14 июля 2020, 22:06

Суд оставил Владислава Мангера, подозреваемого в организации нападения на Катерину Гандзюк, под арестом до сентября. Прокуратура рассказала об угрозах свидетелям

Печерский райсуд Киева продлил арест до 11 сентября главы Херсонского облсовета Владислава Мангера, подозреваемого в сговоре с помощником-консультантом депутата облсовета Алексеем Левиным для организации нападения на херсонскую активистку и чиновницу Катерину Гандзюк. Об этом сообщает издание Watchers.

Владислав Мангер (в красном). Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Суд арестовал Мангера 19 июня по ходатайству прокуратуры из-за угроз свидетелям по делу. Меру пресечения избирали тогда в течении недели и к Мангеру применили привод з задержанием. Сам суд проходил в закрытом режиме. Однако во время рассмотрения апелляции на меру пресечения по ходатайству адвокатов, огласили некоторые подробности об угрозах свидетелям.

По данным прокуратуры, 29 мая Мангер встретился с представителями криминалитета и договорился с ними о давлении на свидетелей, которые могли бы дать показания против него.

Речь идет о свидетелях Павле Пилипенко, Сергее Браге и Игоре Павловском, которых задержали 20 января в результате масштабной спецоперации в Херсонской области в рамках расследования деятельности преступной организации, «запугивала жителей и совершала насилие и поджоги чужого имущества». По версии СБУ, Павловский руководил группировкой, в которую, в частности, входили местные жители Павел Пилипенко, Сергей Торбин и Сергей Брага.

Игорь Павловский, помощник нардепа прошлого созыва от БПП Николая Паламарчука. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Павловский — подозреваемый в деле об убийстве Гандзюк. Сначала ему инкриминировали соогранизацию в убийстве, но переквалифициоровали на сокрытие убийства после того, как Павловский пошел на сделку со следствием. Он знал о подготовке нападения на херсонскую чиновницу и активистку, но не сообщил об этом, — считает следствие. Дело Павловского передали в Приморский суд Одессы, начало его рассмотрения постоянно переносится.

Как сообщили прокуроры, Пилипенко и Брага также были свидетелями разговора между осужденным за нападение на Гандзюк Сергеем Торбиным и подозреваемым соорганизаторе преступления Алексеем Левиным, в котором Мангер фигурировал как заказчик нападения на Гандзюк.
Пилипенко сообщал правоохранителям о том, что ему угрожали в СИЗО, и назвал фамилии этих людей.

«Мы критически отнеслись к его словам, и перевели в другое учреждение», — сообщил в суде прокурор Андрей Синюк.

Позже следствие выяснило, что угрозы поступают в адрес жены Пилипенко. Дочь Пилипенко нашла в почтовом ящике записку на имя своей матери с посланием о том, что ту ждет судьба Катерины Гандзюк.

Сергей Брага находится под домашним арестом. Угрозы приходили ему на телефон в сообщениях. В последнем говорилось: «Что не ясно? Не дошло с первого раза? Перестаньте с Пашей мутить воду. Вам никто не поможет. Третий раз писать не будем».

Также прокуратуре известно об угрозах, которые поступали Игорю Павловскому. Брага, например, был свидетелем того, как неизвестный говорил Павловскому, что знает, где в Германии живет его дочка.

Это — не единственные случаи, о которых известно прокуратуре.

«Это система, которая не останавливалась, пока мы не изменили меру пресечения (Мангеру — Ґ ). Указанные угрозы начались после того, как Брага и Пилипенко дали показания, которые они не давали раньше», — пояснял прокурор Синюк в Апелляционном суде Киева. На заседании адвокаты Мангера заявили, что доказательств причастности к угрозам Мангера у прокуратуры нет. Сторона защиты связала угрозы Пилипенко с другими обстоятельствами — ему угрожают криминальные авторитеты за то, что он остановил фуру с контрабандными сигаретами, которая направлялась с неподконтрольных территорий Донбасса. Товар, который исчез после задержания, по словам адвоката Мурашкина, предназначался для заключенных в украинских колониях. Доказательств этой информации сторона защиты однако не предоставила.

Адвокат Андрей Мурашкин отрицал факт встречи Мангера с криминальными авторитетами в конце мая. В тот день Мангер был на заседании фракции, а позднее на сессии облсовета, — утверждал защитник.