На нужды армии. Как суды передают залоги, арестованные взятки и военную технику Вооруженным силам Украины

Техника ВСУ в Ирпене, 3 марта 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Техника ВСУ в Ирпене, 3 марта 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Военное время повлияло не только на ежедневную работу судов и судей, но и на судебную практику. За последние два месяца суды приняли десятки решений для поддержки украинской армии. Например, по решениям Высшего антикоррупционного суда Вооруженным силам Украины перечислено почти 300 миллионов гривен. Эта сумма — из залогов, ранее внесенным подозреваемыми и обвиняемыми, а также денег, арестованных по решениям суда. Подобная практика используется и районными судами по всей Украине. Более того, суды передают армии и технику, и транспорт, арестованные ранее по уголовным делам.

Как обосновывают такие решения судьи и может ли подобная инициатива повлиять на расследование дела или конечный приговор, — «Ґрати» разбирались в этих вопросах. 

 

На счет ВСУ

Одним из первых подозреваемых, которому ВАКС изменил меру пресечения и перечислил залог в более чем 2,6 миллиона гривен ВСУ, был бывший прокурор Одесской области Олег Жученко — подозреваемый в злоупотреблении служебным положением по сговору с группой лиц часть 2 статьи 28 часть 2 статьи 364 Уголовного кодекса , получении взятки часть 4 статьи 368 УК  и использовании поддельного документа часть 4 статьи 358 УК . Он — один из подозреваемых по делу о земельных махинациях в Одессе, в котором также фигурирует мэр города Геннадий Труханов. 

В октябре прошлого года суд назначил ему залог в более 2,6 миллиона гривен, и несколько раз продлевал меру пресечения. 28 февраля этого года суд заменил ему меру пресечения на личное обязательство, а залог полностью перечислил на нужды Вооруженных сил. Решение адвокаты объяснили тем, что Жученко хочет принимать участие в защите страны. Он был обязан сдать паспорта для выезда за границу и прибывать по любому вызову к детективам, прокурорам и судьям по его делу. Срок действия решения истек 28 апреля. 

Прокурор Виктор Кравец против этого не возражал. Судья Андрей Бицюк свое решение обосновал тем, что 24 февраля Россия начала полномасштабное вторжение на территорию Украины, президент Владимир Зеленский объявил военное положение и всеобщую мобилизацию, а Нацбанк открыл специальный счет для поддержки Вооруженных сил страны. Учитывая, что до этого Жученко не нарушал предписаний суда, Бицюк согласился с ходатайством защиты.

«В ситуации массового оттока населения в более безопасные районе страны и за границу намерение каждого защищать свою родину поддержано всеми участниками судебного заседания, а следовательно следственным судьей. В таких обстоятельствах мера пресечения подозреваемому была заменена», — пояснила решение судья-спикер ВАКС Вера Михайленко.

Судья Вера Михайленко. Фото: страница JustTalk в фейсбук

На смену меры пресечения, говорит Михайленко в комментарии «Ґратам», кроме рисков влияют также другие обстоятельства. Например, поведение подозреваемого как до, так и во время военного положения, его желание участвовать в защите страны или помочь армии, возраст и состояние его здоровья, что также может иметь значение и в контексте участия в боевых действиях. 

По словам судьи, в случае смены меры пресечения с залога на личное обязательство залог должен вернуться владельцу денег. В данном случае — это деньги Жученко. Он, в свою очередь, просил перечислить их на специальный счет ВСУ. 

По этому же делу проходит 16 подозреваемых. Как сообщили «Ґратам» в суде, половине из них, включая Жученко, ВАКС сменил залог или заменил его на личное обязательство. В целом, от них на нужды ВСУ было направлено более 22 млн гривен.

С августа 2021 года Высший антикоррупционный суд рассматривает дело по обвинению Дмитрия Головина — начальника главного управления Национальной полиции в Одесской области в 2016 — 2019 годах, Константина Гейко, который был его первым заместителем и двух одесских предпринимателей Александра Чудакова и Валерия Капитанчука. Их обвиняют в присвоении имущества путем злоупотребления служебным положением часть 5 статьи 191 УК . Речь идет о семи контейнерах контрабандных сигарет, стоимостью в 13 млн гривен, которые следователи Генеральной прокуратуры арестовали в 2017 году. 

Дмитрий Головин (слева) и Константин Гейко. Фото: Слово и дело

Двоим из трех подозреваемых во время военного положения уменьшили суммы залога, и разницу также перечислили ВСУ. 

«Мой клиент был инициатором подачи соответствующего ходатайства, поскольку также хотел принимать участие в защите страны. Кто-то имеет официальные так сказать должности, кто-то волонтерит, но все хотят сделать свой вклад в поддержку армии», — говорит «Ґратам» адвокатка Нонна Надич, которая защищает одного из подозреваемых по этому делу — Константина Гейко.

Судебная практика, когда залог уменьшают  или вовсе меняют на личное обязательство с перечислением денег ВСУ характерна не только для Антикоррупционного суда, но и для районных судов по всей Украине.

В онлайн-сервисе «Опендатабот» На время военного положения доступ к Единому реестру судебных решений — закрыт  опубликовано несколько таких решений. К примеру, Ужгородский горрайонный суд Закарпатской области принял такое решение в деле подозреваемого в вымогательстве — ВСУ были перечислены более 200 тысяч гривен, Приднестровский районный суд Черкасс — в деле подозреваемого в незаконном приобретение амфетамина — около 114 тысяч гривен перечислено ВСУ. Причем по последнему делу в тот же день был объявлен приговор — обвиняемый подписал соглашение о признании вины и был осужден условно. Франковский райсуд Львова перечислил ВСУ более 140 тысяч гривен залога подозреваемого в получении взятки.

По состоянию на начало апреля, сообщает Офис генпрокурора, суды Винницкой области перечислили почти 700 тысяч гривен на нужды ВСУ, Черновицкой — полтора миллиона, Закарпатья — более 500 тысяч гривен и т.д.

После волны подобных решений Верховная Рада внесла изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, предусмотрев отмену меры пресечения Статья 616 УПК для прохождения военной службы по призыву во время мобилизации, на особый период, или изменение меры пресечения по другим причинам. Изменения вступили в силу в конце марта.

 

Взятка, автомобиль, бензопила

Суды также снимают аресты с денежных средств, в том числе арестованных взяток, автомобилей и другой техники, которая может пригодится армии. 

К примеру, Антикоррупционный суд снял арест и передал ВСУ 6 млн долларов — взятку, которую предлагали руководству Национального антикоррупционного бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратуры в июня 2020 года. Тогда были задержаны три человека — бывшая начальница департамента Государственной фискальной службы Елена Мазурова, бывший первый замначальника Государственной налоговой службы в Киеве Николай Ильяшенко и бывший менеджер компании Burisma Group Андрей Кич. Их обвинили в попытке повлиять на закрытие уголовного дела экс-министра экологии и природных ресурсов Николая Злочевского, подозреваемого в причастности к завладению средствами стабилизационного кредита Национального банка, выданного «Реал банком», и легализации этих средств. Мазурова позже пошла на соглашение со следствием и получила пять лет условно с испытательным сроком в два года.

Перечинский районный суд Закарпатской области осудил к одному году условно местного жителя за незаконную вырубку леса после сделки с прокурором. По данным следствия, он срезал 11 грабов, 6 яворов — сумма убытков составила 25,5 тысяч гривен. Бензопилу Husgvarna-365, которой резал лес, подсудимый попросил передать ВСУ, что суд и сделал.

Ивано-Франковский городской суд решил передать армии автомобиль Форд Эскорт (Gaf), который с 2015 года стоял на штрафплощадке — его арестовали в рамках дела о  подделки номера кузова. Установить подозреваемого так и не удалось, а по делу закончились сроки давности. Поэтому суд решил его закрыть

 

Инициатива ненаказуемая 

Инициатива по уменьшению залога, снятия ареста с денег или техники обычно исходит от подозреваемых или обвиняемых, их адвокатов, либо от прокуроров.

«Фактически — это уже судебная практика, поскольку есть десятки подобных кейсов. Хотя не могу сказать, что она легко «ложиться» в Уголовный процессуальный кодекс. Почему раньше суммы залога не уменьшали? Что изменилось в нынешних обстоятельствах? Кроме разве желания подозреваемого или обвиняемого перевести деньги ВСУ… Я думаю, что это свидетельствует о необоснованном превышении сумм залога, которые исполняют некую карательную функцию еще без конечного решения суда. Это попытка правоохранителей и суда демонстрировать необратимость наказания, хотя на этапе досудебного следствия вина человека не доказана», — говорит «Ґратам» адвокат Денис Бугай, но отказывается сказать, есть ли у него подзащитный, которому суд во время военного положения заменил меру пресечения с залога на личное обязательство. Ссылается на адвокатскую тайну. 

Эксперт Центра политико-правовых реформ по уголовной юстиции Евген Крапывин уточняет — самого лишь факта введения военного положения не достаточно, чтобы смягчить меру пресечения подозреваемого или обвиняемом:

«Должна быть определенная гарантия того, что человек — патриотически настроен, действительно хочет  помочь ВСУ, будет продолжать выполнять обязанности подозреваемого или обвиняемого и т.д. Понятно, что это — оценочные категории, но их нужно указывать».

По словам прокурора Офиса генпрокурора Ивана Кисилевича, самый распространенный способ распорядиться арестованным имуществом или залогом — во время принятия приговора, поскольку в финальном решении судья обязан решить этот вопрос. 

«Статья 100 Уголовно-процессуального кодекса предусматривает разные варианты сохранения или уничтожения, передачи на хранения вещественных доказательств и документов, а также специальную конфискацию. Во время принятия решения суд должен распорядиться имуществом, которое было арестовано во время расследования. Есть также порядок обращения залога в доход государства Статья 182 УПК , если подозреваемый или обвиняемый нарушил возложенные на него обязанности», — напоминает прокурор в комментарии «Ґратам».

Прокурор Иван Кисилевич на заседании Голосеевского суда Киева, 8 февраля 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Хотя, говорит он, во время войны есть и нетипичные случаи пополнения государственного бюджета.

«У меня было дело — одна большая горно-добывающая компания заплатила более двух миллиардов гривен — возместила убытки государства. Хотя и дело было закрыто, но вот проявили инициативу», — говорит прокурор.

Что касается снятия ареста с имущества, то согласно статье 174 Уголовно-процессуального кодекса, обратиться в суд с таким ходатайством может подозреваемый, обвиняемый, их защитники, законный представитель, собственник или владелец имущества, представитель юридического лица, в отношении которого осуществляется производство. 

«Как видим, здесь даже нет прокурора. Внося изменения в статью 615 УПК, которая устанавливает особый режим досудебного расследования, судебного разбирательства в условиях военного положения и возлагает на прокурора возможность выполнения определенных функций следственного судьи, законодатель не изменил процедуру отмены ареста», — говорит судья ВАКС Вера Михайленко.

По ее словам, анализируя судебную практику, очевидно, что законодательством не предусмотрена процедура снятия ареста с имущества, в котором нуждается армия.

 

Смягчающее обстоятельство 

Личная инициатива о передаче залога или арестованного имущества обвиняемого на нужды армии может стать и смягчающим обстоятельством для приговора. Хотя именно такую причину для смягчения наказания законодательство не предусматривает, но перечень смягчающих обстоятельств не исчерпывающий. 

«Это — дискреционное По собственному усмотрению  полномочие судьи, который должен учитывать не только тот факт, что человек помог ВСУ таким образом, но еще и то, что он не злоупотреблял правом в условиях военного положения. Если же говорить о конкретных преступлениях, например тяжких коррупционных, то опять же этот факт не может не быть учтен. Однако мне кажется, что коррупция часто является предпосылкой для подрыва боеспособности нашей армии, государственного аппарата и так далее. То есть помогать армии, когда напал враг, в условиях, когда ты этому навредил, — одно другое нивелирует. По крайней мере, такое простое ощущение справедливости, утилитарное, здесь есть», — говорит Крапывин.

Евген Крапывин (справа). Фото: страница JustTalk в фейсбук

Судья Вера Михайленко отмечает, что «любые смягчающие обстоятельства применяются не с целью исключения наказания как такового, эти факторы лишь влияют на вид и строгость наказания».

«Человеку, совершившему уголовное правонарушение, должно быть назначено наказание, необходимое и достаточное для его исправления и избежания новых уголовных правонарушений», — поясняет она. Вне зависимости от того, добавляет, перечислил он залог ВСУ в трудное для государства время или нет. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов