Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День первый — обвинение

15 ноября
10:11 «Я гражданин Украины, российский паспорт получил вынужденно»
10:05 Судья со знанием крымскотатарского
10:00 Встреча подсудимых с родственниками
09:52 Дети Мустафаева: «Баба – ты мой герой»
09:50 Отец Аметова: «Последний раз з виделся с сыном в августе»
09:05 Группа поддержки в коридорах
09:00 «Бахчисарайская восьмерка»: кто это
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День первый — обвинение
Координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
В Южном окружном военном суде в российском Ростове-на-Дону начинается процесс над восемью крымскими татарами по делу Хизб ут-Тахрир. На скамье подсудимых оказались жители Бахчисарая, активисты общественного движения «Крымская солидарность», оказывающего помощь политзаключенным. Их обвиняют в организации и участии ячейки исламской партии «Хизб ут-Тахрир», которая признана в России террористической, но действует свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» ведут текстовую трансляцию из зала суда.
09:00
15 ноября
09:00
15 ноября
«Бахчисарайская восьмерка»: кто это

Из восьми подсудимых шестеро были взяты под стражу 12 октября 2017 года – Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они жили в Бахчисарае и участвовали в организации «Крымская солидарность». Это объединение, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Еще двое фигурантов были задержаны и арестованы позже – 22 мая 2018 года. Это Эдем Смаилов и Сервер Мустафаев – координатор «Крымской солидарности».

По версии Федеральной службы безопасности, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России. Это международная исламистская организация, которая выступает за создание исламского государства на традиционно мусульманской территории. Ее члены отрицают силовые методы достижения этой цели и используют ненасильственные инструменты: проповедь и личный пример.

В 2003 году Хизб ут-Тахрир была признана террористической в России, но в Украине и большинстве стран Евросоюза она может действовать легально. До аннексии Крыма на полуострове, по оценкам экспертов, в Хизб ут-Тахрир состояло около 10 тысяч человек. В марте 2014 года в одночасье они оказались вне закона.

Из восьми крымчан, которых судят сейчас, трое – Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов – обвиняется в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса). Наказание за это преступление предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ). За это дают меньше – от 10 до 15 лет заключения.

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и считают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам. Организация «Крымская солидарность» считает, что арест их активистов – это «запугивание общества в целом».

Восьмерых подсудимых называют «Второй Бахчисарайской группой». Первая – четверо жителей Бахчисарая, которых задержали за членство в Хизб ут-Тахрир раньше. В конце 2018 года они были приговорены к заключению сроком от 17 до 9 лет колонии.

09:05
15 ноября
09:05
15 ноября
Группа поддержки в коридорах

В коридорах суда многолюдно. Из Крыма поддержать «восьмерку» приехало около 30 человек: родственники, активисты «Крымской солидарности». Адвокаты и родные обвиняемых говорят, что надежд на положительный исход дела у них нет.

«Просто, чтобы увидеть ребенка приезжаешь. Хочется увидеть его, пойти на свидание. А суды все одинаковые. Мы с 17-го года насмотрелись уже», – говорит мать Тимура Ибрагимова Нияра.

Фото: Ґрати

09:50
15 ноября
09:50
15 ноября
Отец Аметова: «Последний раз з виделся с сыном в августе»

Близкие подсудимых ехали в Ростов вместе. Отец Эрнеса Аметова Сейяр говорит, что за время следствия семьи обвиняемых стали друг другу как родственники.

«Последний раз виделся с сыном в августе в Крыму. Разрешили прийти на свидание один раз за все время. Почему отказывали – не объясняли… Судебные заседания были закрытые. Я нанимал адвоката и не мог смотреть, как он работает», – сетует Сейяр.

09:52
15 ноября
09:52
15 ноября
Дети Мустафаева: «Баба – ты мой герой»

Сыновья Марлена Асанова надели футболки с портретом отца. «Баба (в пер. с крымскотатарского – папа – Ґ), ты мой герой», – написано на одной из них.

Сыновья Марлена Асанова, Ґрати

10:00
15 ноября
10:00
15 ноября
Встреча подсудимых с родственниками

Фото: Ґрати

Слушатели заходят в зал заседаний. Подсудимые уже в камере. Улыбаются, машут из «аквариума» друзьям и родственникам, выглядят уверенно.

Пристав предупредил, что, по решению суда, на следующее заседание в зал будут пускать не больше 20 слушателей.

Когда все зашли, полицейский перекрыл собой вид на подсудимых. Родственники попросили его подвинуться, он сделал вид, что не слышит. «Сотрудник полиции может сам выбирать, где ему стоять», – поясняет пристав.

10:05
15 ноября
10:05
15 ноября
Судья со знанием крымскотатарского

В зал заходит коллегия во главе с судьей Ризваном Зубаировым. Он с Кавказа, до недавнего времени работал на посту заместителя председателя Крымского гарнизонного военного суда.

Зубиров разъясняет правила поведения во время заседаний. Адвокаты просят об участии переводчика с крымскотатарского на русский, он находится в зале. Судья удовлетворяет просьбу и добавляет, что сам знает крымскотатарский.

«Я буду пресекать злоупотребление услугами переводчика», – предупреждает Зубаиров.

10:11
15 ноября
10:11
15 ноября
«Я гражданин Украины, российский паспорт получил вынужденно»

В зале душно, подсудимые просят включить кондиционер.

Судья выясняет явку сторон, просит подсудимых сообщить анкетные данные. Марлен Асанов говорит, что по образованию крымскотата