Славянск под обстрелом. Город подвергся новым ракетным ударам российских войск

Разрушенный в результате ракетного обстрела частный дом в Славянске, 1 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати
Разрушенный в результате ракетного обстрела частный дом в Славянске, 1 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

Жилые кварталы Славянска подвергаются обстрелам российской артиллерии. В ночь с 30 на 31 мая несколько ракет «Искандер» попали в школу и многоэтажки в центре города. Три человека погибло, шестеро получили ранения — такие данные сообщают в Военно-гражданской администрации. 

Утром 1 июня произошел новый ракетный обстрел. В этот раз по окраине, и снова в жилом районе. Обошлось без жертв. Три частных дома разрушены, еще десять повреждены. 

«Я спала дома. С кровати подскочила», — рассказывает об обстреле Людмила, местная жительница.

В ее доме повыбивало окна и повредило крышу, а у соседей напротив — остались только руины. К счастью, их дома не было — они уже эвакуировались из города. Но их родственники приезжали после обстрела, чтобы забрать уцелевшие вещи. 

Людмила приглядывала за этим домом по просьбе уехавших хозяев. 

«Образцовый двор: все было ровненько, беленько, чистенько, — говорит она. — У меня еще шок».

Житель обстрелянного района в Славянске, 1 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

Бои на фронте уже почти неделю «максимально интенсивные». В Славянске постоянно слышно звуки боев. Российские войска пока не могут приблизиться к городу, но используют тяжелую артиллерию для его обстрела.

«Это как вечер… С вечера — целую ночь. И так вот вроде дремлешь, а одним ухом прислушиваешься, что там», — говорит Наталья, соседка Людмилы.

Марина, которая живет в этом же районе, через четыре дома, говорит, что на нее часто накатывает паника.

«Находит, бывает, сижу, плакать хочется… Выйду, пройду улицу до конца, увижу людей — особенно если деток. И тогда становится легче», — делится она. 

Уточняет, что семьи с детьми в районе, в основном, уже выехали. 

Из-за обстрелов местные власти регулярно призывают жителей Славянска эвакуироваться. Многие, прислушиваются и действительно едут. На улицах города совсем мало людей. Небольшие очереди стоят только возле банкоматов. 

Дома в Славянске после обстрела российскими ракетами «Искандер», 1 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

Те, кто остаются, в качестве аргумента приводят то, что у них нет средств на переселение и боятся, что их дом подвергнется мародерству. Их слова звучат с фатализмом: «Суждено жить — будем жить». 

«А чего я должна свою страну покидать, — возмущается Людмила. — А чего я должна покидать свою местность? Я люблю свою землю. Я люблю свой Славянск. Почему я должна уезжать? Я наживала всю жизнь, чтоб потом остаться под забором?!».

«Вы молодые, вас — везде. А мы уже — пенсия. Так что — нас уничтожать? Ну хай закатают сразу в асфальт», — добавляет она.

Людмила сейчас работает завхозом в детском саду, а также живет за счет домашнего хозяйства.

Женщина говорит, что и в 2014 году не выезжала, когда в Славянске шли бои между боевиками российского отставного офицера ФСБ Игоря Гиркина и украинскими войсками.

«Но это не сравнить, конечно. Тогда «балалаек» таких не летало», —  считает Людмила.  

Тогда со Славянска началась оккупация региона. Отряд под предводительством Гиркина вошел в город и захватил административные здания. Потом назначили «народного мэра» — никому не известного Вячеслава Пономарева. Местная власть оказала поддержку боевикам. За это судят экс-главу Славянска Нелю Штепу, хотя она отрицает свою вину.  

«Русский мир» и развитие. Как перед выборами в Славянске дело о порче агитационных бордов стало судом над Нелей Штепой

27 мая уже этого года Пономарев появился в Лимане, в котором в результате тяжелых боев смогли закрепиться российские войска. Российский пропагандист Семен Пегов опубликовал в своем телеграм-канале WarGonzo видео с Пономаревым, вероятно, в здании горсовета. Пономарев на нем торжественно заявляет: «До Славянска осталось 36 километров. Скоро домой!».  

Школа в Славянске после попадания российской ракеты «Искандер», 1 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

«Радуется, да? Так вот, ты видишь, начинается, ждем. Вчера в центре, сегодня тут», — говорит с сарказмом Наталья, жительница района, пострадавшего от утреннего обстрела. 

«Мы Украина! Какая мы «ДНР-ЛНР»! Мы жили в Украине — я хочу жить в Украине, зачем мне тут Россия. Ну зачем? Земли то тут украинские, и я украинка», — говорит соседка Людмила. 

То, что российские войска делают сейчас в Украине, она называет геноцидом.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов