«Нам что, забрать ваше видео?». Прокуратура направила в суд дело о нападении полицейского на журналистку Таисию Кутузову

Журналистка Таисия Кутузова. Фото: Елизавета Сокуренко
Журналистка Таисия Кутузова. Фото: Елизавета Сокуренко

В октябре 2020 года в селе Гатное в Киевской области полицейские силой отобрали камеру у журналистки Таисии Кутузовой, которая снимала там документальное кино о местном активисте. Через год, 8 ноября прокуратура объявила подозрение в препятствовании журналистской деятельности заместителю начальника Бучанского районного управления полиции Роману Микитенко. На днях прокурор направил дело в суд.

«Ґрати» рассказывают, в чем именно подозревается полицейский, и почему он может избежать наказания.

 

Нападение

Таисия Кутузова — режиссерка документального кино и журналистка, сотрудничает с «Радіо Свобода» и «KyivPost». Поздним вечером 6 октября она снимала заседание участковой избирательной комиссии в селе Гатное в Киевской области. Журналистку заинтересовала это событие, поскольку она снимала кино про активиста из Гатного Сергея Чагарова, который баллотировался в депутаты местной общины.

На видео, которое позже опубликовала режиссерка, видно, что на улице у здания избиркома было много полицейских, и Кутузова стала их снимать. Тогда к ней подошел полицейский в зеленой жилетке и с бумажным стаканчиком в руке и потребовал прекратить съемку.

«Эй, не фоткай! Не надо фотографировать!» — сказал он.

Журналистка отвела от него объектив, но продолжила снимать других полицейских. Мужчина в жилетке не унимался.

«Выключите видео! Нам что, забрать ваше видео? Вы пресс-служба? Покажите свое удостоверение! Кто вы и на каких основаниях вы снимаете нас?» — кричал полицейский.

В ответ Кутузова сказала, что она журналистка, ее удостоверение в здании избиркома, и попросила мужчину отойти.

По словам режиссерки, ее окружили еще несколько полицейских. В этот момент к ним подошла жительница Гатного Татьяна Савченко и также стала снимать происходящее, после чего полицейский выхватил у нее телефон.

«В тот момент, когда я подняла камеру, чтобы зафиксировать нападение на Таню, другой полицейский набросился на меня. К нему присоединились еще двое коллег, которые начали заламывать мне руки и вырывать камеру», — утверждает Кутузова.

По ее словам, один из полицейских забрал у нее камеру. После этого она забежала в здание избиркома и принесла оттуда пресс-карту. Нападавшего уже не было на улице, а ее камера лежала на капоте полицейской машины, на ней был разбит микрофон. Затем, по словам Кутузовой, к ней подошел другой полицейский и извинился за действия коллег.

На следующий день журналистка опубликовала видео нападения и подала жалобу в Госбюро расследований.

 

Расследование

Сначала полиция отрицала, что на Кутузову напали ее сотрудники. ГБР открыло дело, но никого не привлекло к ответственности.

«Следователь очень формально отнесся к расследованию. Фактически было потрачено много времени. Он ограничился только первыми допросами, и дальше дело пять месяцев просто лежало. Вообще никакого движения не было», — рассказала «Ґратам» адвокатка Людмила Опришко, которая представляет интересы журналистки.

В мае медиа-организации провели встречу с генпрокуроркой Ириной Венедиктовой и обсудили расследования преступлений против журналистов. После этого многие дела сдвинулись с мертвой точки, в том числе дело Кутузовой.

«Это избиения, сожженные машины, синяки, кулаки». Правоохранители и медиа-организации отчитались, как расследуют преступления против журналистов

ГБР активизировала следственные действия и 8 ноября объявило подозрение в препятствовании журналистской деятельности часть 3 статьи 171 Уголовного кодекса подполковнику полиции Роману Микитенко. В день нападения он руководил Чабановским отделением полиции, а сейчас — замначальника Бучанского райотдела. По данным следствия, это он в Гатном применил силу к журналистке и вырвал у нее камеру.

Сам Микитенко отрицает вину.

«Не признаю, конечно. Какая там вина? Я никаких противоправных действий не осуществлял», — сказал он «Ґратам».

Он утверждает, что не вырывал камеру из рук Кутузовой. Он признал, что есть на видео нападения. Но, по словам полицейского, на этих кадрах он просто ходит и ни на кого не бросается. На видео, действительно, сложно разобрать, кто именно вырывает камеру. Сам Кутузова настаивает, что это был Микитенко.

Прокурор не ходатайствовал об отстранении подозреваемого от работы и избрании ему меры пресечения. Пресс-секретарка прокуратуры Киевской области Елена Ковалева пояснила «Ґратам», что у них нет на это права, поскольку полицейский подозревается в уголовном проступке, а не преступлении С 2020 года в Уголовном кодексе все уголовные правонарушения делятся на проступки и преступления. Проступок — это действие или бездействие, за которое предусмотрено мягкое наказание, не связанное с лишением свободы. .

12 ноября прокурор направил дело Микитенко в Киево-Святошинский районный суд для рассмотрения по существу.

Срок привлечения к ответственности за препятствование журналистской деятельности  — два года. Больше года уже истекло. Адвокатка Людмила Опришко переживает, что суд не успеет вынести приговор.

«Суды уже сейчас назначают дела на март, февраль, некоторые на апрель. И так мы можем потерять время. Меня это очень беспокоит»,  — сказала она.

Сама Кутузова рада тому, что прокуратура все же объявила подозрение Микетенко и сразу направила дело в суд. Но журналистка заявляет, что в нападении на нее участвовали трое полицейских, а пока судить будут только одного. В частности, никакого наказания не понес полицейский, который пристал к ней первым и потребовал остановить съемку.

Но журналистка рассчитывает на положительный исход дела.

«Рассчитываю, что люди, служащие в правоохранительных органах, но позволяющие себе устраивать гоп-стоп, раскаются в содеянном и покинут ряды правоохранительных органов»,  — сказала она.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов