«Ну, чем не чародей?». Суд отправил Виктора Медведчука под домашний арест по обвинению в финансировании терроризма и госизмене

Виктор Медведчук в Печерском райсуде Киева во время заседания по избранию меры пресечения 12 октября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Виктор Медведчук в Печерском райсуде Киева во время заседания по избранию меры пресечения 12 октября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Судья Печерского райсуда Киева Вита Бортницкая отправила народного депутата, главу политсовета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь!» Виктора Медведчука под домашний арест до 7 декабря нынешнего года. 

Прокуратура подозревает Виктора Медведчука в государственной измене часть 2 статьи 28, часть 1 статьи 111 Уголовного кодекса и создании террористической организации часть 1 статьи 258-3 УК . Политику грозит до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества. 

В суде прокурор Владимир Потапенко ходатайствовал о взятии политика под стражу до 19 ноября с альтернативой в виде залога в 1 млрд гривен. 

Следствие утверждает, что в 2014 году Медведчук добился, чтобы Украина закупала уголь с территории под контролем «ЛНР» и «ДНР», и организовал схему поставок. Тем самым он подорвал энергетическую независимость страны и содействовал терроризму — считает следствие.

Виктор Медведчук вину не признает и настаивает, что действовал в рамках законов того времени. Подозрение в новом преступление он называет политическими репрессиями. 

«Ґрати» следили за заседанием по избранию меры пресечения и рассказывают подробности нового дела против политика.

 

Угольный кризис

14 августа 2014 года министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан собрал директоров государственных энергетических предприятий на совещание. В преддверии осени министра беспокоила перспектива остаться без энергетического угля.

До начала боевых действий на Донбассе 95% этого угля поставлялось из Луганской и Донецкой областей. К концу июля более 80 государственных шахт оказались за линией фронта. Оставшиеся под контролем Украины 37 шахт на Востоке и Западе страны не могли обеспечить потребностей в энергетическом угле.  

Уголь приходилось закупать в России, но существовал риск, что в любой момент поставки будут заблокированы по политическим мотивам. Продан решил искать альтернативный источник угля. Из вариантов закупать уголь из Перу, Китая и Южно-Африканской республики  чиновники остановились на последнем.

Через пять дней после совещания у министра госкомпания «Укринтеренерго» подписала контракт с компанией-трейдером Steel Mont Trading Ltd. Она обязалась до 15 февраля поставить в Украину 1 млн тонн угля из ЮАР по 86 долларов за тонну. Уголь должен был пойти на Змеевскую и Трипольскую теплоэлектростанции, которые входят в состав госкомпании «Центренерго». 

30 октября первая партия угля из ЮАР прибыла в украинские порты, а через пять день уголь оказался на Трипольской ТЭС. Вместе с транспортировкой он обходился в итоге в 101 доллар за тонну. 

С поставкой следующих партий возникли сложности. 4 ноября на заседании Совета национальной безопасности и обороны президент Петр Порошенко засомневался в том, что государство покупает африканский уголь по адекватной цене и раскритиковал его качество. В тот же день Генеральная прокуратура начала проверку Минэнерго и вызвала Юрия Продана на допрос.

 «Африканский уголь не горит на украинских ТЭС», — утверждал тогда генеральный прокурор Виталий Ярема. 

 Уже через десять дней, 14 ноября, Steel Mont Trading Ltd  разорвала контракт с «Укринтерэнерго» и прекратила поставлять уголь. Директор «Укринтеренерго» Владимир Зиневич тогда объяснял, что трейдер отказался от поставок именно из-за уголовного разбирательства. Оно длилось почти два года.

Угольная шахта на Донбассе, 2015 год. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Через месяц Продан лишился должности министра, а Зиневича арестовали по подозрению в завладении бюджетными средствами — следствие считало, что он закупал африканский уголь по завышенным ценам. 

В ответ руководство «Центрэнерго» даже устроило показательное тестирование угля из ЮАР. Оказалось, что уголь горит хорошо. В итоге дело против Зиневича закрыли из-за отсутствия состава преступления. 

Пока в Украине разбирались горит ли уголь из ЮАР, Россия сделала то, чего так опасался Продан — прекратила продавать Украине уголь. 22 ноября 2014 года, через неделю после разрыва контракта со Steel Mont Trading Ltd, правительство РФ ввело на это мораторий. Возобновить поставки россияне соглашались только после того как Украина начнет покупать  уголь с территории «ДНР» и «ЛНР». 

Через месяц Украина это условие выполнила. 16 декабря «Укринтеренерго» подписало договор о поставке угля с госпредприятием «Луганскуголь». До этого предприятие, зарегистрированное в Луганске, перерегистрировали в Киеве и открыли счета в государственном «Укрэксимбанке».  30 декабря схожий договор заключили с государственной шахтой имени Киселева из Донецка. Еще через месяц, в январе 2015 года, «Укринтеренерго» подписало с каждым из предприятий годовой контракт на сумму в 1,5 млрд гривен. Уголь из Донецка покупали до августа, из Луганска — до ноября 2015 года. 

 

Подрывная деятельность

Через семь лет после этих событий прокуратура утверждает, что отказ Украины от африканского угля — часть плана, который в интересах России разработал и реализовал Виктор Медведчук.  

Когда именно советник президента России Владислав Сурков и вице-премьер Дмитрий Козак решили привлечь Медведчука к подрывной деятельности против Украины следствие установить не смогло. На судебном заседании по избранию ему меры пресечения прокурор Владимир Потапенко утверждал, что это произошло не позже октября 2014 года. Причем Медведчук сам придумал, как именно может быть полезен россиянам.

«Имея определенные организаторские способности, жизненный опыт, материальное состояние и юридическое образование, разрабатывая преступный план, Медведчук отвел себе на территории Украины роль организатора осуществления помощи руководству РФ в организации подрывной деятельности против Украины и способствования деятельности террористических организаций», — сказал прокурор.

Прокурор Владимир Потапенко (слева) во время заседания по избранию меры пресечения Виктору Медведчуку в Печерском райсуде Киева 12 октября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

По версии следствия, преступный план Медведчука заключался в следующем: используя свои связи убедить руководство Украины закупать уголь из «ДНР» и «ЛНР». Причем часть денег платить наличными. 

«Деньгами за поставку по своему усмотрению должны были распоряжаться руководители террористических организаций «ДНР» и «ЛНР», — сказал прокурор Потапенко. По его мнению, тем самым Медведчук содействовал терроризму. Чтобы добиться желаемого Медведчуку сначала пришлось убедить руководство Украины отказаться от африканского угля.

Фамилию Порошенко прокурор не назвал, упомянув лишь «одно из должностных лиц, которое 4 ноября 2014 года высказало безосновательные сомнения о качестве угля из ЮАР». По версии Потапенко, это выступление стало сигналом к началу старта информационной кампании против поставок угля из ЮАР. В таких условиях подрядчик разорвал контракт.

Команда прокуроров во время заседания по избранию меры пресечения Виктору Медведчуку в Печерском райсуде Киева 12 октября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

После этого, считает следствие, Медведчук предложил руководству России заблокировать поставки угля в Украину, чтобы тем самым вынудить ее покупать уголь из «ДНР» и «ЛНР». Но даже после этого руководители госкомпаний «Укринтеренерго» и «Центренерго» отказывались подписывать такие договора. 

Медведчуку пришлось убедить «высшие должностные лица Украины» сменить руководство компаний и министра энергетики. Пока Медведчук вел переговоры с Киевом и Москвой, бизнесмен Сергей Кузяра от его имени согласовывал детали поставок с украинскими чиновниками и руководством «ДНР» и «ЛНР». В итоге договора все же подписали. Чтобы соблюсти формальности государственные «Шахта имени Киселева» и «Луганскуголь» из Донецка и Луганска перерегистрировали в Киеве и открыли им счета в государственном же «Укрэксимбанке». 

Следствие утверждает, что деньги за уголь «Шахты имени Киселева» и «Луганскугля» перечисляли фиктивным фирмам, а затем обналичивали и передавали руководителям «ДНР» и «ЛНР». В 2015 году оба предприятия получили контракты в сумме на 3 млрд гривен, но на практике им перечислили только 205 млн гривен, причем часть наличными. Так, по версии следствия, 10 млн гривен аванса за уголь неизвестные при содействии Медведчука доставили в Донецк и Луганск 31 декабря 2014 года. 

«Действия Медведчука подрывали энергетическую безопасность страны, поставив ее в зависимость от поставок из России и «ЛДНР» и дав России более широкие возможности для вмешательства во внутренние дела Украины», — подытожил прокурор.

Главное доказательство против Медведчука — фрагменты прослушки телефонных разговоров датированных 2014-2015 годами генеральная прокурорка Ирина Венедиктова и глава СБУ Иван Баканов обнародовали еще до того как прокуроры вручили политику подозрение в преступлении.

По версии следствия, на них зафиксированы разговоры Медведчука с Владиславом Сурковым, Дмитрием Козаком и российским послом в Украине Михаилом Зурабовым.

На пленках голос, похожий на Медведчука, отчитывается перед россиянами о деталях поставок. После того, как все документы были оформлены, Медведчук радостно сообщил об этом заместителю главы Администрации президента России Владимиру Остапенко.

Когда сепаратисты получили деньги за уголь, министр топлива, энергетики и угольной промышленности «ЛНР» Дмитрий Лямин, судя по записям, рассказал об этом коменданту города Стаханов Павлу Дремову.

 

В рамках законодательства

Защита Медведчука отрицает, что он имел отношение к расторжению контракта на поставку угля из ЮАР. Адвокат политика Камиль Кирпичев в суде цитировал материалы давнего дела против экс-директора «Укринтеренерго» Владимира Зиневича, в частности — распечатки прослушки его телефона.

На записях, утверждает адвокат, торговый представитель компании Steel Mont Trading Ltd Раджеш Кумар Сарая сообщает Зиневичу, что договорился перепродать уголь из ЮАР компании ДТЭК Рината Ахметова. Затем Зиневич звонит генеральному директору этой компании Максиму Тимченко и поздравляет с выгодной покупкой, так как Россия вот-вот должна ввести мораторий на продажу угля.

Адвокат Камиль Кирпичев во время заседания по избранию меры пресечения Виктору Медведчуку в Печерском райсуде Киева 12 октября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Вот в понедельник у всех будет истерика, куда пропал ЮАРовский уголь», — цитировал в суде их разговор Кирпичев. 

По версии защиты, трейдер разорвал соглашение с «Укринтеренерго» отнюдь не из-за проверок прокуратуры, а просто потому что ДТЭК предложил за него более выгодную цену. 

Защитники Медведчука настаивают — прокуратура в суде не сможет подтвердить подлинность главного доказательства обвинения — записей его телефонных разговоров. Из материалов дела, которые в суде цитировали адвокаты, следует, что экспертиза защиты не смогла установить их подлинность. 

«Таким образом, разговорный сигнал, записанный через канал мобильной связи может быть смонтирован из отдельных фрагментов штатными техническими средствами мобильной связи. Установить есть ли признаки монтажа в таких записях или есть ли результаты обработки фонограмм в таких записях невозможно», — цитировал в суде адвокат Кирпичев вывод сотрудницы института спецтехники и экспертиз СБУ Ирины Козак.  

Сам Виктор Медведчук в суде заявил, что считает подозрение необоснованным. Он апеллировал к закону «Об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который вступил в силу 18 октября  2014 года и разрешал государственным предприятиям заключать договора с предприятиями на неподконтрольных территориях, обязывая государство предоставлять этим районам социально-экономическую помощь. Действие соответствующих статей Верховная рада приостановила только 25 марта 2015 года, то есть уже после начала поставок угля из «ДНР» и «ЛНР».

Виктор Медведчук с адвокатами в Печерском райсуде Киева во время заседания по избранию меры пресечения 12 октября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Я уверен и считаю, что любые действия физлиц и должностных лиц не могут быть незаконными, потому что действовал закон который эти действия предусматривал. «ДНР» и «ЛНР» не были в этот период признаны террористическими организациями. Предприятия, которые там работали, платили налоги в бюджет Украины аж до марта 2017 года, до экономической блокады», — сказал в суде Медведчук. 

При этом политик подчеркнул, что международное сообщество до сих пор не признало «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями.  Он не отрицал, что в 2014 году бывал в Донецке и Луганске и вел переговоры с руководителями «республик», но утверждал, что действовал сначала по поручению исполняющего обязанности президента Александра Турчинова, а затем — пятого президента Петра Порошенко, который назначил его в украинскую делегацию Минской трехсторонней контактной группы. 

Хотя Медведчук и утверждает, что не делал ничего противозаконного, подлинность записей его разговоров он тоже отрицает.

«Я таких разговоров не помню. Они смонтированы. Может у вас есть записывающие устройства? А я уверен, что нет. Может есть оригиналы записей?», — спрашивал политик у прокуроров.

Его защитники настаивают — у следствия нет и никаких доказательств того, что у Медведчука были сообщники, в том числе Кузяра как это утверждает следствие. По словам адвоката Кирпичева, его клиент даже не был знаком с Кузярой. В конце сентября нынешнего года Печерский районный суд Киева отправил Кузяру под стражу с возможностью выйти под залог в 500 млн гривен.

Судья Вита Бортницкая во время заседания по избранию меры пресечения Виктору Медведчуку в Печерском райсуде Киева 12 октября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Добиться ареста Медведчука прокуратуре пока что не удалось, судья Вита Бортницкая отправила его под домашний арест до 7 декабря. Прокуратура уже заявила, что будет подавать апелляцию. Виктор Медведчук сказал, что пока не решил будет ли обжаловать меру пресечения.

Уже после избрания меры пресечения Медведчуку генеральная прокурорка Ирина Венедиктова упомянула о новых деталях расследования поставок угля в колонке на «Украинской правде». Она утверждает, что в организации поставок угля из «ДНР» и «ЛНР» у Медведчука был личный меркантильный интерес — связанные с ним компании становились посредниками при поставках угля из России и зарабатывали на этом. Кроме того Венедиктова утверждает, что к организации поставок угля с неподконтрольных территорий были причастны чиновники тогдашней Администрации президента Украины. Но конкретных названий компаний и фамилий экс-чиновников она не назвала. В суде подчиненные Венедиктовой о том, что Медведчук зарабатывал на поставках угля, не упоминали.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов