Кива, «Башкир» и золотой крестик. Бывшего прокурора подозревают в присвоении 8 килограмм золота в слитках

Прокурор Андрей Касьян (справа), Константин Юсубов (стоит справа) и адвокат Юрий Старцев. Фото: «Судебный репортер»
Прокурор Андрей Касьян (справа), Константин Юсубов (стоит справа) и адвокат Юрий Старцев. Фото: «Судебный репортер»

Апелляционная палата Высшего антикоррупционного суда 29 августа арестовала бывшего прокурора Киевской местной прокуратуры Константина Юсубова, подозреваемого в присвоении более 8 килограмм золота на сумму почти 12 миллионов гривен в сговоре с другими лицами, а также подделке документа часть 5 статьи 191, часть 1 статьи 366 Уголовного кодекса . Суд назначил Юсубову залог в два миллиона 800 тысяч гривен, после оплаты которого он вышел из СИЗО.

По версии следствия, бывший прокурор забрал вместе с сообщником золото, которое является вещдоком в деле об отмывании денег от наркоторговли, из банковской ячейки. Его соучастник и владелец банковской ячейки — уже умерли.

В чем подозревают бывшего прокурора, и как он сам объясняет, что произошло, — в заметке «Ґрат».

 

Дело из-за двух дел

В сентябре 2019 года прокурор Офиса генпрокурора Роман Заричанский пожаловался, что ему угрожают, в связи с расследованием двух уголовных дел — о деятельности преступной организации, вмешательстве в деятельность правоохранителей и содействие участникам преступной организации, чтобы скрыть их деятельность. Генпрокуратура начала расследование по заявлению Заричанского. 

Судя по информации из Единого реестра судебных решений, речь идет о преступной организации, которая занималась продажей наркотиков, психотропных веществ и их аналогов, а также отмыванием денег, полученных от наркоторговли. Часть подозреваемых находятся за границей, часть — под арестом.

Юсубов в суде рассказал, что Заричанскому позвонил человек, который представился на тот момент народным депутатом Ильей Кивой, и в грубой нецензурной форме стал угрожать прокурору. Тот связал звонок с расследованием, которое он вел, и написал рапорт.

На тот момент замгенпрокурора Сергей Кизь поручил это расследование следователям столичного управления Госбюро расследований и назначил группу прокуроров, в которую и вошел Юсубов, который был командирован из киевской прокуратуры в Офис генпрокурора. 

Расследуя дело, он узнал, что подозреваемый по одному из дел преступной наркогруппировки — Евгений Штанько — хранит ценности в индивидуальном сейфе отделения «Ощадбанка» в Измаиле Одесской области. Сам Штанько умер в сентябре 2019 года. Прокурор, по версии следствия, решил завладеть содержимым его сейфа. 

В декабре 2019 года Юсубов провел обыск в измаильском «Ощадбанке», изъял золотые слитки и составил протокол. Прокурор не обратился в суд, чтобы признать слитки вещественными доказательства и передать на хранение, а протокол обыска скрыл, утверждает следствие. 

По версии следствия, Юсубов решил привлечь соучастника — Виталия Калинина — одного из подозреваемых по делу о преступной группировке. Прокурор Заричанский жаловался на давление и во время расследования этого дела. 

Калинин признался следствию, что в 2018 году передал 8 миллионов 850 тысяч гривен Штанько для покупки золота и за аренду банковской ячейки. Позже Калинин написал ходатайство о возвращении ему слитков, как его собственности. После этого, он и Юсубов, считает следствие, вынесли золото из здания Офиса генпрокурора и вместе с неустановленными следствием личностями забрали себе. 2 февраля 2021 года Калинин умер. Ему также вручили подозрение (датировано 14 июня 2022 года — уже после его смерти), но адвокаты Юсубова жалуются, что им не предоставили возможности ознакомиться с подтверждающими документами.

Следствие также утверждает, что перед обыском банка Юсубов получил справку от СБУ с перечнем тех, кто причастен к деятельности преступной организации, из которой он узнал о Штанько. Юсубов также допросил двух свидетелей, которые указали на Штанько Они называли его по прозвищу — «Башкир» , который якобы занимался хранением «общака» — средств преступной организации. Позже, по версии обвинения, Юсубов заменил первую страницу справки, добавив фамилию Калинина, чтобы показать связь его со Штанько.

Прокурор просил Высший антикоррупционный суд арестовать Юсубова с возможностью выйти под залог в почти 10 миллионов гривен. Четверо адвокатов подозреваемого возражали, ссылаясь на то, что таких денег у него нет, а следствие допустило ряд ошибок во время расследования. Адвокаты, например, утверждали, что антикоррупционная прокуратура не подтвердила, что изъятые из сейфа слитки — действительно золото 999,9 пробы, как и то, что они принадлежали Штанько или его сыну. Защита уверяла суд, что рисков побега их подзащитного нет, поскольку он знал об уголовном деле с апреля 2021 года, его допрашивали и проводили обыск его дома, и он не сбежал. К тому же он, как и многие мужчины призывного возраста, не имеет права выехать за границу и сдал загранпаспорт, а также содержит семью.

 

Взаимные отводы

Юсубов подробно объяснил свою позицию во время судебного заседания. По его словам, он работал в группе вместе с еще 20 прокурорами. Руководителя группы после проведенной в Генеральной прокуратуре реформы не назначили, а он исполнял указания коллег, которые были штатными работниками Офиса генпрокурора. Судья Высшего антикоррупционного суда Лариса Задорожная несколько раз переспросила его, почему он не действовал самостоятельно, в том числе не обратился в суд, чтобы признать изъятое золото вещдоками, — он имел такие же процессуальные права, как и другие прокуроры. Юсубов отвечал, что так устроена работа откомандированных прокуроров

Он заявил, что исполнял указания сейчас прокурора Специализированной антикоррупционной прокуратуры Андрея Касьяна, который ранее работал в той же группе прокуроров. Теперь Касьян представляет гособвинение в суде по делу Юсубова.

До рассмотрения ходатайства об аресте Юсубова Касьян заявил отвод одному из его адвокатов — Ильи Кравцу, поскольку до адвокатской карьеры он был старшим группы прокуроров по уголовному производству, в котором Юсупов как раз изъял золотые слитки. Кравец заявил, что к моменту, когда в банке провели обыск, он уже уволился из прокуратуры, поэтому ничего не знал о золоте, пока Юсубов не обратился за адвокатской помощью. 

Кравец заявил отвод и прокурору, утверждая, что Касьян пытался нарушить право на защиту Юсубова. Сам Юсубов рассказал, что когда-то они были с Касьяном в одной группе прокуроров по другому делу, и у них были разные позиции по поводу расследования. Но суд оставил в заседании и прокурора, и адвоката. 

В суде Юсубов подтвердил, что проводил обыск банковской ячейки Штанько, но утверждал, что получил разрешение суда. Директор измаилского филиала «Ощадбанка», где хранилось золото, во время допроса рассказал ему, что Штанько арендовал две ячейки, но работники банка не знали, что там хранилось. Еще директор сообщил, что Штанько умер.

Одна из ячеек была пуста, рассказал Юсубов в суде, в другой хранились запаянные в пластик слитки из металла желтого цвета и крестик с распятием. После обыска Юсубов привез изъятые вещи в прокуратуру и передал одному из коллег в деле. Кому именно — он не помнит. Он также не смог вспомнить, кто именно положил слитки и крестик в сейф. Но, подтвердил, что не обращался в суд, чтобы наложить на них арест, поскольку такого указания от прокуроров не получал.

 

«На дело «забили»

По словам Юсубова, несколько раз ему звонил человек, который представлялся адвокатом Калинина — фамилию адвоката он не вспомнил, — и просил вернуть вещи, принадлежавшие его клиенту. Юсубов утверждает, что призывал адвоката действовать по Уголовно-процессуальному кодексу. Прокурор сообщал об этом оставшимся после реформы прокурорам в деле — Ивану Морозу и Дмитрию Горожанкину.

«Я спросил у прокурора, нужно ли проводить новые следственные действия, прокурор ответил, что никакие следственные действия [по делу] не проводятся… На дело «забили». Пускай лежит, потом разберемся, — говорили мне», — рассказывал Юсубов в суде.

По его словам, после начала реформы прокуратуры Реформа стартовала осенью 2019 года. Прокуроры проходили три этапа проверки: тестирование на знание законодательства, IQ-тест и собеседование на добропорядочность. Более двух тысяч прокуроров были уволены из органов прокуратуры, почти восемь тысяч прошли отбор и продолжили работать  многих прокуроров несколько раз выводили за штат, и никто из них не имел полномочий подписывать процессуальные документы по уголовным делам. Юсубову снова позвонил адвокат Калинина и сообщил, что он и его клиент находятся возле здания прокуратуры и подготовили ходатайство о возвращении слитков, изъятых в банковской ячейке. После согласования с прокурором Морозом, Юсубов допросил Калинина. Потом показал Морозу документы, подтверждающие, что слитки принадлежат Калинину, и отдал изъятые вещи, составив протокол. По словам Юсубова, ключи от сейфа он получил у прокурора Мороза, который какое-то время руководил группой прокуроров, но на тот момент был уже вне штата работников прокуратуры, и, как утверждает Юсубов, сказал, что ему все равно, что произойдет с изъятыми слитками. Через полгода Юсубов вернулся в киевскую местную прокуратуру, и к расследованию дела уже не имел отношения. 

12 марта 2021 года Юсубова уволили из прокуратуры, после того, как он не прошел аттестацию. В июне этого года он стал адвокатом.

В суде он сказал, что теперь понимает, что возможно Калинин его обманул, но об этом он узнал, лишь увидев материалы дела, где шла речь о подозрении Калинину, в том числе, в даче неправдивых показаний. Судья Задорожная спросила, обратился ли он в правоохранительные органы, чтобы сообщить о преступлении. Юсубов ответил, что нет, поскольку узнал об этом практически перед судом.

Суд первой инстанции избрал Юсубову меру пресечения в виде залога в 744 тысячи гривен. Судья решила, что обвинение не доказало риск уничтожения улик Юсубовым, поскольку он знал о расследовании ранее и ничего предосудительного не сделал. Апелляционная палата изменила решение и арестовала бывшего прокурора с возможностью выйти под залог. Чем аргументировал суд свое решение, — пока не известно, решение не опубликовано. После внесения залога в два миллиона 800 тысяч гривен Юсубов вышел на свободу.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов