Выбросы без разрешения. В Харькове судят директора коксового завода

Коксовый завод.  Фото: Суспільне Харків
Коксовый завод. Фото: Суспільне Харків

В августе 2020 года харьковчане вышли на первый массовый протест из-за работы коксового завода — они жаловались на плохое самочувствие и требовали уменьшить выбросы. Так активисты инициировали сразу несколько судебных процессов, которые продолжаются до сих пор. 

Экоинспекция пришла на предприятие с проверкой и выяснила, что оно работает без разрешения на выбросы, которое выдает Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов. Инспекция обратилась в суд с просьбой взыскать с завода почти 3,5 миллионов гривен ущерба и приостановить его работу до получения разрешения. Министерство выдало его предприятию, но активисты указали на, по их мнению, недостоверную информацию в документах, и ведомство тоже обратилось в суд — с просьбой аннулировать разрешение. 

18 октября Октябрьский районный суд Харькова начал слушать еще одно дело — по обвинению директора завода Максима Бондарева в загрязнении воздуха. По версии следствия, именно он позволил заводу работать без разрешения на выбросы. Бондарев считает, что предприятие работало законно, а вред от выбросов преувеличен.

«Ґрати» рассказывают о судах вокруг харьковского коксового завода. 

 

Разрешение на выбросы

Харьковчанин Александр Константинов живет возле коксового завода. У себя дома он установил датчик, сигнализирующий об ухудшении качества воздуха. В августе 2020 года прибор зафиксировал загрязнение, превышающее норму в несколько десятков раз. Весь район был затянут смогом, местные жители жаловались на обострения хронических заболеваний.

«Круглые сутки нельзя было открыть окна», — вспоминает Константинов в комментарии «Ґратам». Загрязнение воздуха он связывал с износом очистных сооружений и использованием некачественного сырья на коксовом заводе.

Незадолго до этого, осенью 2019 года, у завода сменился собственник. «Сбербанк России» конфисковал завод у частного предприятия «Харьковский коксовый завод», которое не выплатило кредит, оформленный под залог имещества. А другая частная компания — «Коксовый завод «Новомет» — взяла завод в аренду у банка. 

Новый собственник должен был получить разрешение на выбросы от Министерства защиты окружающей среды и природных ресурсов. По словам директора «Новомета» Максима Бондарева, в январе 2020 года завод подал в министерство пакет документов. В ответ ведомство направило перечень замечаний. «Новомет» устранил их и в марте повторно выслал документацию. 

Директор коксового завода Максим Бондарев и адвокатка Юлия Плетнева в Октябрьском райсуде Харькова, 19 октября 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

«Дальше, к сожалению, по неизвестным причинам министерство перестало нам отвечать, — жалуется Бондарев в комментарии «Ґратам». — Нам и разрешения не давали, и претензий не выдвигали». 

При этом завод продолжал работать. Директор считает, что «Новомет» мог пользоваться разрешением на выбросы, полученным предыдущим собственником и действительным до 2024 года. При этом выбросы не превышали норму, уверяет он. 

«Предприятие потенциально опасное — мы не можем просто взять и остановить его. Остановка может привести к взрыву. Поэтому поддерживали минимальную работоспособность предприятия, — объясняет Бондарев. — Коллектив — 350 человек. Людей на улицу выгнать?».

Позже переписка «Новомета» с министерство возобновилась. Завод дважды устранял недостатки в документах и в итоге, в марте нынешнего года, получил разрешение на выбросы. 

 

Протест и иски

В августе 2020 года состоялся первый массовый протест из-за работы коксового завода — несколько десятков местных жителей жаловались на плохое самочувствие и требовали уменьшить выбросы. 

Протесты из-за работы коксового завода, август 2020 года. Фото: Суспільне Харків

«Мы вышли с 18-метровой растяжкой: «Люди — не щури. Припиніть нас труїти». Требовали прекратить производство, организованное таким образом, когда максимально допустимые концентрации загрязняющих веществ в десятки раз превышают нормы», — рассказывает Александр Константинов.

По его словам, после протеста выбросы не прекратились. Тем не менее полиция открыла уголовное производство о загрязнении атмосферного воздуха вредными для окружающей среды веществами, отходами промышленного производства вследствие нарушения специальных правил, если это создало опасность для окружающей среды (часть 1 статьи 241 Уголовного кодекса Украины). На предприятии провели обыски.

Государственная экологическая инспекция пришла на коксовый завод с проверкой и выяснила, что он работает без разрешения на выбросы. Это стало основанием для подачи иска в Харьковский окружной административный суд — экоинспекция просила суд приостановить работу завода до получения им разрешения на выбросы. В декабре 2020 года суд частично удовлетворил иск, но завод подал апелляцию, которую еще рассматривает Второй апелляционный административный суд. 

В интересах экоинспекции прокуратура также подала иск в Хозяйственный суд Харьковской области — просила взыскать с «Новомета» почти 3,5 миллиона гривен убытков, нанесенных работой без разрешения на выбросы. В июне нынешнего года суд удовлетворил иск. Завод подал апелляцию, но 19 октября Восточный апелляционный хозяйственный суд отклонил ее.  

Еще один иск против «Новомета» подало Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов — просило аннулировать разрешение на выбросы, выданное этим же министерством в марте нынешнего года. По мнению Константинова, основанием для иска стали жалобы активистов, которые обнаружили в документации завода недостоверную информацию и заявили об этом. Но в октябре нынешнего года суд отклонил иск.

 

Обвинение

В сентябре в Октябрьский райсуд Харькова передали уголовное дело о загрязнение атмосферного воздуха вредными для окружающей среды веществами, открытое после протеста активистов. Обвиняемый — директор «Новомета» Максим Бондарев, ему грозит до трех лет ограничения свободы. 

По версии обвинения, Бондарев, понимая, что у завода нет разрешения на выбросы, с января по сентябрь 2020 года «организовал производство кокса и каменноугольной смолы, что привело к выбросу в атмосферу различных загрязняющих веществ и материалов».

Прокурор Владимир Бурмака в Октябрьском райсуде Харькова, 19 октября 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

«На источнике выбросов обнаружено содержание загрязняющих веществ в сверхнормативном размере. В результате таких выбросов, по результатам комплексной комиссионной судебной инженерно-экологической и экономической экспертизы, подтверждено убытки государству в лице Государственной экологической инспекции в Харьковской области в сумме больше трех миллионов гривен», — утверждает обвинение. 

Бондарев отрицает вину, а сумму убытков называет необоснованной. 

«Мы не планируем попытаться заработать и куда-то убежать. Мы хотим нормальное европейское предприятие. Мы инвестируем в модернизацию фильтрационных установок, производственное оборудование. Мы выплачиваем задолженность по зарплате, которая осталась от старого предприятия», — оправдывается директор «Новомета». 

 

Гражданский иск

Подготовительное заседание по делу Максима Бондарева, запланированное на 18 октября, не состоялось, поскольку судье Дмитрию Милову понадобилось время на ознакомление с гражданским иском. Его подали местные жители и активисты во главе с Еленой Решетько. Они требуют прекратить работу коксового завода и двух соседних предприятий — «Новотерм» и «Перпетуум солюшн» — и взыскать с их директоров, прокурора в деле Бондарева Владимира Бурмаки и ряда чиновников 114 миллионов гривен «убытков и ущерба, нанесенных преступлением».

«Гражданские истцы проживают в Новобаварском районе Харькова — непосредственно в зоне выбросов опасных веществ от незаконной хозяйственной деятельности по производству кокса и минеральной ваты из базальта, организованной гражданином Бондаревым Максимом Валентиновичем при пособничестве должностных лиц органов местного самоуправления на территории площадей залегания Новожановских месторождений питьевых подземных вод», — аргументируют истцы. 

Все три предприятия они назвали самостроем, а чиновников, которые, как они считают, не контролируют их работу — коррумпированными. Предприятия отравляют воздух, грунт и воду, убеждены активисты.

Активистка Елена Решетько в Октябрьском райсуде Харькова, 19 октября 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

19 октября суд продолжил подготовительное заседание. Прокурор Бурмака возражал против приобщения гражданского иска. По его мнению, он не связан с уголовным производством, которое рассматривается.

Защита поддержала прокурора. Адвокатка Бондарева Юлия Плетнева отметила, что в обвинительном акте не говорится о нанесении ущерба истцам, а в их иске также нет информации о материальном или моральном ущербе.

«Вместо этого в гражданском иске отмечается о загрязнении и разграблении полезных ископаемых общегосударственного значения, питьевой воды Новожановских месторождений, питьевых подземных вод. А само изложение фактических данных искового заявления по большей мере сводится к несогласию с принятым решением должностных и других лиц», — заявила Плетнева. 

Саму подачу иска людьми, которые, по мнению адвокатки, не имеют отношения к делу, она назвала неуважением к суду. В перерыве активистка Решетько возмущалась словам адвокатки — объясняла, что живет возле завода и страдает от выбросов. 

Выслушав стороны, судья Милов оставил иск без движения. У истцов есть десять дней на исправление недостатков. В связи с этим суд не смог продолжить подготовительное заседание и перенес его на 23 ноября.

Решетько предположила, что под недостатками иска имеется в виду отсутствие медицинских справок, подтверждающих ущерб от выбросов, которые активисты не подали умышленно — для сохранения медицинской тайны до начала слушаний по существу. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов