Суд приговорил двоих бывших бойцов «Беркута» к трем годам тюрьмы, но посчитал недоказанным, что спецназу приказывали разгонять участников «Евромайдана» 30 ноября 2013 года

Шевченковский райсуд Киева вынес обвинительный приговор бывшим бойцам «Беркута» Виктору Эйсмонту и Владимиру Мохоню в деле о разгоне участников «Евромайдана» 30 ноября 2013 года. Об этом сообщила «Адвокатская совещательная группа», которая представляет потерпевших по «делам Майдана». Трансляция заседания велась на ютуб-канале Судебной власти Украины.

Судья Владимир Бугиль приговорил Эйсмонта и Мохоня к трем годам лишения свободы с запретом занимать должности в правоохранительных органах в течение трех лет.

Разгон Майдана 30 ноября. За шесть лет единственный условный приговор по одному из ключевых эпизодов в истории страны

Суд признал их виновным по трем статьям: превышение власти или служебных полномочий с применением насилия часть 1 статьи 28, часть 2 статьи 365 Уголовного кодекса ; противодействие мирным протестам часть 1 статьи 28, часть 2 статьи 340 Уголовного кодекса ; и служебная подделка часть 1 статьи 366 Уголовного кодекса . Однако по двум последним обвинениям освободил от наказания в связи с окончанием срока давности привлечения к ответственности.

Суд также не нашел достаточно доказательств того, что обвиняемые выполняли преступный приказ часть 4 статьи 41 Уголовного кодекса .

По версии следствия, разгон был результатом деятельности преступной организации, состоявшей из высокопоставленных чиновников во главе с Виктором Януковичем. Янукович реализовывал свой план с помощью экс-министра МВД Виталия Захарченко и секретаря СНБО Андрея Клюева. Те, в свою очередь, давали поручения заместителю секретаря СНБО Валерию Сивковичу, руководителю киевской милиции Валерию Коряку и главе КМДА Александру Попову. План с установкой елки для того, чтобы вытеснить протестующих с Майдана в ночь с 29 на 30 ноября, придумал Андрей Клюев.

Обвинение в исполнении преступного приказа прокуратура предъявила Эйсмонту и Мохоне только 20 мая. 

«Предъявленное обвинение — чрезмерное и не доказанное», — посчитал суд.

Судья Бугиль пояснил свою позицию: в выводах служебного расследования по событиям 30 ноября 2013 года, которые предъявило обвинение в качестве доказательств, нет никаких ведомостей о том, что руководство МВД и милиции отдавала приказы или команды применять насилие против протестующих. В решении ОАСК 2 апреля 2014 года, которое прокуратура также предоставила суду как доказательство, действия Главного управления МВД, Управления северного территориального командования внутренних войск МВД  на Майдане 30 ноября 2013 года признаны незаконными. Но в этом решении не указаны конкретные действия и конкретные лица, их совершавшие, отметил суд. В своих показаниях Эйсмонт сообщил, что его начальник — замкомандира полка Тягнирядно провел стандартный инструктаж.

«То есть указанные пояснения вообще исключают умысел обвиняемых совершать противоправные действия на момент начала событий 30 ноября 2013 года», — приходит к выводу суд.

Другие доказательства суд не рассматривал, так как их не предоставило обвинение. А доказательства, рассмотренные в рамках других уголовных производств, суд принять не может. В суде не изучали доказательства и не проверяли обстоятельства взаимодействий сотрудников милиции — «беркутовцев». Также суд не нашел достаточно доказательств того, что Эйсмонт и Мохонь действовали в сговоре, когда составляли рапорты на задержанного участника Майдана.

Прокурор Олег Багнюк просил для бывших милиционеров 6 лет лишения свободы, учитывая квалификацию о предварительном сговоре и выполнение преступного приказа.

Адвокатка Юлия Науменко, представлявшая в суде потерпевшего Максима Федяя, просила 5 лет лишения свободы для обвиняемых.

Защита Эйсмонта и Мохоня просила их оправдать. Адвокат Виталий Кучер утверждал в дебатах, что все письменные доказательства против Эйсмонта и Мохоня — недопустимые, так как были собраны в рамках другого уголовного производства, закрытого после вступления в силу Закона об амнистии участников Майдана. Дело снова возобновили, но, по мнению адвоката, незаконно. Сами обвиняемые вину не признали и отказывались свидетельствовать в суде.

Суд удовлетворил гражданский иск потерпевшего Федяя о моральной компенсации. По решению суда, Эйсмонт, Мохонь, главное управление Нацполиции в Киеве и МВД должны выплатить потерпевшему 400 тысяч гривен.

Обвинительный акт прокуратура направила в суд 18 мая 2018 года. Следствие установило, что бойцы киевского полка «Беркут» старший сержант милиции Виктор Эйсмонт и прапорщик милиции Владимир Мохонь задержали возле Стелы Независимости участника протестов Максима Федяя. Они протащили его по земле около 50 метров до улицы Институтской, потом заломили руки за спину и кинули в автозак. После задержания, сотрудники «Беркута» написали на Федяя рапорты, указав в них, что он хулиганил и не выполнял требования правоохранителей. На основании этих рапортов «майдановца» судили, но апелляционный суд впоследствии отменил наказание.

Эйсмонт продолжает служить в полиции — в полку спецназначения №1 в Киеве, а в 2018 года работал помощником нардепа от «Народного фронта» Евгения Дейдея. Когда об этом стало известно, Дейдей заявил, что Эйсмонт «только выполнял приказ» во время «Евромайдана». Он также сообщил, что его помощник служил в зоне АТО и имеет статус участника боевых действий.

Как сообщило издание «Watchers», прокуратура еще решает вопрос о подачи апелляции. Защита не сообщает о своей позиции. Чтобы подать апелляцию, по закону у сторон есть 30 дней.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов