Дело Олега Приходько. День седьмой — доказательства обвинения

11 августа
12:12 Прокурор зачитывает переписку с неизвестным лицом во Львове. Олег Приходько отрицает, что участвовал в ней
11:44 Приходько рассказывает, как за ним долгое время следили. Утверждает, что никаких легковоспламеняющихся жидкостей в гараже не хранил
11:37 Также он утверждает, что найденная при обыске флешка тоже не его, и пользоваться ими он не умел
11:28 Олег Приходько утверждает, что найденный при обыске у него дома телефон BQ ему не принадлежит
11:03 Согласно психиатрической экспертизе, Приходько — здоров
10:34 Олег Приходько вновь заявляет о необходимости допроса следователя ФСБ, который вел его дело
10:20 «Присутствуют высказывания террористической направленности» — фонографическая экспертиза прослушки Приходько
10:00 О деле и что происходило на прошлом заседании
Дело Олега Приходько. День седьмой — доказательства обвинения
Олег Приходько. Фото: Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над украинским активистом из Крыма — Олегом Приходько. Его задержали в октябре 2019 года по обвинению в подготовке теракта — подрыва администрации Сак. Позже добавилось обвинение в поджоге генконсульства РФ во Львове. «Ґрати» ведут текстовый онлайн судебного процесса.
10:00
11 августа
10:00
11 августа
О деле и что происходило на прошлом заседании

Жителя поселка Орехово Сакского района Олега Приходько сотрудники ФСБ задержали 9 октября 2019 года. У него дома провели обыск по подозрению в подготовке теракта (часть 1 статьи 205 через статью 30 Уголовного кодекса РФ) и обнаружили самодельную взрывчатку (статьи 222.1 — приобретение и хранение взрывчатых веществ и 223.1 — изготовление взрывчатых веществ УК РФ).

На следующий день Приходько арестовал Киевский районный суд Симферополя.

По версии следствия, Приходько намеревался взорвать здание администрации Сак, чтобы принудить власти Крыма «к вхождению полуострова в состав Украины».

В начале февраля 2020 года следствие предъявило ему обвинение в подготовке еще одного теракта — поджоге здания Генерального консульства России во Львове «в целях воздействия на принятие органами власти Российской Федерации решения о необходимости вхождения Республики Крым в состав Украины». Для этого Приходько якобы нашел в Украине неустановленное лицо, созвонился с ним и предложил совершить теракт. Позже они переписывались по смс, и якобы запланировали совершить поджог в течение октября 2019 года.

Приходько отрицает вину и утверждает, что при обыске ему подбросили тротиловую шашку-200, запал от УЗ РГД-2 и поражающие элементы — нарезанные электроды для сварки. А в ночь после задержания в здании ФСБ неизвестный человек, представившись врачом под предлогом осмотра отобрал у него из полости рта биологические образцы. Приходько предполагает, что после этого его ДНК нанесли на взрывчатку, и таким образом следствие сфальсифицировало факт принадлежности ему взрывчатых веществ.

Он также заявляет, что подвергается преследованию за свою проукраинскую позицию.

62-летний Олег Приходько возглавлял местное отделение партии «Свобода», запрещенной в Крыму в январе 2014 года. Трижды принимал участие в Евромайдане. В 2012 году СБУ проводила у него обыск по подозрению в осквернении советского памятника. В феврале 2019 года сотрудники теперь уже ФСБ провели у него дома обыск по тому же поводу — по подозрению в осквернении свастиками памятника советским летчикам. При обыске у него изъяли украинскую символику, партийные флаги и флаги запрещенного в России «Правого сектора», а также портрет Степана Бандеры и пластиковые автоматы, которые направили на экспертизу.

До этого, в 2016 году его арестовали на трое суток по обвинению в хулиганстве, когда сотрудники патрульной службы остановили его автомобиль за украинские номера.

25 июня 2019 года Сакский районный суд Крыма оштрафовал Приходько на 2 тысячи рублей по административному производству о пропаганде и публичном демонстрировании нацистской символики (статья 20.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ) за татуировку в виде нацистской свастики.

После ареста Приходько по делу о терактах, прокуратура Крыма, базирующаяся в Киеве, открыла криминальное производство о незаконном лишении свободы (часть 1 статьи 146 Уголовного кодекса). Производство было открыто по заявлению представителя президента Украины в Крыму Антона Кориневича.

Дело Олега Приходько. День шестой — доказательства обвинения

На прошлом заседании прокурор начал предъявлять доказательства обвинения — документы материалов дела: постановление о возбуждении уголовного дела, экспертизы и другие. Приходько их активно комментировал. Например, рассказал, как у него отобрали образцы ДНК, которые потом, по версии защиты, оказались на взрывчатке, обнаруженной в гараже.

«…к нему в отделении ФСБ подошел некто, представившийся врачом, и попросил открыть рот, после чего провел внутри ватной полочкой, а потом чем-то похожим на тампон обработал всю полость рта. По словам Приходько, когда он рассказал об этом следователю Романцу, тот ответил, что он «фантазирует».

10:20
11 августа
10:20
11 августа
«Присутствуют высказывания террористической направленности» — фонографическая экспертиза прослушки Приходько

Олег Приходько выглядит довольным, — в Ростов к нему на суд приехала дочь. Он ходит по «аквариуму», улыбается. Она предлагает ему сесть. «Да я уже 10 месяцев сижу сколько можно, сплю и жру, сплю и жру», — отвечает ей Приходько.

В зал заходит судья.

Заседание начинается. Вместо прокурора Юношева снова Айдинов. По видеосвязи из Крымского гарнизонного военного суда участвует адвокат Сергей Легостов. В зале Южного окружного военного суда — адвокат Михаил Платонов и по назначению Александр Терновой.

— Олег Аркадьевич, не против продолжить без вашего защитника Шейхмамбетова? — спрашивает судья, Назима Шейхмамбетова нет.
— Ну попробуем… Вы и так не даете моим адвокатам ничего сказать.

Сторона обвинения продолжает представлять письменные доказательства. Айдинов хочет исследовать фонографическую экспертизу.

Из нее следует, что эксперты идентифицировали голос Приходько на аудиозаписи прослушки. В его словах присутствуют высказывания террористической направленности, — говорится в экспертизе. В частности, угроза «закидать коктейлями Молотова посольство кацапское» в Киеве. Признаков монтажа не обнаружено.

«Давайте все эти диски прокрутим здесь. А в чем будут сомнения, мои адвокаты пригласят независимых экспертов. Не ваших кремлевских. Я настаиваю, чтоб эти диски были везде», — говорит Приходько.

Он вступает в очередную перепалку с судом по поводу того, что ему не дают говорить, возмущается, что на него «дерьмо валят, а ему молчать надо».

Адвокат Платонов поддерживает ходатайство своего подзащитного об исследовании дисков.

10:34
11 августа
10:34
11 августа
Олег Приходько вновь заявляет о необходимости допроса следователя ФСБ, который вел его дело

Обвинение оглашает взрывотехническую экспертизу, которая раскрывает технические характеристики найденной у Приходько взрывчатки и ее комплектующих. Большая часть — сварочные материалы и бутылки.

Слушая это, Приходько смотрит на прокурора и крутит пальцем у виска.

— У меня будут замечания! Я прошу суд пригласить следователя Романца, и пусть он поклянется честью русского мундира и перед богом поклянется, что это правда, что они эту делюгу честно состряпали. Предупреждаю вас, товарищ судья и тебя, прокурор, что вы будете сидеть в Гааге за ваш четвертый недорейх. Можете мне хоть высшую меру дать, я не боюсь.
— А по существу давать будете?
— Да у меня все по существу. Настаиваю на приглашении Романца, и пусть он на Библии поклянется.
— Вы третий раз повторяете.
— Потому что вы не хотите слышать, что вам не нравится. Прокурор от свидетелей отказался, потому что они правду говорить начали про меня. Я что-то не так сказал?

Адвокат Легостов говорит суду, что когда будут приглашать свидетелей защиты, вопрос о приглашении Романца будет снова поднят, но пока определяться с его вызовом рано.

11:03
11 августа
11:03
11 августа
Согласно психиатрической экспертизе, Приходько — здоров

Следующий документ — заключение психиатрической экспертизы в отношении Приходько. Согласно ей, Приходько не страдал и не страдает никакими психическими расстройствами.

— Единственная моя опасность — это то, что я не снимал украинский флаг. Шакалюги продажные его продали…
— Вы согласны, что вы психически здоровы?
— Да я не согласен вообще ни с чем, у вас там в Кремле эксперты…
— Олег Аркадьевич, вы согласны, что вы психически здоровый человек?
— Да, согласен. Я бы экспертов с калаша пострелял этих, цигарки изо рта не вынимая…

11:28
11 августа
11:28
11 августа
Олег Приходько утверждает, что найденный при обыске у него дома телефон BQ ему не принадлежит

Прокурор оглашает протокол обыска в доме Приходько, но вдруг запинается и говорить, что дальше прочитать не может — неразборчиво. Через силу читает про телефон BQ, найденный в одной из комнат. Доходит до портрета Степана Бандеры.

«У меня вопрос. Какое право вы имели лапать Степана Бандеру? А мои флаги? Это наши символы, они всегда будут висеть…» — не останавливается Приходько.

— Олег Аркадьевич, а телефон bq вам знаком? — спрашивает адвокат Платонов
— Я вообще не знал, что у меня есть такой телефон, пока мне следователь Романец не сказал. У меня один телефон был — BlackBerry. Эти ссыкливые шакалюги приехали шмон проводить при одной женщине, а меня засадили.
— Олег Аркадьевич, мы же просили вас уважать остальных участников, — говорит судья.
— Ну давайте договоримся, как будем называть этих тварей, чтоб нам обоим нравилось… Они мой флаг продали и ваш триколор продадут, мне их что, в задницу поцеловать?
— Олег Аркадьевич, давайте уважать…
— Уважать… Охуеть, бля! За что их уважать?
— Вас спросили про телефон.
— Я сказал, что у меня его не было никогда.

Адвокат Легостов спрашивает, принадлежали ли кому-то из его семьи флэшка или телефон. Приходько говорит, что нет. Суд еще раз на всякий случай напоминает, что если он будет снова оскорблять людей, его придется удалить до конца оглашения доказательств.

11:37
11 августа
11:37
11 августа
Также он утверждает, что найденная при обыске флешка тоже не его, и пользоваться ими он не умел

Прокурор зачитывает протокол осмотра флэшки. Акцентирует внимание, что на ней имеются фотографии сакской горадминистрации и инструкция по изготовлению СВУ.

— Хочу поправить товарища прокурора, у меня не было флага «Правого сектора». Был флаг с этой надписью в углу. Я к этой организации отношения не имею.

Приходько начинает рассуждать о «Правом секторе» и его действиях во время событий 2014-2015 годов, но дочь его останавливает.

Подсудимый говорит, что не стал бы никогда взрывать горадминистрацию, «сучий парламент», — у него там много приятелей работает. При этом, «если бы на воздух взлетели продажные мусарня и ФСБ», не расстроился бы.

Отвечая на вопрос Легостова о навыках владения компьютером, он говорит, что «вообще тупой» и всегда звонил дочери спросить, какую кнопку нажать. Флэшками вообще пользоваться не умел.

11:44
11 августа
11:44
11 августа
Приходько рассказывает, как за ним долгое время следили. Утверждает, что никаких легковоспламеняющихся жидкостей в гараже не хранил

После оглашения очередного протокола обыска, адвокат Платонов спрашивает Приходько, хранил ли тот нефтепродукты и прочие легковоспламеняющиеся жидкости. Приходько объясняет, что занимался сваркой, и такие вещи было опасно хранить, — поэтому нет. На вопрос Легостова о том, как появились в гараже бутылки с фитилями и горючей смесью, отвечает: «Ну, наверное, ноги у них появились, встали и пришли, но не без помощи НКВД, конечно». После этого рассказывает суду, что бутылка с горючей смесью на самом деле называется «коктейль для Молотова», но суд его останавливает.

«И ещё одно хотел сказать: эти работники ФСБ такие тупые, что из-за своего тупоумия думают, что я такой же тупой, как они. Даже если бы я занимался какой-нибудь такой деятельностью, я бы в жизни не додумался хранить взрывчатку в гараже. Я их каждый день ждал, каждую минуту. За мной следили все время. Я заметил на улице в деревне: то один стоит, то другой, разворачивается и за мной. В гараж приезжаю — они прям под соседские ворота становятся. Я выхожу к ним иду, они задний ход включают. Мне друзья говорили: вали в Украину или тебя посадят. Я просто семью не хотел бросать, жене тяжело было бы в огороде. А у меня кроме огорода и работы ничего не было и думать было некогда о чем-то ещё. Хороший они возраст мой выбрали, чтобы в терроризме обвинить. С моими-то болячками», — вздыхает Приходько.

12:12
11 августа
12:12
11 августа
Прокурор зачитывает переписку с неизвестным лицом во Львове. Олег Приходько отрицает, что участвовал в ней

Прокурор в третий раз зачитывает фразу про «коктейли Молотова и кацапское посольство» из расшифровки прослушки Приходько. Он зачитывает и разговор с неизвестным из Львова, о котором шла речь на прошлом заседании. Обращает внимание на то, что Приходько не возражал созвониться еще раз.

Зачитывает и переписку с телефона bq.

— Товарищ прокурор, а это прослушка звонков или переписка? — уточняет Приходько.
— Переписка.
— Ого, я еще и смс пользоваться умею, классно.

В материалах прослушки неизвестный из Львова говорит Приходько, что того «немного попрессовали». Легостов спрашивает, что имеется в виду. Приходько объясняет, что вызывали на «тупые бессмысленные беседы» в ФСБ его и супругу.

Переписка, которую зачитывает прокурор и участие в которой отрицает Приходько, выглядит, как диалог, в котором «М» — подсудимый, а «М1» — неустановленное лицо. Прокурор зачитывает текст, заменяя ругательства на выражение «нецензурная брань».

М1: Слава Украине! Телефон этот кто-нибудь знает?
М: Героям слава. Нет, все чисто.
М1: Что конкретно ты хотел во Львове?
М: Кацапское посольство сжечь.
М1: Хорошо. Хлопци есть. Коктели замешаем
М: Заебись когда?
М1: Осенью может в октябре. Хуй знает сгорит или нет но подпалим знатно.
М: Спасибо хлопцы! Готов поддержать вас в Крыму.
М1: Чтобы москали поняли что за каждый день окупации будут умываца кровью.
М: Я готовлюсь взорвать местную администрацию кацапов и показать Кремлю что Крым надо вернуть Украине.
М1: Надо разъебать их в Крыму.
М: А потом если не дойдет, то начнем освобождать.
М1: Алик ты будешь нашим героем.
М: У меня все готово, переход через кордон тоже. Героям слава!

Приходько говорит, что не писал таких сообщений и не умеет этого делать. Он также утверждает, что телефон, на котором обнаружена эта переписка ему не принадлежит.

Разговор, якобы записанный с помощью прослушки ФСБ, Приходько не отрицает в нем своего участия. Фонографическая экспертиза утверждает, что на записи — его голос.

— Алло! Слава Украине! — говорит неизвестный.
— Героям слава! — отвечает Приходько.
— Слушай, я тут слышал, что тебя немного москали попрессовали?
— Так…
— Ну, мы это так не оставим.
— А кто звонит?
— Слушай, я сейчас не могу ничего говорить. Через неделю тебе всё расскажут.
— А, хорошо.
— Вот. Ты вопросов не задавай, потому что нас могут слушать и ваши, и наши. Слушай, короче, я тебе скажу так: во Львове мы всё … (неразборчиво) нормально.
— Угу.
— Всё будет хорошо. И надо, чтобы ты поддержал нас здесь. Ну, там, где ты есть.
— Ага.
— Так что, ты имей в виду. Я тебе буду писать на другой номер, понял?
— Ага.
— Ну, времени мало. Пока все. Давай, героям слава!
— Слава Украине! Героям слава.

«Товарищ судья, знаете, почему не случилось никакого теракта, и никто ничего не подпалил? Да потому что это нахер никому не нужно, простите за выражение. Если бы ребята там хотели, они бы подпалили», — комментирует Приходько справки, которые читает прокурор.

Прокурор заканчивает оглашение документов. Вопросов ни у кого не возникает. Приходько снова интересуется, «под чем был следователь, который писал это дело». Адвокаты готовятся на следующее заседание допрашивать свидетелей и оглашать свои доказательства. Приходько просит вызвать жену.

Объвляется перерыв до 10 утра 18 августа.