01 октября 2020, 18:44

Через год после сделки с прокуратурой Игорь Павловский дал показания против Владислава Мангера и Алексея Левина: подтвердил, что они организовали нападение на Катерину Гандзюк

Игорь Павловский подтвердил в суде свое намерение пойти на сделку о признании вины и дал показания против главы херсонского облсовета Владислава Мангера и помощника депутата Алексея Левина, которых обвиняют в организации нападения на херсонскую чиновницу и активистку Катерину Гандзюк. Заседание Приморского райсуда Одессы транслировалось на ютуб-канале Судебная власть Украины.

«Прошу утвердить соглашение между мною и прокурором о признании вины. При этом я полностью признаю свою вину, раскаиваюсь в совершении преступления, обстоятельство которого было изложено в этом соглашении», — попросил Павловский суд после чего заявил, что Мангер и Левин заказали Катерину Гандзюк.

Теперь он должен будет подтвердить свои показания на заседании по обвинению Владислава Мангера и Алексея Левина в Киеве. На последнем заседании в прошлую пятницу потерпевшие — родственники Гандзюк — ходатайствовали о том, чтобы суд изменил порядок изучения доказательств и в первую очередь заслушал Павловского.

Игорь Павловский. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Приморский суд продолжит рассматривать сделку Павловского и прокуратуры на следующем заседании 16 октября.

Сегодня в суде Павловский рассказал об обстоятельствах знакомства с Алексеем Левиным.

«Мне его представили, как помощника главы херсонского облсовета Мангера. В дальнейшем Алексей Левин часто заходил ко мне… О том, что Левин — Алексей Москаленко-младший, я узнал по соцсетям,… где рассказывали, что у Мангера советником работает уголовный авторитет «Москал». Когда я при встречи у Левина спросил, дествительно ли он является этим «Москалом», он сказал — да, он поменял паспорт, хочет заниматься политикой и с этим всем завязал», — пояснял Павловский.

Он рассказал, что познакомился с Владиславом Мангером в июле 2018 года — на митинге «по защите областной госадминистрации» в Херсоне.

«Торбин по просьбе Левина на митинге поддерживал местную власть, в том числе, в лице Мангера, с другими участниками АТО. Не давал захватить помещение ОДА. Левин позвонил по телефону и сказал, что сейчас подъедет на приемную, с человеком. Я спросил, с каким человеком. Он сказал, с Николаевичем. Я спросил — кто такой Николаевич? Он ответил, ну, с Мангером, с председателем ОДА», — пояснял Павловский.

Из-за этого митинга у Катерины Гандзюк был конфликт с участниками АТО, которые возле облгосадминистарации противостояли акции противников незаконной вырубки леса. Гандзюк в своем фейсбуке назвала их «гопниками», «титушками», которые выступили в защиту коррумпированного, по ее мнению, руководства Херсонской ОГА.

Сергей Торбин в дальнейшем собрал группу из четверых участников АТО и координировал нападение на Катерину Гандзюк, — утверждает обвинение. Следствие считает, что он делал это по заказу Левина и Мангера. 6 июня 2019 года Покровский районный суд Днепропетровской области признал Сергея Торбина виновным и приговорил к 6 годам и 6 месяцам лишения свободы.

«Приехали на приемную, начали разговаривать, кто-то из них двоих начал говорить за Гандзюк, что она всех уже достала, постоянно по этому поводу лезет. При этом кто-то из них обмолвился, что надо — или Левин, может, и Мангер, — что ей пора рот закрыть. Что он имел в виду, не уточнял тогда», — рассказывал Павловский.

«Мангер и Левин говорили мне, что что-то надо делать с Гандзюк. Учитывая все это я тогда понял, что именно Левин заказал Торбину Екатерину по просьбе Владислава Мангера», — уточнил он в суде.

17 августа 2018 года следствие задержало двух участников нападения на Гандзюк: Виктора  Горбунова и Вячеслава Вишневского. После этого третий участник — Владимир Васянович — приехал в Херсон, где встретился с Торбиным. В тот же день они прибыли домой к Игорю Павловскому за деньгами, чтобы уехать из Херсона и спрятаться от правоохранителей. У того денег не оказалось. Тогда Торбин связался с Левиным и попросил его срочно приехать домой к Павловскому. Там он попросил занять ему с Васяновичем 1,5-2 тысячи долларов. Левин согласился и через некоторое время привез домой к Павловскому 2 тысячи долларов. В этот же день Торбина и Васяновича, и пятого исполнителия — Никиту Грабчука задержали правоохранители.

«17-го ко мне домой приехал Торбин — я спал, меня разбудила жена, — рассказывал в суде о тех событиях Павловский, — Сказала, что к тебе приехал АТОшник, народный герой. Я спустился вниз. Он там находился пьяный, на четвереньках стоял с моими собаками разговаривал. Я у него спросил — что ты хочешь. Он сказал, что ему нужны деньги, ему надо срочно уехать».

Павловский позвонил Валерию Одинцову, чтобы тот проверил сумму на его карточке.

«Когда он приехал, мы выяснили, сколько у меня на карточке денег — 3 тысячи гривен. Торбин сказал, что мне это не поможет, это мало. Я ему сказал — звони, ты ж там общаешься, дружишь с Левиным, позвони попроси у него. Я также позвонил Левину, но мне никто не ответил. Я пошел в дом, сказал, что пойду одолжу у жены денег. Прошло минут 20-30. Я вышел — так же находился во дворе Одинцов, Васянович и Торбин. Торбин при этом мне сказал: Игорь, не одалживай деньги, потому что я дозвонился до Леши, он сейчас мне привезет деньги».

Васянович рассказал Павловскому о задержаниях других добровольцев, участвовавших в нападении на Гандзюк, а также рассказал, что они «натворили» и «им теперь надо смыться». Торбин приказал Васяновичу закрыть рот.

«Уже темнело. Приехал Левин, зашел ко мне, попросил всех выйти… спросил у Торбина: тебе хватит? Он сказал: вполне. Согнутую пачку положил на плитку во дворе. Торбин ее поднял, положил себе в карман», — свидетельствовал Павловский.

Дальше, по словам Павловского, Торбин хотел ехать в Киев — «решить вопрос» — и попросил Одинцова отвезти его, на что тот отказался и подвез Торбина на автовокзал.

«При этом я понимал, что фактически обеспечиваю передачу денег Торбину для его укрытия от правоохранительных органов… Конечно, я при этом своими действиями обеспечивал Торбину и Васяновичу автомобиль — лицам, которые совершили преступление против Кати», — признавался Павловский.

На следующий день он узнал, что Торбина и Васяновича задержали.

«Приехал на приемную Левин. Мы находились тоже с Щербининым Василием Ивановичем. Он приехал и сказал, что за ними следили оперативники», — говорил Павловский в суде.

В конце своей речи он пояснил, что во время допроса в качестве свидетеля он осознанно скрыл от следователя факты, которые он сообщил в этом суде.

«Хотя понимаю, что мне надо было тогда дать правдивые показания о преступлении, которое совершил Мангер и Левин и Торбин в отношении Гандзюк», — сделал вывод Павловский.

Он также попросил прощения у родителей и мужа Катерины Гандзюк за свои неправдивые показания в суде. Павловский заявил, что единственной причиной его ложных показаний — неоднократные угрозы ему и его дочери, и это может подтвердить свидетель Сергей Брага — участник преступной группировки Павловского, по мнению следствия.

«В своем поступке я искринне раскаиваюсь. И хочу сказать, что впредь такого больше не будет. Прошу простить… И прошу признать соглашение о признании вины. У меня все», — завершил Павловский свое признание дрожащим голосом, потом он вытер лицо платком.

На заседании присутствовала Надежда Гандзюк — мать Катерины. Ее отец Виктор Гандзюк участвовать в заседании не смог из-за подозрения на коронавирус. Родственники просили признать их потерпевшими в деле Павловского — суд с этим согласился.

«Я считаю себя потерпевшей, потому что такие дела, которые творятся в моей семье сейчас — очень тяжело передать. Но я сознательно иду сейчас на соглашение с гражданином Павловским, потому что считаю его действительно важным свидетелем. Потому что люди, которые приходили к нему домой, это не люди с улицы, а это были люди знакомые, они договаривались, и хозяин дома не просто из пригласил. Он их знал..», — говорила в суде Надежда Гандзюк.

На прошлом заседании адвокаты Павловского и сам обвиняемый выступали против признания родственников и мужа Катерины потерпевшими, но в этот раз Павловский дал свое согласие.

При этом суд отказал адвокату Владислава Мангера Дмитрию Ильченко в признании его клиента потерпевшим в деле.

«Я не знаю, как вообще Мангер и Левин могут быть потерпевшими, если они заказали Гандзюк и организовали ее убийство», — протестовал Павловский против прошения адвоката Мангера.

Игорь Павловский — бывший помощник нардепа прошлого созыва от «Блока Петра Порошенко» Николая Паламарчука. Его задержали 12 ноября 2018 года по подозрению в соорганизации нападения на Катерину Гандзюк.

Соглашение с прокуратурой Павловский заключил еще в 2019 году. По его условиям, Павловский должен дать разоблачающие показания против организаторов преступления. За это ему переквалифицировали подозрение на часть 1 статьи 396 УК — «укрывательство преступления».

В апреле 2019 года суд по просьбе прокуратуры отпустил Павловского под домашний арест с обязанностью носить браслет. После того, как срок меры пресечения истек, прокуратура не стала подавать ходатайство о его продлении в связи с состоянием здоровья Павловского. Обвинительный акт в отношении Павловского направили в Приморский райсуд Одессы в июле 2019 года. Заседания регулярно переносили, и только 16 сентября суд впервые попытался его рассмотреть.

Павловский участвовал в заседании по видеоконференции из киевского СИЗО — там он находится после задержания и ареста в январе по подозрению в организации и руководстве преступной организацией в Херсоне, которая «запугивала жителей и совершала насилие и поджоги чужого имущества» (статья 255 УК).