Крым
Онлайн 09 июля 2020

Дело Олега Приходько. День пятый — допрос друзей обвиняемого

09 июля
13:51 «Какая взрывчатка в гараже, где проходной двор? Это глупость какая-то» — свидетель Владимир Кунцов
13:33 «Я не верю, что он мог что-то такое сделать. Ему точно это подкинули, чтобы посадить» — свидетель обвинения Тимур Ирих
12:56 Суд запрещает фотосъемку до конца процесса
12:00 Коротко о деле и что происходило на прошлом заседании
Дело Олега Приходько. День пятый — допрос друзей обвиняемого
Олег Приходько. Фото: Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над украинским активистом из Крыма — Олегом Приходько. Его задержали в октябре 2019 года по обвинению в подготовке теракта — подрыва администрации Сак. Позже добавилось обвинение в поджоге генконсульства РФ во Львове. «Ґрати» ведут текстовый онлайн судебного процесса.
12:00
09 июля
12:00
09 июля
Коротко о деле и что происходило на прошлом заседании

Жителя поселка Орехово Сакского района Олега Приходько сотрудники ФСБ задержали 9 октября 2019 года. У него дома провели обыск по подозрению в подготовке теракта (часть 1 статьи 205 через статью 30 Уголовного кодекса РФ) и обнаружили самодельную взрывчатку (статьи 222.1 — приобретение и хранение взрывчатых веществ и 223.1 — изготовление взрывчатых веществ УК РФ).

На следующий день Приходько арестовал Киевский районный суд Симферополя.

По версии следствия, Приходько намеревался взорвать здание администрации Сак, чтобы принудить власти Крыма «к вхождению полуострова в состав Украины».

В начале февраля 2020 года следствие предъявило ему обвинение в подготовке еще одного теракта — поджоге здания Генерального консульства России во Львове «в целях воздействия на принятие органами власти Российской Федерации решения о необходимости вхождения Республики Крым в состав Украины». Для этого Приходько якобы нашел в Украине неустановленное лицо, созвонился с ним и предложил совершить теракт. Позже они переписывались по смс, и якобы запланировали совершить поджог в течение октября 2019 года.

Приходько отрицает вину и утверждает, что при обыске ему подбросили тротиловую шашку-200, запал от УЗ РГД-2 и поражающие элементы — нарезанные электроды для сварки. А в ночь после задержания в здании ФСБ неизвестный человек, представившись врачом под предлогом осмотра отобрал у него из полости рта биологические образцы. Приходько предполагает, что после этого его ДНК нанесли на взрывчатку, и таким образом следствие сфальсифицировало факт принадлежности ему взрывчатых веществ.

Он также заявляет, что подвергается преследованию за свою проукраинскую позицию.

62-летний Олег Приходько возглавлял местное отделение партии «Свобода», запрещенной в Крыму в январе 2014 года. Трижды принимал участие в Евромайдане. В 2012 году СБУ проводила у него обыск по подозрению в осквернении советского памятника. В феврале 2019 года сотрудники теперь уже ФСБ провели у него дома обыск по тому же поводу — по подозрению в осквернении свастиками памятника советским летчикам. При обыске у него изъяли украинскую символику, партийные флаги и флаги запрещенного в России «Правого сектора», а также портрет Степана Бандеры и пластиковые автоматы, которые направили на экспертизу.

До этого, в 2016 году его арестовали на трое суток по обвинению в хулиганстве, когда сотрудники патрульной службы остановили его автомобиль за украинские номера.

25 июня 2019 года Сакский районный суд Крыма оштрафовал Приходько на 2 тысячи рублей по административному производству о пропаганде и публичном демонстрировании нацистской символики (статья 20.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ) за татуировку в виде нацистской свастики.

После ареста Приходько по делу о терактах, прокуратура Крыма, базирующаяся в Киеве, открыла криминальное производство о незаконном лишении свободы (часть 1 статьи 146 Уголовного кодекса). Производство было открыто по заявлению представителя президента Украины в Крыму Антона Кориневича.

Дело Олега Приходько. День четвертый — допрос взрывотехника, историка и соседей по гаражу

На прошлом заседании суд допросил четырех свидетелей обвинения — двух соседей Приходько по гаражу, где оперативники ФСБ обнаружили взрывчатку, взрывотехники, который ее обезвредил, и историка, который настаивал на том, что татуировки на теле обвиняемого связаны с фашистской идеологией.

12:56
09 июля
12:56
09 июля
Суд запрещает фотосъемку до конца процесса

С самого начала заседания суд запрещает фотосъемку до конца процесса без какой-либо мотивации. В зале — дочь Приходько Наталья Афанасьева и украинский консул Юрий Довгуля.

Сегодня планируют допросить двух свидетелей обвинения.

Тимур Ирих — родился в средней Азии 17 октября 1977 года, безработный, проживает в Саках, с Приходько в дружеских отношениях.

Владимир Кунцов — родился в Симферополе 2 июня 1958 года, ухаживает за ребенком-инвалидом, живет в Саках. Тоже дружит с Приходько.

Приходько подтверждает, что оба свидетеля — его друзья.

13:33
09 июля
13:33
09 июля
«Я не верю, что он мог что-то такое сделать. Ему точно это подкинули, чтобы посадить» — свидетель обвинения Тимур Ирих

Тимур Ирих познакомился с Приходько четыре года назад через общего знакомого, у которого свидетель работал на ферме. Прокурор спрашивает, были ли у Приходько пожелания по поводу приветствий, видимо намекая на нацистское. Вместо этого Ирих охарактеризует Приходько.

«Трудолюбивый, отзывчивый, всегда помогал, настоящий патриот Украины. Так же как и я не приветствовал в 2014 году присоединение Крыма к России. Приходько хотел видеть крымскотатарскую республику в составе Украины. Так же как и я придерживался проукраинских взглядов».

Рассказывает, что никаких терактов они не обсуждали, считает это все сфабрикованным делом. Свидетель поясняет, что Приходько коллекционировал символику, модели военной техники, флаги зарубежных стран. Насчет националистической атрибутики пояснить ничего не может.

«Пол России ходит в таких наколках как у него. Все, кто на зоне был», — говорит Ирих.

В материалах дела есть запись прослушки разговора Приходько и Ириха, где Приходько эмоционально высказывал угрозы в адрес российского посольства после штрафа за демонстрацию нацистской символики. Прокурор спрашивает о ее характере, Ирих поясняет, что подсудимых это «в сердцах сказал, потому что ему обидно было». В намерения Приходько взорвать администрацию Сак он не верит, говорит, что фраза о том, что подсудимый «разберет по кирпичику посольство во Львове» — не более, чем эмоции.

«Крым был и будет украинским, а дома у меня украинская атрибутика. Не я к вам в Москву на танке заехал, а вы ко мне! Завтра к нему та же мразь приедет из-за того, что он правду сказал! История повторяется, и я вас заразу…», — кричит Приходько из аквариума.

Суд его прерывает и угрожает удалить. Допрос продолжает сторона защиты.

Ирих рассказывает адвокату Назим Шейхмамбетову, что он друг семьи Приходько, они часто общались, приезжали друг к другу домой. Говорит, что «у Приходько — золотые руки». Не помнит, кто мог быть свидетелем их разговоров. Говорит, что подсудимый использовал «неплохой смартфон», но не может вспомнить какой конкретно. При этом говорит, что помнит только один телефон. Номер Приходько он удалил, потому что тот долго не выходил на связь. Номер телефона с момента знакомства у Приходько не менялся. По смс они никогда не общались, по интернету — тоже.

«Знаю только как world of tanks включить. ФСБ пришли, начали лазить. У меня у отца инфаркт был вообще. Это не ФСБ, это НКВД», — говорит Ирих.

Ирих описывает дом Приходько — «одноэтажный, очень уютный, огороженный небольшим забором». Знает о двух больших гаражах в собственности у подсудимого, но был только в одном, откуда забирал свои инструменты. Никаких взрывчатых веществ и боеприпасов там он не видел.

«Это бред. Я не верю, что он мог что-то такое сделать. Ему точно это подкинули, чтобы посадить», — поясняет Ирих.

Свидетель уточняет, что никакого КПП и охраны на въезде в гаражный массив нет. О политической деятельности Приходько он не в курсе, никогда не слышал с его стороны и призывов к свержению власти и насилию.

«Они ему покоя не давали, все время обыскивали, штрафовали, допрашивали. Он неугоден был этой власти. Боюсь, то же самое ждет и меня», — отвечает Ирих на вопрос об отношениях Приходько с правоохранительными органами.

«Он — настоящий мужик, настоящий патриот, как и я. Власть меняется, но он свою точку зрения не меняет», — добавляет Ирих.

Ирих рассказывает, что после задержания Приходько его самого стали периодически вызывать сотрудники ФСБ. Последний раз это было, когда в Саки приезжал следователь Иван Романец. Тогда свидетеля вызывали 4 раза. Во время бесед со следователем Ирих ссылался на статью 51 Конституции РФ, позволяющую не свидетельствовать против себя.

Обыск у самого Ириха проводился 10 октября, на следующий день после задержания Приходько. После обыска у отца случился инфаркт, у матери до сих пор проблемы со здоровьем на фоне стресса. Свидетель говорит, что ФСБ привела тогда своих понятых.

«Они в 4 часа утра пришли, я пьяный был после дня рождения товарища, а тут в масках с автоматами спецназ врывается, думал у меня белка началась, хоть бы в 6 пришли», — вспоминает свидетель.

Тем утром его забрали пьяным из дома и увезли на допрос. Свидетель рассказывает, что сотрудники ФСБ «налили ему 100 грамм», видимо, чтобы опохмелиться.

— Я правильно понимаю, что вы были в состоянии алкогольного опьянения? — спрашивает его прокурор.
— Ну еще бы 5 литров чачи выпить.
— И вам сотрудники ФСБ еще налили?
— Ну да, чтобы в себя пришел.

Допрос продлился недолго. После — он отправился домой.

Приходько дают возможность задать вопросы свидетелю.

— Тимоша, брат!
— Привет, Олег!
— Храни тебя Аллах! Мамке привет и папке низкий поклон! Только вчера тебя вспоминал.

Суд отпускает свидетеля.

13:51
09 июля
13:51
09 июля
«Какая взрывчатка в гараже, где проходной двор? Это глупость какая-то» — свидетель Владимир Кунцов

Следующий свидетель — Владимир Кунцов, бывший глава администрации сакского района.

Они познакомились лет 10 назад в Саках, дружат столько же. Приходько изготавливал ему ворота. Кунцов называет его «художником по металлу». Политику они почти не обсуждали, но Кунцов считает, что он придерживался нормальных взглядов, был хорошим семьянином. Чаще обсуждали бытовые вещи, — «жизнь и историю, ни о каком терроризме речи никогда не шло».

«У нас не та репутация, чтобы мы обсуждали какой-то терроризм. Не знаю, кем является Приходько, но считаю, что в этой стране каждый может быть тем, кем хочет. Для меня национализм не является ругательством. Дома у него я нацистской символики не видел, видел только государственную украинскую, его татуировки с ним не обсуждал. Насчет его взглядов и политической деятельности не в курсе, это вы его спрашивайте», — пояснил Кунцов прокурору.

Допрос переходит к стороне защиты. Кунцов рассказывает, что виделись в среднем раз в неделю, «как занятость позволяла», ходили друг к другу в гости, предварительно созванивались. Какой у него мобильный телефон не помнит. Номер Приходько не знает, потому что поменял телефон, а добавлять его в контакты не стал в связи с арестом последнего. Помнит, что номер у Приходько был один.

«У меня времени нет телефонами заниматься, татуировками; у меня ребенок — инвалид, я его с дочкой оставил, а сейчас вам тут какие-то непонятные истории рассказываю», — вздыхает Кунцов.

По смс они не общались, им было проще созвониться, потому что оба — «очкарики». Кунцов рассказывает, что Приходько очень любил военную историю и хорошо разбирался в военной технике, особенно немецкой. Они все время это обсуждали. Сам Кунцов очень любит Германию, был там много раз и любил говорить о ней с подсудимым.

Адвокат Шейхмамбетов расспрашивает свидетеля о гараже, где нашли взрывчатку. Кунцов говорит, что был там несколько раз с Приходько, но никаких боеприпасов и взрывчатых веществ не видел.

«Какая взрывчатка в гараже, где проходной двор? Это глупость какая-то. Там может любой пройти-зайти, это проходная территория. Обычный гараж, был его рабочим местом. Ни заборов, ни ограждений, ни КПП, ни охраны», — говорит свидетель.

Он описывает Приходько как человека очень эмоционального и говорит, что из-за этого у него возникали проблемы с правоохранителями. Ни о каких планах мести или терактах он ему никогда не говорил.

«Ни один человек в Саках не верит, что Приходько может быть террористом. Когда я вижу, что он сидит — для меня это невозможно», — говорит Кунцов.

У свидетеля тоже был обыск 10 октября прошлого года: начался в 6 утра, но за два часа сотрудники ФСБ закончили. После обыска его отвезли в Симферополь, где допросили.

— Вы поехали по собственному желанию? — спрашивает адвокат Шейхмамбетов
— Да у меня выбора не было, группа захвата 10 человек в масках с автоматами. Спецсредства правда не применяли.

Допрос продлился час, спрашивали в основном про Приходько, его татуировки и деятельность.

Ни о какой связи Приходько с боеприпасами и взрывчаткой он ничего не знает. Говорит, что Приходько — художник, который своими руками собирал модели, дарил его сыну собранный вручную парусник и обвинять художника в терактах просто глупо. Об участии Приходько в протестах на Майдане ничего не знает.

— Володя, привет, дружище! — машет ему Приходько, когда очередь задавать вопросы доходит до него.
— Держись, старина!

Прокурор отказывается от остальных свидетелей и просит суд дать ему возможность перейти к изучению письменных доказательств. Суд отказывает и говорит, что график не позволяет.

Объвляется перерыв до 10:00 6 августа.

Приходько прикладывает к окну «аквариума» плакат: «Прекратите загонять мусульман в свой Освенцим»; но суд запрещает журналистам это снимать.