполномоченного.

Белялов спрашивает о присяге Хизб ут-Тахрир – есть ли информация, что он ее давал, есть ли этому свидетели, когда он ее давал – до 2014 года или после. На все вопросы свидетель отвечает, что  не помнит. «Я лично не видел» – добавляет Артыкбаев.

— Эта информация вообще есть в материалах уголовного дела?
— Вот эту информацию я, честно говоря, не помню.
— Каким образом, вы установили при этом членство?

Суд снимает вопрос, хотя Белялов возражает, что в таком формате он еще не задавался.

Мемет Белялов в суде. Фото: «Крымская солидарность»

— Установлено ли, что кто-либо из подсудимых выходил из террористических организаций?
— Официально, никаких заявлений не поступало.
— Вы вообще выясняли, как происходит процесс выхода из организации
— Проводился комплекс мероприятий. Процедуры выхода не было установлено
— То есть у вас есть информация как человек входит, но нет как выходит?

Суд снимает вопрос.

Белялов пытается узнать, как оперативник определил, что подсудимые участвовали в митингах и конференциях Хизб ут-Тахрир до 2014 года – он этом Артыкбаев говорил, когда утверждал, что они по 10 лет участвовали в партии.

— Вы говорили, что на YouTube есть видео с участием кого-то из подсудимых на митинге Хизб ут-Тахрир. Проводили ли вы экспертизу на установление факта присутствия и монтажа?
— Экспертизы не проводились.
— А каким образом вы просмотрели видео, если материалы Хизб ут-Тахрир запрещены на территории РФ? Возможно ли что они не относятся к Хизб ут-Тахрир?

Суд снимает вопрос.

Белялов спрашивает о второй части обвинения о попытках насильственного изменения государственного строя (часть 1 статьи 30, статья 278 Уголовного кодекса РФ).

— Какие мои действия были расценены как попытка изменить государственный строй?
— Дополнительной информации у меня нет, кроме того что было мною указано, все передавалось, все находится в материалах уголовного дела, – отвечает Артыкбаев.
— Если я и остальные подсудимые хотели изменить государственный строй, какие мы должны были занять должности?
— Я не располагаю такой информацией, – оперативник явно не понимает, что у него спрашивают.

Почти все дальнейшие вопросы суд снимает, утверждая, что они повторяются. Каких военных подсудимые якобы хотели привлечь к деятельности Хизб ут-Тахрир в Крыму и расследовались ли эти связи, установлены ли связи между подсудимыми, как членами ячейки партии – все эти вопросы были судом сняты. Так же, как и про конфликт бахчисарайских мусульман с Духовным управлением мусульман Крыма, который, по мнению защиты, мог послужить одной из причин появления уголовного дела. Об этом суд тоже задать вопрос н е разрешил и сделал очередное замечание Белялову. Когда он стал возражать судья Зубаиров его резко прервал: «У меня есть право всех здесь перебивать! Суд предоставляет вам возможность задавать вопросы с учётом того, что два раза разъяснил регламент». «У меня возражение…», – начал Белялов, но суд его не дослушал: «Сейчас задавайте вопросы».

Артыкбаев ранее пояснял, что формально конфликт верующих с местным имамом произошёл из-за курения возле мечети. «Каким образом мы могли быть участниками конфликта, если мы не курим?» – спрашивает Белялов,  но суд и этот вопрос снимает с формулировкой, что он «беспредметный». Все остальные вопросы про конфликт с ДУМК суд тоже снимает.

16:16
24 декабря
16:16
24 декабря
Адвокаты просят прервать заседание. Следующее состоится уже в 2020 году

Адвокаты останавливают допрос и просят прервать заседание – им нужно успеть сегодня на самолет в Крым, другого рейса уже не будет. Но судья заявляет, что допрос будет продолжаться. Адвокаты утверждают, что от них не зависело, как они будут добираться домой и просят все же заседание прервать.

Суд в итоге решил ходатайство удовлетворите, но просит подготовиться к следующему заседанию и не повторяться с вопросами. «А можно Артыкбаева попросить тоже подготовиться?» – спрашивает кто-то из обвиняемых из «аквариума».

Журналисты Граней.ру, которые только после жалобы добились разрешения снимать в перерыве заседания, пытаются записать видео, но им не дают – они успевают только сделать фото и их выводят из зала.

Все выходят, собираются у здания суда, чтобы записать комментарий для фейсбука «Крымской солидарности». В это время вывозят подсудимых. Все начинают им махать, родственники кричат: «Мы с вами!». Автозаки уезжают.

Автозак выезжает из Южного окружного военного суда. Фото: Ґрати

Следующее заседание состоится в 10:00 14 января уже следующего года.