Снимал допросы пленных. Суд в Славянске отправил в тюрьму боевика из «группы Безлера»

Обвиняемый Виктор Михед в суде Славянска. Фото: Татьяна Козак, Ґрати
Обвиняемый Виктор Михед в суде Славянска. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

Жителя Мариуполя Виктора Михеда приговорили к 11 годам тюрьмы за участие в горловской группировке боевика Игоря Безлера. Вердикт Михеду стал первым приговором за преступления по статье о нарушении законов и обычаев войны статья 438 Уголовного кодекса , вынесенным не заочно.

«Ґрати» следили за процессом, проходившим в Славянском горрайонном суде Донецкой области, и рассказывают подробности дела.  

Виновен по обеим статьям

Судебный процесс длился полтора года в горрайонном суде Славянска в Донецкой области. Судья Наталья Дюмина огласила свой вердикт 15 декабря — после закрытых от прессы дебатов и допроса обвиняемого. Она посчитала, что обвинение предоставило достаточно доказательств  участия мариупольца Виктора Михеда в горловской группировке боевиков «ДНР» под командованием Игоря Безлера часть 1 статьи 258-3 Уголовного кодекса и  пособничестве в жестоком обращении с пленными

Прокуратура Донецкой области в суде утверждала, что с июня 2014 года по январь 2015 года Михед — позывной «Ежик» — находился в спецподразделении «Коммуникация» в качестве видеооператора. Ему выдали форму и боевое оружие. По приказу Безлера Михед снимал и редактировал видео с участием боевиков, распространял «боевые листки» о группе Безлера, вел видеофиксацию допросов пленных — эти ролики использовали для запугивания населения и дискредитации украинской армии. Кроме того Михед принуждал пленных к хозяйственным работам в здании горловского УБОПа, где находилась база Безлера, служившая боевикам также тюрьмой. 

Суд посчитал эти факты доказанными, несмотря на заявление Михеда, что он не виновен и сдался добровольно.

Прокуратура просила для него 14 лет тюрьмы, но суд решил, что хватит 11-и. Суд также постановил не назначать дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

Виктор Михед находился в СИЗО с конца мая 2020 года. Выбирая ему меру пресечения, суд назначал ему залог: сначала 210 тысяч гривен, а после того, как дело начали рассматривать по существу, сумма выросла до почти 714 тысяч гривен. Но Михед заявил, что не может выплатить залог, и оставался под арестом все полтора года. Этот срок ему пересчитают по «закону Савченко», так как преступление он совершил до отмены этой нормы в 2017 году — объяснил суд.

До вступления приговора в силу, Михед останется под арестом. Обвиняемый заявлял, что намеревается подавать апелляцию на приговор.

 

Фамилия как у замминистра обороны

Василий Будик, один из свидетелей по делу Михеда. 2016 год Фото: фейсбук Будика

Против Михеда в суде дали показания семеро свидетелей.

Двое из них — боевики. Один рассказал, что дважды видел Михеда в Горловке. Один раз тот приезжал к нему на пост на «Ланосе», был в форме с шевронами «Новороссии» — привозил боевые листки и список военных для выдачи продуктовых пайков. Во второй раз Михед, по словам свидетеля, приезжал за продуктами, уже одетый «по гражданке». Другой боевик, служивший не в подразделении Безлера, также видел, как Михед передавал соратникам боевые листки для распространения. 

Михеда на базе в УБОПе хорошо запомнили бывшие пленные. 

Одни из них — Василий Будик, бывший советник замминистра обороны Петра Мехеда, который занимался освобождением пленных. Его допрос в славянском суде по делу Михеда освещала «Радіо Свобода».

Будик рассказывал, что 2 мая 2014 года он попал в плен к Безлеру и там видел обвиняемого. Сначала он знал его как боевика с позывным «Ежик», потом Будик слышал, как его назвали по фамилии — Михед — и запомнил ее, так как она похожа на фамилию министерского чиновника. 

По показаниям Будика, Михед снимал допросы пленных. На следующий день после задержания Будику провели допрос в оружейной комнате в здании Центрального управления МВД Горловки. Его снимали российские журналисты и Михед. Будик в этот момент был ранен — накануне получил четыре ножевых. Бывший советник сообщил суду, что Михед снимал допрос рядового батальона патрульной службы милиции «Артемовск» Алексея Кудрявцева, после которого милиционера убили выстрелом в грудь, а видео с угрозами Безлера не брать в плен националистов и «карателей», загрузили в сеть. В суде выступила мать погибшего милиционера. Она подтвердила, что голос за кадром на видео с ее сыном принадлежит Михеду. Обвиняемого она видела и слышала на базе в Горловке, когда приехала туда поговорить с Безлером в надежде вытащить своего сына. 

Именно Михед, утверждал Будик в суде, снимал видео постановочного расстрела его и полковника СБУ Александра Васющенко в тире в здании УБОПа.

Ночью 3 июня 2014 года пленных вывели в темную комнату, обмотали голову скотчем и поставили лицом к стене. 

«Я ждал трое суток, но теперь у меня нет времени больше ждать, — говорит Безлер на видео. — Сейчас будут расстреляны господин Будик и господин Васющенко. Для господина Турчинова, Парубия и иже с ними: если через час мой человек не будет освобожден, будет расстреляна вторая двойка. Еще через полтора часа третья двойка. И так, пока не будут расстреляны восемь офицеров. Если украинской армии и государству эти офицеры не нужны, то мне они не нужны и подавно».

Потом Безлер командует автоматчику: «Заряжай! Целься! Огонь!» Звучит выстрел, и двое мужчин падают.

Через несколько дней после съемки видео выложили в интернет с требованием к украинским властям освободить «его человека». Речь шла о россиянке Ольге Кулыгиной, журналистке прокремлевского телеканала ANNA-News.

Василий Будик говорил в суде, что его и Васющенко не расстреляли благодаря нынешнему лидеру «ДНР» Денису Пушилину. Он поговорил с Безлером, и после тот объявил условия пленным офицерам. 

«Нам предложили так: хотите жить — первый выстрел будет холостой, второй будет боевой. Если вы не успели упасть между выстрелами, то выстрел будет в голову. Естественно, мы согласились», — цитирует показания Будика «Радіо Свобода».

В той комнате Будик и видел Михеда. Он стоял в военной форме с другими боевиками, и у него кто-то спросил — закончил ли он снимать. «Ежик» кивнул утвердительно.

Полевого командира «ДНР» Игоря Безлера будут судить заочно за убийство и пытки волонтера и милиционера

 

Василия Будика освободили почти через месяц после этого расстрела вместе с 16-ю другими пленными.

На заседании в Славянском горрайонном суде Будик подтвердил, что Михед конвоировал пленных на уборку территории. 

Михед участвовал в этом заседании по видеосвязи из СИЗО Мариуполя. Он отказался снимать медицинскую маску. На просьбу Будика это сделать, Михед ответил, что он и так видел его на фото в ходе опознания.

 Два других свидетеля — военнослужащий и гражданское лицо, которых задержали на блокпосте «ДНР» из-за прописки в Днепре, а потом держали в плену в здании горловского УБОПа — сообщили, что Михед не только снимал на видео допросы, чем любил похвастаться, но и был конвоиром. Запугивал и унижал пленных, ударами приклада по спине и угрозами убийством он принуждал их к труду, в том числе к уборке комнаты для допросов с табличкой «НКВД» на двери.

Был еще один свидетель, который сообщил суду, что видел Михеда дважды на одном из блокпостов в Мариуполе в середине июня 2014 года: у обвиняемого была другая прическа, он чинил двигатель автомобиля и при нем не было оружия. То есть, исходя из его слов, он не мог быть в это время в Горловке. Эти показания суд не принял, так как посчитал, что свидетель ошибся, учитывая, что сам Михед утверждал, что 2 июня 2014 года он приехал в Горловку, а вернулся в Мариуполь только в 2016 году. 

Показания других свидетелей суд признал правдивыми. Их также подтверждали видеоматериалы и протоколы следственных экспериментов.

 

Поддерживал идеи «ДНР» и помогал «ополчению»

Обвиняемый Виктор Михед в суде Славянска. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

Виктор Михед отрицал свою вину. 

Дебаты, допрос и последнее слово обвиняемого проходили в закрытом режиме. Об этом ходатайствовала защита, заявив, что материалы в СМИ о процессе настраивают общество против Михеда и используются для давления на суд.

В мае 2020 года, когда Михеда арестовывал суд, он не отрицал, что был членом незаконного вооруженного формирования Игоря Безлера и выполнял информационное обеспечение группы. Но заявил, что не снимал допросы и пытки пленных. Он также сообщил о своей готовности сотрудничать с СБУ.

В декабре 2021 года, согласно опубликованному в судебном реестре тексту приговора, Михед подробнее объяснил, чем он занимался в Горловке, куда выехал в 2014 году «по идейным соображениям». По прибытию в город, он увидел, что там происходят события, которые никто не освещает или освещают в «искаженном» виде. Тогда Михед решил приложить свои знания и умения в компьютерных технологиях, чтобы исправить ситуацию. С этим предложением он пришел к Безлеру на его базу в здании УБОПа. По словам Михеда, с ним сначала провели «тщательное собеседование», чтобы выяснить, не шпион ли он. После его определили в подразделение «Коммуникация» или просто «К». Для него Михед создал сайт, который работал, по его словам, локально и информация не попадала в интернет. Сайт наполнял информацией об обстрелах Горловки. Кроме того, снимал разные сюжеты, допросы пленных и занимался изготовлением и распространением агиток, в которых призывали вступать в ряды «народного ополчения». Он объяснил, что летом 2014 года он ходил еще в гражданской одежде, а форма появилась позже.

По мнению Михеда, так как «ДНР» не признана никакими нормативно-правовыми актами террористической организацией, нельзя квалифицировать его участие в ней по статье о терроризме. Но суд не принял этот довод, и объяснил, что для признания деятельности организации террористической не нужно решение органов власти: суд в ходе конкретного процесса устанавливает сам, имеет ли отношение деятельность организации к терроризму. Кроме того «ДНР» и «ЛНР» обозначены как террористические в ряде заявлений и постановлений Верховной Рады, а также обращений парламента к ООН, Европарламенту, ПАРЕ и Парламентской ассамблеи ГУАМ и парламентам других стран о признании РФ государством-агрессором. 

Михед утверждает, что только единожды, в течении полутора часов, конвоировал пленных, так как одному из ополченцев нужно срочно было идти домой. Кого конкретно он конвоировал, четко не вспомнил, но допустил, что это могли быть двое человек, выступивших в суде свидетелями. При себе у него был учебный автомат, из которого нельзя стрелять. Более того, по словам Михеда, находиться в помещении УБОПа с боевым оружием было запрещено. Силу к пленным он не применял. По этим причинам, Михед не считает себя виновным и по статье о жестоком обращении с пленными. Но суд с ним не согласился. 

После того как группа Безлера перестала действовать в октябре или ноябре 2014 года, по словам Михеда, ему предложили перейти в состав войск «ДНР», но он не захотел. В январе 2015 года он выехал в Россию, а в 2016 году вернулся в Мариуполь, где жил до войны. 

В ходе процесса Михед заявлял, что нарушили его право на защиту: не дали достаточно времени для подготовки к дебатам и не предоставили переводчика на украинский язык, как он этого просил, хотя сам на заседаниях часто выступал на украинском. 

Прокуратура заявляла, что Михед всячески старался затянуть дело. Осенью, прямо перед дебатами, он поменял защитника. И суд давал новой адвокатке месяц на ознакомление с делом. Также суду пришлось установить график для самого Михеда на ознакомление с материалами. В конце концов он заявил отвод судье Дюминой, обвинив ее в предвзятости, и просил судить его коллегией судей — но ему тоже отказали.

 

«Пришел добровольно»

Конвой заводит в зал Славянского горрайонного суда Виктора Михеда. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

О задержании Михеда в Мариуполе заявила пресс-служба СБУ в начале июня 2020-го. В сообщении ведомства говорится, что бывшего боевика из группы Безлера выявили контрразведчики СБУ в районе проведения операции Объединенных сил. Также по информации СБУ, еще в 2015 году Михед убежал на подконтрольные территории из Горловки, так как там начались уголовные разборки за перераспределение сфер влияния между группировками боевиков и он испугался за свою жизнь.

На заседании 18 ноября этого года Михед возмущался, что СБУ представила все, как будто самостоятельно нашла террориста. А дело, считает он, сфабриковало следствие на основании его добровольных показаний. 

«Я считаю, это вообще политическое дело!» — заявлял он.

Михед утверждал: в СБУ пришел добровольно, никуда не собирался сбегать и был готов сотрудничать. Еще в конце лета 2019 года от знакомых, которых опросили сотрудники СБУ, ему стало известно, что им также заинтересовались органы. По словам Михеда, у него было два допроса в СБУ в феврале 2020 года, на оба он являлся по своей воле и по своей инициативе сообщил, что был в Горловке и что там делал. Показания во второй раз фиксировали на видео и аудио, и после Михеда отпустили домой. Обыск провели еще три месяца спустя — в мае. После Михеду огласили подозрение и сказали явиться в суд, что он и сделал. 

Как сообщала «РадіоСвобода», чтобы подтвердить свои слова, Михед вызвал в суд двух свидетелей — своих давних знакомых из Мариуполя: Валерия Д. и Вадима О. Они рассказали, что СБУ вышло на Михеда, расследуя события 9 мая 2014 года в Мариуполе, когда в городе происходили столкновения между пророссийскими боевиками и украинскими силами.

С Валерием Михед 20 лет назад работали в городском транспортном предприятии «Комунтранс», а когда оба уволились, продолжали общаться. Когда они встретились в 2019 году, Михед работал водителем на частном предприятии. 

«Короче, он исчез с Мариуполя в 2014 году. Мы созванивались. Возможно, инициатором звонка был я. Он ответил, что в Донецке. Я у него спрашиваю, а чем ты занимаешься. Он говорит: тем, чем в Мариуполе, — компьютерное дело. По поводу того, что он это самое, был в незаконном вооруженном формировании — ничего не говорил. Об этом я узнал от работника СБУ», — рассказывал свидетель. 

Сотрудник спецслужбы приехал домой к Валерию в начале осени 2019 года и опросил его о Михеде и о событиях 2014 года в Мариуполе. Свидетель тогда сказал, что созванивался с Михедом 9 мая и спрашивал, что происходит в городе. Михед «из любопытства» зашел в разграбленную воинскую часть.

«Говорит, БРДМ разобранный стоит, грабят все. На этом разговор с Михедом закончился», — свидетельствовал в суде Валерий.

Через месяц после разговора с сотрудником СБУ Валерий встретился с Михедом на рынке и сказал, что им интересовались. 

— Я пытался что-то предпринять? Просил помочь скрыться? Деньги занять? — спрашивал свидетеля Михед в суде.

— Ничего такого не было, ты отнесся к этому спокойно. Вот и все, — ответил тот.

Те же вопросы обвиняемый задал другому свидетелю — Вадиму. С ним также связывался сотрудник СБУ в конце лета 2019 года и пригласил на «дружескую беседу», которую в последствии запротоколировал. Овсянникова опрашивали о том, что он делал 9 мая в 2014 году, а потом сверили его контакты с телефонами в своих списках, и так нашли номер Михеда.

«Я пояснил, что он в 2014 году призывал к разного рода сопротивлениям —  антифашистским. Ну, и все. Больше ничего о нем не знал, — рассказал свидетель в суде, — Все это было на словах. Я его лично там не видел, но по телефону он говорил, что надо вступать куда-то, записываться, оборонять родину… Я не знаю, участвовал ли в этом всем». 

Он уточнил, что формирования, о которых говорил Михед, на тот момент не были незаконными.

«Тогда это были непонятные… Тогда они че-то там объединялись, не было вооруженного конфликта на тот момент», — сбивчиво сказал Вадим.

После беседы в СБУ свидетель сразу же позвонил Михеду и сообщил, что им интересовались. И в ответ Михед ничего не говорил о помощи скрыться.

Суд, заслушав свидетелей, посчитал, что их показания не доказывают, что Михед явился в СБУ по своей воле и сообщил о деятельности группировки Безлера. У него была возможность это сделать с 2016 года, и он ею не воспользовался, отметил суд. А при первом допросе в СБУ он ничего не говорил о том, что делал в Горловке. 

Из реестра судебных решений известно, что дело против Михеда зарегистрировали 3 марта 2020 года — то есть после его допросов в СБУ. Дело сначала квалифицировали по статье об участии в террористической организации часть 1 статьи 258-3 Уголовного кодекса . Статья о нарушении законов и обычаев войны часть 1 статьи 438 УК появилась через два месяца, когда дело передали на рассмотрение в суд в Славянске.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов