Прокуратура предъявила обвинение в причастности к смерти украинца в вытрезвителе Вроцлава полицейским, врачу, руководителю и персоналу Центра помощи пьяным

Дмитрий Никифоренко. Фото: страница Никифоренко в фейсбуке
Дмитрий Никифоренко. Фото: страница Никифоренко в фейсбуке

30 июля в вытрезвителе Вроцлава погиб украинец Дмитрий Никифоренко. Полицейские, доставившие его, утверждали, что он агрессивно себя вел и им пришлось его усмирить. Журналисты польской газеты «Wyborcza» провели собственное расследование и выяснили, что украинца задушили. После публикации убийство начали расследовать.

«Ґрати» рассказывают, кого следствие считает причастным к гибели Никифоренко и почему его проводят в другом городе.

 

Гибель и следствие

Дело о гибели 25-летнего трудового мигранта из Украины Дмитрия Никифоренко возбудили только после огласки в СМИ. Мужчина погиб 30 июля, но только 18 августа полиция официально подтвердила это в ответе на запрос газеты «Wyborcza». 

Издание расследовало смерть украинца, после того, как узнала о нем от собственного источника в полиции. Журналистам удалось получить видео с камер наблюдения в вытрезвителе. Их проанализировали и на этом основании опубликовали материал с подробным описанием, что произошло в последний час жизни Никифоренко. 

Полиция Вроцлава скрывала обстоятельства смерти украинца в вытрезвителе. Газета «Wyborcza» выяснила, что он умер после того, как его избили и душили полицейские

Газета выяснила, что украинца задержали пьяным на автобусной остановке и забрали в вытрезвитель. Там его избили, в том числе дубинками, применили к нему газ из баллончика, а потом девять человек — полицейские и сотрудники центра — придавили его, в результате чего он задохнулся. 

«Никифоренко не атакует, а просто пытается освободиться», — пришло к выводу издание, изучив видео.

При этом в официальном полицейском отчете говорилось, что украинец был крайне агрессивным, потому его пришлось усмирять. Эту же версию поддержал директор Вроцлавского центра помощи пьяным Станислав Гжегорский, когда общался с журналистами.

До того как вышло журналистское расследование, родным Никифоренко, живущим в Винницкой области, не сообщали о реальных обстоятельствах его смерти. Тело передали в Украину забальзамированным, лицо было сильно искажено. Семья утверждала, что смогла узнать Дмитрия только по форме подбородка. 

Видео вместе с результатами вскрытия стали основными доказательствами в деле. В ходе следствия также провели токсикологическую экспертизу, которая исключила употребление Никифоренко наркотических средств. 

Расследование сначала вела районная прокуратура Вроцлава, потом его передали в Свидницу, а в сентябре — еще дальше, в Щецин: «во избежание возможных обвинений в необъективности», как сообщили в правоохранительном органе. 

 

Обвинения

Прокуратура Щецина выдвинула обвинения против девятерых человек, причастных, по версии следствия, к смерти Дмитрия Никифоренко. Суд назначил всем меру пресечения в виде личного обязательства.

Среди причастных следствие называет четверых полицейских, сотрудников Вроцлавского центра помощи пьяным, включая его руководителя, и врача.

Как сообщила прокуратура вечером 8 октября, не называя фамилий, троих полицейских обвинили в превышении служебных полномочий, жестоком обращении с задержанным и избиении, приведшем к смерти. Четвертому сотруднику полиции предъявили обвинение в том, что он допустил физическое насилие в отношении лица, содержащегося в вытрезвителе, что противоречило его служебным обязанностям. 

Полицейским грозит до 10 лет лишения свободы. 

Как и двоим сотрудникам Вроцлавского центра помощи пьяным. Прокуратура обвиняет их в физическом насилии по отношению к задержанному, которое привело к смерти. 

Всем остальным грозит наказание до 5 лет тюрьмы. 

Врача, работающего в вытрезвителе, обвинили в том, что он не осуществил надлежащий надзор за задержанным, не оценил адекватно состояние его здоровья после избиений, в результате чего задержанный погиб.

Прокуратура также обвиняет руководителя Центра в подстрекательстве медработников мешать расследованию и подделать медицинскую документацию. Его задержали в пятницу. О задержании остальных восьмерых стало известно накануне, 7 октября. 

 

Мера пресечения

Прокуратура просила суд арестовать двоих сотрудников полиции на три месяца. Но суд отказался: подозрения и собранные доказательства посчитал обоснованными, но решил, что риск влияния полицейских на следствие отсутствует. Кроме того, суд лишь частично согласился с квалификацией дела. Прокуратура оспорит это решение.

Остальных возможно причастных выпустили под залог имущества, а также под личные обязательства с запретом на общение с конкретными лицами и на выезд из страны.

Одного из сотрудников полиции отстранили от должности на время расследования и суда. Еще один полицейский должен будет воздерживаться от деятельности, которая допускает применение прямых мер принуждения. Врача также отстранили от должности на время судебного разбирательства, как и двух сотрудников вытрезвителя. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов