«Он видел того, кто в него стрелял». В суде выступил сын погибшего в результате ранения на Майдане Василя Аксенина

Василь Аксенин с сыновьями Богданом и Юрием (слева направо) Фото: фейсбук Юрия Аксенина
Василь Аксенин с сыновьями Богданом и Юрием (слева направо) Фото: фейсбук Юрия Аксенина

За убийство 48 активистов Майдана и ранение 80 протестующих на Институтской 20 февраля 2014 года в Святошинском райсуде Киева судят пятерых бывших бойцов «черной роты» «Беркута»: Сергея Тамтуру, Александра Маринченко, Олега Янишевского, Павла Аброськина и Сергея Зинченко. 6 октября перед судом присяжных выступил потерпевший — Юрий Аксенин, 31-летний сын погибшего Василя Аксенина.

«Ґрати» рассказывают об обстоятельствах ранения и гибели Василя Аксенина со слов его сына.

 

Василь Аксенин, активист Майдана из Черновцов, получил тяжелое ранение 20 февраля и через три недели умер от последствий в больнице в Польше. Его сын признан потерпевшим в деле об убийстве «майдановцев».   

Юрий Аксенин уже давал показания в апреле, а теперь выступает повторно, после того как дело Маринченко и Тамтуры, разделенное из-за обмена заключенными в декабре 2019 года, объединили обратно с делом Янишевского, Аброськина и Зинченко.

 

Протестующие хотели задавить количеством 

Юрий Аксенин выступает в Святошинском райсуде Киева 6 октября 2021 Фото: Адвокатская совещательная группа

«Мама сообщила о ранении отца», — рассказывал Юрий.

Василя Аксенина ранили возле Октябрьского дворца утром, между 9:16 и 9:21. По его словам, он пошел туда, чтобы помочь другим протестующим, которых начали расстреливать правоохранители.

«Они хотели количеством задавить. Чтобы они (силовики — Ґ ) увидели, что несмотря на то, что людей расстреливают, люди начинают подходить, и придется убивать больше», — пояснял потерпевший.

Кроме того, была задача «отпугивать дымами и коктейлями», чтобы нарушить тактику правоохранителей.

«Как со слов моего отца и не только его, мне известно, что 20 февраля была спланирована спецоперация правоохранителями, которые заманили протестующих на аллею и там совершали расстрелы», — свидетельствовал Юрий.

На Василе был бронежилет и каска, но они не помогли: пуля попала в правое незащищенное бедро и прошла навылет.

«Стреляли из автомата, из «Калаша», напротив меня, в черной форме», — рассказал Василь сыну, когда тот пришел к нему в больницу после ранения.

Стрелявшего он заметил возле деревьев. Юрий потом был на месте событий, и говорит, что расстояние до стрелка было меньше 100 метров.

Бронежилет, как сообщили врачи сыну Василя, был весь расстрелянный, но его не сохранили, а почему-то «утилизировали». Поразившую пулю не нашли. 

«Я приходил к нему три раза… — вспоминал сын в суде. — В первый раз разговор был очень коротким. Я видел, что ему было очень плохо. Я не знал, куда его ранили, он был накрытый так вот и был сильно мокрый. Я сел возле него, взял за руку, и он меня попросил. Сказал: «Сынок, я тебя очень рад видеть, но пересядь, пожалуйста, на другую сторону, потому что очень болит».

 Василь пробыл в больнице несколько дней. 25 февраля его направили в Польшу, которая приняла на лечение раненых на Майдане. Он умер там 12 марта. Ему было 52 года.

 Василя Аксенина похоронили в Черновцах, где он жил с семьей. Его могила находится на Аллее славы центрального кладбища. В городе в его честь переименовали улицу Фрунзе.

 

Отец рассказывал о провокациях силовиков

Протестующие в правительственном квартале, февраль 2014 года. Фото: Евгений Фельдман

 «Если нас больше, то почему нельзя просто поотрывать головы им всем за то, что они нарушают закон», — спрашивал Аксенин своего отца в разгар протестов. 

И получил ответ: «Майдан выбрал правовой путь, и потому он стоит так долго».

Василь все время просил сына не приезжать на Майдан. Он говорил: молодые люди не должны там находиться, потому что это вина его поколения, ответственность взрослых, которые допустили Виктора Януковича и его «семью» к власти.

«Ему было очень больно видеть пострадавших молодых парней», — вспоминал Аксенин, когда свидетельствовал первый раз, в апреле.

Василь рассказывал сыну, что правоохранители постоянно устраивали провокации, превышали полномочия и усугубляли насилие. 

Несмотря на то, что у них были стандартные спецсредства — дубинки и баллончики —  силовики использовали и камни, и «коктейли Молотова», и даже арматуру.

Для провокаций силовики использовали людей в штатском. 

 «Юра, в гражданской форме к тебе будут подходить люди, тем более будут понимать, что ты сейчас злой, будут предлагать оружие», — предостерегал Василь сына.

У таких людей, рассказывал он, находили потом удостоверения СБУ или МВД, а также корочки «Партии регионов». Их задерживали «майдановцы» из «4-й козацкой сотни» во главе с Николаем Бондарем с позывным «Судья». Потом их передавали в руки тем же правоохранителям.

Василь также говорил о том, что с милицией сотрудничал и «криминальный элемент»: они были зачинщиками большинства столкновений.

В сопровождении милиции к Майдану подвозили автобусы с людьми «подозрительного внешнего вида». Их потом задерживали «майдановцы» во время краж или пьяных дебошей и передавали силовикам. Но через время они снова появлялись на Майдане.

Прокуроры спрашивали Аксенина о настроении участников протеста. Юрий вспомнил, как отец ему говорил, что после 18 февраля, когда правоохранители применили силу против участников «Мирной ходы», были ожидания, что на этом противостояние закончится, так как вмешается международное сообщество.  

«Что это уже фактически будет победа, потому что людей побили, и все увидели настоящее лицо той власти», — говорил Василь сыну.

Война и «Мирная хода». С чего начались расстрелы на Майдане, кто за это ответил, а кто пошел на повышение

Также прокуратуру интересовали лидеры Майдана: влияла ли их позиция на поведение Василя и других протестующих. Версию о том, что у Майдана были четкие лидеры, высказывали адвокаты экс-беркутовцев. 

«Нет, — твердо отвечал Юрий. —  Отец сообщал — я не хочу никого обидеть — но они исполняли больше функцию шутов, а не руководителей, точно».

Но о многом они не успели поговорить. Когда отец попал в больницу, Юрий был уверен, что он выживет.

«Я не задавал ему много вопросов, потому что тогда говорили, что у него максимум, что может быть, — это потеря ноги», — объяснял он суду.

С 2019 года Юрий Аксенин возглавляет общественную организацию «Семья героев Небесной Сотни». Он регулярно ходит на заседания по делу «беркутовцев» и следит за другими делами Майдана.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов