Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День десятый

14 января
17:49 Судья заявляет, что намерен закончить сегодня допрос свидетеля. «Ну ужина и завтрака уже не будет» – подсудимые. Судья объявляет перерыв до завтра
17:41 Свидетеля допрашивает адвокатка Лиля Гемеджи
15:48 Мемет Белялов заявляет еще один отвод суду
15:29 Сервер Мустафаев заявляет отвод судье: «Наши возражения не выслушиваются судом, два из них  абсолютно проигнорированы»
14:43 Свидетеля допрашивает адвокат Тарас Омельченко
14:27 «Прокурор просто устраняет ошибки свидетеля» – адвокат Назим Шейхмамбетов про допрос свидетеля гособвинителем
13:45 В Ростов поддержать обвиняемого Марлена Асанова приехали бывшие сотрудники его кафе «Салачик»
12:08 Суд зачитывает показания Николая Артыкбаева из материалов дела. Допрос продолжает прокурор
11:33 Свидетеля допрашивает адвокат Тарас Омельченко. Кратко
11:24 Белялов заканчивает допрос свидетеля, напоминая о деле о госизмене, которое возбуждено против него в Украине
11:07 Суд снимает вопросы Белялова, а когда речь заходит о неприменимости российского законодательства в Крыму – объявляет перерыв
10:26 Николай Артыкбаев о прослушке бахчисарайских мусульман в мечети, как он понял слова на арабском и крымскотатарском и конфликте из-за курения некурящих мусульман с имамом ДУМК
09:53 Допрос свидетеля продолжает Мемет Белялов. Пытается узнать, откуда оперуполномоченный взял информацию о его нетерпимости «к неверным»
09:30 Заседание начинается с получасовым опозданием
09:00 Коротко о предыдущих заседаниях – обвинение и допрос основного свидетеля обвинения оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День десятый
Фигуранты «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Фото: «Крымская солидарность
 В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами – фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
09:00
14 января
09:00
14 января
Коротко о предыдущих заседаниях – обвинение и допрос основного свидетеля обвинения оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев, были задержаны и арестованы позже – 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

На протяжении девяти последних заседаний в суде допрашивали первого и одного из основных свидетелей обвинения – оперуполномоченного ФСБ, бывшего сотрудника СБУ Николая Артыкбаева. Оперативник рассказал, как организовал наблюдение за мусульманами в Бахчисарае и прослушку их встреч, в том числе в мечети города. Материалы прослушки он лично расшифровал и передал в следственный отдел управления ФСБ для экспертизы. Рассказывая о предполагаемом участии подсудимых в Хизб ут-Тахрир, оперуполномоченный ссылался на засекреченных свидетелей и информаторов ФСБ среди крымских мусульман. Их показания, материалы прослушки и экспертиза этих материалов – стали основанием для уголовного дела.

Кроме того, Артыкбаев рассказал о конфликте мусульман Бахчисарая, которых называл приверженцами Хизб ут-Тахрир, с Духовным управлением мусульман Крыма за влияние в мечети. Местный имам также заявлен свидетелем обвинения, его допрос должен состояться в дальнейшем.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День девятый — удаление Сервера Мустафаева

Последние два заседания были короткими – длились не полный рабочий день. Допрос оперуполномоченного продолжали обвиняемые, однако Артыкбаев, ссылаясь на плохую память, отказывался отвечать почти на все вопросы. Судья его в этом  поддерживал, что вызвало возмущение Сервера Мустафаева, которого на последнем заседании судья удалил из зала суда. Сегодня, на первом в этом году заседании по делу, он должен вернуться в процесс и продолжить допрос Артыкбаева.

09:30
14 января
09:30
14 января
Заседание начинается с получасовым опозданием

Слушатели, родственники и активисты «Крымской солидарности» собрались у суда почти за час до заседания. Досмотр судебных приставов на входе очень тщательный – очередь неспешно проходит внутрь. В зал запускают адвокатов – сегодня в Ростов-на-Дону приехали Лиля Гемеджи и Назим Шейхмамбетов, остальные защитники выступают по видеосвязи из Крымского гарнизонного суда. Оттуда же должен участвовать в заседании свидетель обвинения – оперуполномоченный ФСБ Николай Артыкбаев, допрос которого сторона защиты и обвиняемые намерены сегодня завершить.

Слушатели, родственники и адвокаты в коридоре суда перед заседанием. Фото: «Крымская солидарность»

Перед началом заседания журналистам разрешили сделать несколько фотографий обвиняемых, все рассаживаются. Все восемь обвиняемых в «аквариуме» улыбаются и машут родственникам и активистам. В суд приехал консул Украины в Ростове Тарас Малышевский. Первое в этом году заседание процесса начинается.

09:53
14 января
09:53
14 января
Допрос свидетеля продолжает Мемет Белялов. Пытается узнать, откуда оперуполномоченный взял информацию о его нетерпимости «к неверным»

Вопросы свидетелю продолжает задавать Мемет Белялов. На последнем перед новогодними праздниками заседании он попытался выяснить у оперуполномоченного, как он определил роль обвиняемого в структуре Хизб ут-Тахрир, его связь с руководством партии в Украине и другие вопросы, вошедшие в обвинение. На большую часть ответов Артыкбаев ответить не смог, сославшись на забывчивость.

Мемет Белялов. Фото: «Крымская солидарность»

По версии следствия, которое основывалось на информации Артыкбаева, Белялов, работавший в магазине, распространял литературу Хизб ут-Тахрир через сотовые телефоны с отсутствующим входом для сим-карты. Но откуда оперуполномоченный получил эту информацию, Артыкбаев сказать не смог.

— Кто из свидетелей указал на мои противоправные действия? – вновь попытался спросить Белялов.
— Я не помню, – ответил свидетель.
— Знаете ли вы, что в магазине работал не только я?
— Информация была о вас, о других не знаю. Как свидетель вас определил, я тоже не знаю.

Артыкбаев в своих показаниях о всех обвиняемых указывал, что они «выражали ненависть к неверным» – не мусульманам. Белялов спросил, на чем основывается это утверждение, но в ответ Артыкбаев лишь сказал, что это есть в материалах дела.

— Известно ли вам, что на Пасху мои соседи приносили мне куличи, а в наши мусульманские праздники мы делились с ними мясом?
— Такая информация не проверялась.
— Узнавали ли вы в институте, где я учился, о фактах выражения мной неприязни к иным национальностям?
— Не узнавал.

Белялов спрашивает свидетеля, известно ли ему, что рядом с магазином в Бахчисарае, где он работал, находились военкомат, ДПС и отдел полиции, а также районный суд, секретарь которого даже хотел заключить постоянный контракт на поставки из магазина. «Вы общались с ними, чтобы узнать – делал ли я какие-то неприязненные заявления в адрес других национальностей или религий?». «Нет, не говорил» – отвечает Артыбаев.

— Знаете ли вы, что рядом с моим домом есть две школы. Общались ли вы с учителями по поводу распространения мной запрещённой литературы и националистических высказываний?
— Я не думаю что ваш магазин один, нет, не общался.
— Общались ли вы по поводу совершения мной противоправных действий с посетителями кафе «Караван сарай Салачик»? – Белялов называет места, где он чаще всего контактировал с людьми, которые, очевидно, могли бы подтвердить отсутствие какой-то нетерпимости от него.
— Нет, не общался.

10:26
14 января
10:26
14 января
Николай Артыкбаев о прослушке бахчисарайских мусульман в мечети, как он понял слова на арабском и крымскотатарском и конфликте из-за курения некурящих мусульман с имамом ДУМК

Белялов пытается уточнить сведения, которые Артыкбаев уже озвучивал в суде, но почти на все вопросы свидетель отсылает к материалам дела, утверждая, что там содержится вся необходимая информация.

— Помимо свидетельских показаний (засекреченных свидетелей – Ґ ) есть информация которая подтверждает выезд Сейрана Салиева за границу для получения инструкций от запрещённых организаций? – свидетель ранее утверждал, что некоторые из обвиняемых выезжали из Крыма на материковую часть Украины для встреч с представителями руководства Хизб ут-Тахрир.
— Вся информация в материалах дела.

Артыкбаев вместе с экспертами ФСБ, и это традиционно для следствия в России, одним из свидетельств принадлежности к Хизб ут-Тахрир называют использование понятий мушриф (учитель), халакат (собрание), сухбет (беседа), которые являются общераспространенными для мусульманского общества. Белялов спросил, на основании чего был сделан такой вывод, но свидетель не вспомнил ни эксперта, которые участвовал в деле «Второй Бахчисарайской группы», ни из какого он научного заведения.

Артыкбаев ранее рассказывал, что организовал прослушку встреч бахчисарайских мусульман, в том числе в районной мечети. Аудио прослушки он расшифровал и отправил эксперту, которые сделал вывод о принадлежности мусульман к Хизб ут-Тахрир.

— В материалах уголовного дела три аудиозаписи, работал ли с ними специалист по крымскотатарскому языку? – спрашивает Белялов.
— На этапе оперативно-розыскной деятельности не работал.
— Как вы тогда поняли, что в них есть слова на арабском или крымскотатарском?
— Там 99% было на русском языке, если бы было больше, обратились бы к специалисту, – утверждает Артыкбаев.
— А кто делал перевод непонятных слов?

Суд снимает этот вопрос. Артыкбаев делал расшифровку сам, как он понял неизвестные ему слова на арабском и крымскотатарском языках неизвестно.

— Откуда информация о том, что я участвовал в митингах Хизб ут-Тахрир до 2014 года? – спрашивает Белялов. Ранее свидетель говорил, что некоторые из обвиняемых не скрывали своей принадлежности к партии до 2014 года, когда Хизб ут-Тахрир действовала на полуострове без притеснений, и участвовали в ее мероприятиях, зачастую довольно многочисленных.
— Как я помню вы ранее задавали вопрос и суд снимал, – Артыкбаев фактически отказался ответить на вопрос. Белялов пытается возразить.
— Уважаемый суд обратите внимание – суд не снимал вопрос, а свидетель не ответил.

Но суд разрешает оперуполномоченному не отвечать. Белялов заявляет возражение на действия суда и продолжает допрос.

— Скажите пожалуйста, в каком из законов о противодействии террористической деятельности находятся основания по которым привлекают меня и других подсудимых?

Суд снимает вопрос без уточнения.

Одним из причин появления дела, считает сторона защиты, стал конфликт между Бахчисарайскими мусульманами, которых следствие считает сторонниками Хизб ут-Тахрир, и Духовным управлением мусульман Крыма (ДУМК). Формально, конфликт возник, по утверждению Артыкбаева, из-за того, что некоторые из прихожан мечети якобы курили возле нее. Эта тема явно очень не нравится суду – почти все вопросы о ней снимаются.

Отрывок из показаний имама Бахчисарайской мечети Сабри Сулейманова. Скриншот из материалов дела

— Были ли конфликты по поводу курения между подсудимыми и представителями религиозной общины? Как такое вообще могло быть, если на момент спора никто из подсудимых не курил.

Суд снимает вопрос.

— Каким образом вопрос о курении относится к государственной безопасности?

Суд вновь снимает вопрос, как беспредметный. Белялов снова заявляет возражение на действия суда.

Белялов спрашивает, известно ли Артыкбаеву, что в мечети проводились не только встречи мусульман, которых он считает сторонниками Хизб ут-Тахрир, но и другие религиозные мероприятия – уроки ислама. «Каким образом из двух мероприятий на религиозную тему вы посчитали одно противоправным, а другое нет?» – спрашивает обвиняемый. Суд снимает все вопросы.

11:07
14 января
11:07
14 января
Суд снимает вопросы Белялова, а когда речь заходит о неприменимости российского законодательства в Крыму – объявляет перерыв

Белялов продолжает развивать тему конфликта между имамом ДУМК и бахчисарайскими мусульманами.

— Проводились ли вами мероприятия по выяснению заинтересованности других религиозных образований в устранении конкуренции? – уже прямо намекает он на роль ДУМК в уголовном деле.
— Я не обладаю информацией, допросов не проводил, – отвечает оперуполномоченный.
— Каким образом люди, которые указывали на участников конфликта, как на представителей международной террористической организации, определили это? Они ведь не являются экспертами.
— Лично я не знаю, как люди определяли, имамы занимаются духовной деятельностью, всё в материалах дела.
— Называть людей террористами они могут не являясь экспертами?

Отрывок из показаний имама Бахчисарайской мечети Сабри Сулейманова. Скриншот из материалов дела

Судья снимает вопрос.

— Каким образом имамы и представители религиозной общины узнали о деятельности Хизб ут-Тахрир, если она скрытая?
— Не знаю, могу только предположить…

«Не надо предполагать!» – говорит судья и снимает вопрос.

— Если, по показаниям свидетелей, мы участники ячейки организации, которая ведёт антиобщественную деятельность, кто пострадал от наших действий? Люди, здания, структуры?
— Всё в материалах дела, – утверждает Артыкбаев. В деле, на самом деле, нет потерпевших.

— Кто такой Александр Сизиков? – неожиданно спрашивает Белялов, очевидно называя засекреченного свидетеля. Их начнут допрашивать после Артыкбаева. Но суд снимает вопрос.

Белялов смотрит листы с вопросами, суд просит его поторопиться. Он объясняет, что выбирает вопросы, чтобы не повторяться.

— Знали ли вы, что мы являемся гражданами Украины? – продолжает он.
— Я знал, что с 2014 года у вас были паспорта РФ.
— Знаете ли вы, что граждане на территории Крыма ранее были гражданами Украины, делали ли вы запросы в Службу безопасности Украины о каких-то действиях с нашей стороны, как проявлении международного терроризма?
— Не делал.
— Делали ли вы аналогичные запросы в международные организации такие как Интерпол?
— Не делал.

Судья снимает часть вопросов, как повторяющиеся. «Они могут повторяться после такого количества вопросов» – поясняет адвокат Эдем Семедляев. Допрос Артыкбаева длится уже девять заседаний и многие вопросы действительно задаются по несколько раз. Но он на них все равно не отвечает. «Поэтому суд терпеливо их пропускает» – утверждает председательствующий судья Ризван Зубаиров. Белялов вновь заявляет возражение: «Суд снимает мои вопросы, требует помнить все ранее заданные, в то время как свидетель часто ссылается на то, что ничего не помнит».

Фигуранты дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Фото: «Крымская солидарность»

— Известно ли вам, что РФ является участником Женевской Конвенции? – продолжает допрос Белялов.

Суд снимает вопрос, как содержащий норму права.

— Известно ли вам, что в соответствии с 4 статьей Женевской конвенции на территории Крыма не может применяться законодательство РФ?

Суд вновь снимает вопрос. «Суд принимает решение по нормам права, а не свидетель. Как применяется закон, что в нём написано не спрашивается у свидетеля, к нему задаются вопросы по фактам, – Зубаиров явно начинает нервничать. – Если вы понимаете это, специально что ли задаете!».

«У меня возражение – нас судят по российскому законодательству» – напоминает Белялов. «Возражения не принимаются поскольку это пояснения» – судья его прерывает.

Возражение пытается высказать Сервер Мустафаев, судья его перебивает и не дает сказать, Мустафаев настаивает – Зубаиров объявляет ему замечание. Адвокат Эмиль Курбединов пытается возразить – судья  не позволяет и кричит и объявляет адвокату замечание «за пререкания с судьей». Тут же он объявляет перерыв в заседании. Уже после этого Зубаиров объявляет очередное замечание Мустафаеву, который не сел, когда ему об этом сказал судья. Адвокатка Лиля Гемеджи возражает: «Вы сделали замечание уже после перерыва». Всех выводят из зала суда.

11:24
14 января
11:24
14 января
Белялов заканчивает допрос свидетеля, напоминая о деле о госизмене, которое возбуждено против него в Украине

Заседание продолжается после перерыва. Один из приставов обращается к слушателям в зале – говорит, что ему сделали замечание за то, что они общаются с подсудимыми жестами. По всей видимости, за залом внимательно наблюдают через камеры.

Судья Ризван Зубаиров уже спокойнее объясняет, что если суд делает замечание, следует остановиться. «Тогда все будут спокойно работать, перерывы не будем делать, все будут здоровы. «По поводу эмоциональной составляющей» – она обусловлена тем, что меня перебивали». Ранее судья уже получил выговор от руководства суда за эмоции и грубость в отношении слушателей, которые пожаловались председателю.

«Вы лишаете меня права на защиту. У меня есть тактика защиты, в соответствии с международными нормами меня не имели права преследовать и я это хочу доказать» – поясняет ему в ответ Белялов. «Ваши возражения понятны, но они по сути – пояснения» – отвечает судья примирительно. Допрос продолжается.

— Нарушали ли вы когда-либо закон? – спрашивает Белялов оперуполномоченного, бывшего сотрудника СБУ. В зале смеются.

Суд снимает вопрос, как ранее задававшийся. «Извините, запамятовал» – говорит Белялов.

— Есть ли у вас информация, что в СБ Украины на вас заведено дело о государственной измене?

Суд снимает вопрос, Зубаиров просит «не давать характеристики».

— Это не я даю, а СБУ – говорит Белялов.
— То, что думает Служба безопасности Украины, нас не интересует – отвечает судья.

На сайте СБУ Артыкбаев действительно есть в списке сотрудников ведомства в Крыму, которые нарушили присягу. Спикер ведомства Олена Гитлянская подтвердила «Ґратам», что данные по Артыкбаеву были переданы в военную прокуратуру, где против оперуполномоченного было возбуждено дело о госизмене.

— Возможно ли, что в ходе оперативной деятельности вы забыли что-либо имеющее отношение к делу? – задает Белялов последний вопрос, но суд и его снимает.

11:33
14 января
11:33
14 января
Свидетеля допрашивает адвокат Тарас Омельченко. Кратко

Допрос свидетеля продолжает адвокат Тарас Омельченко, представляющий интересы Тимура Ибрагимова. Его интересует, как оперуполномоченный получил сведения о принадлежности обвиняемых к Хизб ут-Тахрир.

— Каким образом, по каким признакам был сделан выбор именно этих подсудимых?

Суд снимает вопрос.

— Каким образом, по каким документам вы определили участников Хизб ут-Тахрир? У них были членские книжки, протоколы собраний, платёжные поручения, устав, учредители?
— Нет, я лично не видел,  – отвечает Артыкбаев. – Организация действует конспиративно.

— Установлены ли вами горизонтальные и вертикальные связи в Хизб ут-Тахрир?
— Нет, я не помню.
— В своих показаниях вы говорили, что вербовались люди с материальными проблемами. Они решили свои проблемы после этого?
— Я не помню.

— Исходя из ваших показаний, одним из условий конспиративности было правило не называть организацию?

Суд снимает вопрос.

— По каким тогда критериям вы отнесли деятельность моего подзащитного не к другой запрещённой организации?
— Оценку делал не я, а специалист.
— То есть вывод сделан специалистами, а не сотрудниками ФСБ. Это были «специалисты» или «эксперты»?
— Я затрудняюсь ответить по поводу статуса, проводилось исследование.
— Были ли вы свидетелем противозаконной деятельности Ибрагимова?
— Лично я с ним не присутствовал на сухбетах и халакатах.

Фигуранты дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Фото: «Крымская солидарность»

На этом Омельченко допрос свидетеля заканчивает, но в конце напоминает суду, что Ибрагимову в СИЗО до сих пор не была оказана нужная медицинская помощь, хотя он говорил об этом раньше, а суд делал запрос в изолятор. Суд, посовещавшись, заверил, что вновь обратится в СИЗО.

12:08
14 января
12:08
14 января
Суд зачитывает показания Николая Артыкбаева из материалов дела. Допрос продолжает прокурор

Адвокат Омельченко просит огласить показания оперуполномоченного Николая Артыкбаева из материалов дела. Его поддерживает прокурор.

Суд зачитывает показания Артыкбаева, которые, фактически, он подробно излагал во время допроса в суде.

После прочтения прокурор спрашивает у оперуполномоченного, откуда он получил информацию, которая в показаниях звучит, как утверждение – место и время возникновения партии Хизб ут-Тахрир, целях ее членов и так далее.

Отрывок показаний Николая Артыкбаева. Скриншот из материалов дела

— Я занимаюсь противодействием деятельности запрещённых организаций. Была установлена литература, которая изучалась, из неё получена информация о целях и задачах.
— Вы почерпнули информацию из литературы как первоисточника, назовите их, – говорит прокурор Игорь Колпиков.
— «Миляфф Идарий», «Система ислама» (все входят в список запрещенной в России литературы – Ґ ). Остальные не помню. Данная литература была получена оперативным путём.
— Вы её вычитали всю?
— Да я её читал, как хранилась не могу сказать.
— Какие другие источники?
— Не могу сказать.
— Вы сказали о неких участниках, от которых почерпнули информацию, назовите их пожалуйста.
— Источники информации появились в процессе моей деятельности по материалам дел. Первое дело – Энвера Мамутова (дело «Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир – Ґ ), второе – данное дело.

Артыкбаев поясняет, что «Миляфф Идарий» – брошюра на 26 страницах «регламентирует всю деятельность участника Хизб ут-Тахрир».

— В рамках оперативно-розыскной деятельности вами или другими сотрудниками эти книги изымались по этому уголовному делу? – спрашивает прокурор.
— В бумажном виде не изымалась, – отвечает свидетель.

Суд объявляет перерыв на обед.

13:45
14 января
13:45
14 января
В Ростов поддержать обвиняемого Марлена Асанова приехали бывшие сотрудники его кафе «Салачик»

После перерыва коридор суда забит слушателями. В Ростов, кроме родственников и активистов, на отдельном автобусе приехали также бывшие сотрудники бахчисарайского этно-кафе «Салачик», владельцем которого был обвиняемый Марлен Асанов. После ареста Асанова «Салачик» закрыт, но сотрудники приехали поддержать Асанова в суде. В 2017 году они уже выступали публично в его защиту с обращением.

Открытое обращение для общественности от работников кафе Караван-сарая "Салачик" по поводу ареста Асанова Марлена

Posted by Караван-сарай "Салачик" on Sunday, October 15, 2017

Свидетель Николай Артыкбаев уже в Крымском гарнизонном суде. В зал заходит судейская коллегия и заседание продолжается.

14:27
14 января
14:27
14 января
«Прокурор просто устраняет ошибки свидетеля» – адвокат Назим Шейхмамбетов про допрос свидетеля гособвинителем

Допрос свидетеля продолжает гособвинитель Игорь Колпиков.

— Вы пояснили, что источником информации о Хизб ут-Тахрир были материалы, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности. Сейчас мы выяснили, что вы получили материалы только из запрещённой литературы, вы настаиваете на своих показаниях?
— Да, я подтверждаю то, что указано в протоколе.
— Источники. Других источников, кроме названных, нет?
— Я назвал все источники, я назвал книги…

Прокурор указывает, что в показаниях в суде Артыкбаев не назвал даты проведения встреч обвиняемых, а в письменных показаниях, на листе 118, они указаны.

— Эти даты соответствуют действительности?
— На тот момент я помнил.
— Я спрашиваю не на тот момент, а соответствует ли действительности?

Адвокатка Лиля Гемеджи пытается возразить, что свидетель уже отвечал на этот вопрос и сказал, что не помнит. «Прокурор просто устраняет ошибки свидетеля» – добавляет адвокат Назим Шейхмамбетов. Прокурор на это отвечает, что и пытается устранить противоречия в показаниях.

«Дальше!» – говорит судья.

— Откуда вам стало известно о том, что Асанов занимает одну из руководящих должностей Хизб ут-Тахрир? Расшифруйте формулировку «по оперативным данным», конкретизируйте. Документ назовите пожалуйста.
— Были проведены опросы лиц, которые ранее принимали участие в халакатах и сухбетах, – отвечает свидетель, но этих лиц снова не называет.
— В своих показаниях вы указывали (про Марлена Асанова – Ґ ) «является участником более 10 лет…». Поясните пожалуйста, что значит фраза «по оперативным данным», назовите источник.
— Источником являются показания…, – видно, что свидетель, отвечая на вопросы прокурора, волнуется гораздо больше, чем при допросе адвокатов.
— Когда вами была получена информация? В период исполнения вами обязанностей или когда?
— С 2015 года.
— Помимо участников сухбетов и халакатов вы ещё откуда-то получали информацию?
— На данный момент я не помню.

Прокурор просит расшифровать, что такое «халакат» и «сухбет», но свидетель вместо этого ссылается на брошюру «Миляфф Идарий», из которой он почерпнул сведения о Хизб ут-Тазхрир.

Артыкбаев рассказывает, что прослушку в мечети устанавливало «специальное техническое подразделение ФСБ». На все вопросы об источниках его информации о фигурантах дела он ссылается на опросы лиц, якобы присутствовавших на собраниях мусульман.

— Вы давали показания, что были задокументированы два собрания в 2016 году (18 ноября и 2 декабря – Ґ ), одно в 2017 году (20 января –  Ґ ), что явилось причиной внимания именно в это время?

Судья возражает: «Свидетель же отвечал», но вопрос не снимает.

— Мероприятия были санкционированы руководством в связи с полученной информацией, что предположительно будут проводиться такие мероприятия.
— «Они осуществляют антироссийскую пропаганду, с целью свержения власти», – откуда у вас информация, что они занимаются именно этой деятельностью?
— Как я раньше говорил, это стало известно из показаний участников и заключения экспертов.

Так же он отвечает на вопрос об источниках утверждения, что «сторонники Хизб ут-Тахрир провоцируют власть и инсценируют преследование мусульман».

14:43
14 января
14:43
14 января
Свидетеля допрашивает адвокат Тарас Омельченко

Допрос свидетеля продолжает адвокат Тарас Омельченко. Ответы оперуполномоченного сразу меняется.

— У Тимура Ибрагимова изъята какая-либо запрещённая литература при обыске?
— Я не знаю.
— А кому он передавал литературу, как вы утверждаете?
— Не помню.

— Вы из «Меляфф Идарий» узнали о структуре Хизб ут-Тахрир? В протоколе допроса не указана эта книга.
— Я перечислял…
— А почему в протоколе допроса вы умолчали об этом?

Свидетель молчит.

— Каким образом вами проверялась информация о возможном выходе из запрещенной организации, как это предусмотрено законом? Кто регистрирует такие заявления, вы в офис Хизб ут-Тахрир обращались?
— Я ещё раз повторяю, таких заявлений не поступало.
— Проверялся ли факт, что при смене юридического поля (с украинского на российское после 2014 года – Ґ ) лица вышли из организации?
— Проводилось всестороннее мероприятие…, – начинает отвечать свидетель, но адвокат его перебивает: «Такого понятия «всестороннее» нет».

«Задайте конкретно, куда подавались заявления?» – подсказывает судья.

— В избирательную комиссию по проведению референдума…, – начинает задавать вопрос Омельченко, но судья его перебивает: «Я делаю вам замечание за злоупотребление правом, третий вопрос подряд не можете получить ответ».

Адвокат уточняет, проверял ли оперуполномоченный информацию, полученную из опросов разных лицу, участников собраний мусульман. Свидетель утверждает, что да.

— Вами было указано, что была «мощная структура». Это эти 8 человек мощная структура?
— На данный момент мероприятия ещё ведутся, – очевидно намекая, что это не все подозреваемые среди участников встреч мусульман в мечети.

— Построение халифата – признак только одной запрещённой организации или есть другие?
— В мои служебные обязанности входит пресечение разных, так как была выявлена эта, я анализировал литературу.

На этом Омельченко заканчивается допрос.

15:29
14 января
15:29
14 января
Сервер Мустафаев заявляет отвод судье: «Наши возражения не выслушиваются судом, два из них  абсолютно проигнорированы»

Допрос оперуполномоченного ФСБ продолжает адвокатка Лиля Гемеджи, защищающая Сервера Мустафаева, но перед этим адвокат Алексей Ладин спросил у Артыкбаева были ли задержаны лица, которые передавали ему информацию со встреч мусульман и, очевидно, там бывавшие. Оперативник ответил, что не знает.

Гемеджи подробно расспрашивает оперативника о том, как проводился обыск в доме Мустафаева, но Артыкбаев утверждает, что не имел к нему отношения и почти ничего не помнит.

— Какое количество сотрудников присутствовало на обыске?
— Не помню.
— Вы находились у дома в котором проводился обыск чтобы фиксировать тех, кто приехал с целью поддержки?

Свидетель не ответил.

— Образцы голоса Мустафаева были получены в ходе оперативно-розыскной деятельности?

«Свидетель уже ответил на это», – не дает ему ответить судья. Гемеджи возражает.

— Что находится во дворе дома Мустафаева?
— К сожалению, не помню.
— Где именно вы находились во время обыска у Мустафаева?
— Я не помню.

Гемеджи спрашивает о том, кто проводил анализ литературы про Хизб ут-Тахрир, в том числе брошюры «Меляфф Идарий». «Я прочитал и сделал для себя пометки определений, что-то сопоставлялось, это анализ», – ответил свидетель.

— Где именно организована Хизб ут-Тахрир? – Гемеджи спрашивает об общей части показаний Артыкбаева, где он рассказывает историю и структуру партии.
— Точных данных о месте я может быть и не нашёл, информация бралась из опроса.
— А что ещё не является точными данными?
— Всё остальное – точные данные.

Гемеджи пытается задать еще несколько вопросов, но суд их снимает. На один из них, Артыкбаев отвечает «не помню», не выслушав его до конца. В зале смеются.

«Посмеялись и хватит, продолжаем», – обращается ко всем судья.

Ему возражает Мемет Белялов: «Свидетель уходит от ответов». Сервер Мустафаев говорит, что у него накопилось 25 возражений на действия суда, но Зубаиров отвечает, что слушать их не будет. Мустафаев заявляет отвод председательствующему, его адвокат Гемеджи заявляет, что отказывается продолжать допрос, пока суд не примет решение по отводу.

«Наши возражения не выслушиваются судом, два из них  абсолютно проигнорированы. Повышения голоса показывают несдержанность и непрофессионализм. Часть возражений относятся к питанию и медицинским услугам, они остаются не разрешёнными, и не могут быть отложены. Сегодняшнее замечание в мой адрес, сделанное после объявления перерыва в заседании, – важный аргумент для рассмотрения отвода», – выступает Мустафаев. Его поддерживают все адвокаты и подсудимые. Прокурор возражает.

Тимур Ибрагимов вспоминает удаление Мустафаева из зала суда на последнем заседании: «Это проявление предвзятого отношения».

Мемет Белялов вновь отмечает, что несмотря на присягу, свидетель фактически не отвечает на вопросы. «При этом суд просто не позволяет уточнять вопросы», – поддерживает его Эдем Смаилов.

Суд в отводе отказывает, даже не уходя в совещательную комнату.

15:48
14 января
15:48
14 января
Мемет Белялов заявляет еще один отвод суду

После того, как все успокаиваются, Гемеджи продолжает допрос. Она успевает задать один вопрос.

— Каким образом происходит внушение идей Хизб ут-Тахрир людям?
— Это происходит на халакатах.

Суд торопит: «Следующий вопрос». Гемеджи возражает: «Но он не ответил. У меня возражение на действия председательствующего, который помогает свидетелю уклоняться от ответа».

Не выдерживает Мемет Белялов и в свою очередь заявляет отвод суду, причем всей коллегии – специально уточняет он. «Свидетель не отвечает на вопросы, а суд не позволяет уточнить вопрос, когда свидетель отвечает не на него». Его поддерживает Сервер Мустафаев и все адвокаты и подсудимые.

Судейская коллегия уходит в совещательную комнату.

17:41
14 января
17:41
14 января
Свидетеля допрашивает адвокатка Лиля Гемеджи

Суд возвращается из совещательной комнаты и объявляет, что в отводе коллегии отказано.

Адвокатка Лиля Гемеджи продолжает допрос.

Адвокатка Лиля Гемеджи. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— Назовите фамилии людей, опрос которых вы проводили? – просит она назвать информаторов.
— Я уже отвечал на вопрос прокурора, лица опасаются за свою жизнь и здоровье.
— Кем принималось решение о сокрытии данных лиц?
— Руководителем.
— Какие именно данные послужили основанием для сокрытия данных?
— Я не помню, я говорил, им может грозить опасность.
— Чем подтверждается?
— Я не помню.

Гемеджи расспрашивает его о Хизб ут-Тахрир, но почти на все вопросы он отвечает, что либо не помнит, либо предлагает смотреть материалы дела.

— Мустафаев вырабатывал меры «по оптимизации вербовочной деятельности»? – ранее свидетель не смог сказать, что он под этим подразумевал.
— Да.
— В чём выражалась его деятельность.
— Всё было отражено в протоколе, сейчас я не помню.

Судье явно надоедает, он говорит, чтобы защита задавала следующий вопрос.

Мустафаев возражает: «Прокурор имел возможность получить какой-то конкретный ответ, а не только не помню и не знаю. Защита лишена такой возможности».

— Говоря о вышестоящем руководстве (Хизб ут-Тахрир, с которым якобы связывались обвиняемые – Ґ ) кого вы имели ввиду?
— Я не помню.
— То есть ваше руководство сообщило что руководство Асанова распорядилось ему вести деятельность конспиративно?
— Я не помню кто из руководства сообщил эту информацию.
— Раз у Асанова есть руководство, значит Асанов не руководитель. Вы не знаете Эдуарда Незанова, который руководил Хизб ут-Тахрир по всей России.

Суд снял вопрос, как наводящий.

— Какие меры конспирации были направлены на противодействие правоохранительным органам?

Судья пытается сказать, что вопрос уже задавался, но Гемеджи продолжает: «Если отключение телефона это противодействие, то я тоже сейчас противодействую».

— Известно ли вам, кто учредитель газеты «Возрождение»? – следствие утверждает, что газета, издаваемая ранее Хизб ут-Тахрир была обнаружена при обысках.
— Неизвестно.
— Чем подтверждено отношение газеты к Хизб ут-Тахрир?
— Я просто перечислял.

Гемеджи обращается ко всему суду: «Мы стали свидетелями того как свидетель очередной раз подтверждает, что просто перечислял, без проверки».

Гемеджи спрашивает свидетеля об информации, что Мустафаев выезжал из Крыма для связей с руководством Хизб ут-Тахрир, но Артыкбаев вновь не отвечает, ссылаясь на опросы неких лиц.

«У меня ощущение что свидетель прошёлся по бабкам, собрал какие-то сплетни…», – не выдерживает адвокатка.

— Ещё раз, что вы хотите? – спрашивает ее судья.
— Огласить протокол опроса свидетеля, который это рассказал.
— Поясните, те лица, на которых вы ссылаетесь, они в материалах уголовного дела фигурируют? – спрашивает судья теперь уже Артыкбаева.
— Мне неизвестно что в деле, я всё передавал. Я установил лиц, написал запрос следователю, дальше он проводил опросы.

В материалах дела есть засекреченные свидетели обвинения, именно их показания имеет в виду адвокатка.

Гемеджи потребовала найти и зачитать протоколы опросов этих свидетелей, прокурор возразил – суд искать протоколы в материалах дела отказался.

«Трудно говорит от том, что мы не знаем», – прокомментировал решение суда Зубаиров. «А слушать не трудно?» – спросила его Гемеджи. «Слушать тоже трудно» – согласился с ней судья.

— Вы утверждаете, что указанные лица (подсудимые – Ґ ) контактируют с представителями Хизб ут-Тахрир по всему миру. С кем и когда мой подзащитный контактировал?
— Откуда я узнал эту информацию я пояснил, проводились опросы. Дополнительно мне сказать по этим фактам нечего.
— Меня интересует с кем и когда?

Гемеджи неожиданно находит в материалах дела показания засекреченного свидетеля под псевдонимом Исмаилов и просит огласить их. Но если раньше судья отказывал, потому что не знал, где в материалах дела находятся документы, то теперь отказал потому что это будет противоречить порядку исследования доказательств в суде – сначала свидетели, потом – документы. Адвокат Ладин попытался возразить, но суд его мнение учитывать не стал.

17:49
14 января
17:49
14 января
Судья заявляет, что намерен закончить сегодня допрос свидетеля. «Ну ужина и завтрака уже не будет» – подсудимые. Судья объявляет перерыв до завтра

Защита просит прервать заседание до завтра, подсудимые поддерживают адвокатов и называют условия, когда они вынуждены весь день судебного заседания быть без еды, пыточными. Но судья отвечает: «Я планирую закончить допрос свидетеля».

В ответ адвокат Эмиль Курбединов заявляет, что считает такие действия суда давлением на защиту с целью окончания допроса свидетеля.

Судьи совещаются.

«По регламенту, все подсудимые хотят перерыв?» – спрашивает Зубаиров. «Ну ужина и завтрака уже не будет» – отвечают из «аквариума».

Соглашается и прокурор со словами: «Против Курбединова сложно что-то сказать».

«Завтра в 9:30 суд вас ждёт», – обращается судья к Николаю Артыкбаеву и останавливает на сегодня заседание.