«Конфликты находят нас сами». На суде по делу о нападении националиста из «Братства» на журналиста канала «НАШ» допросили потерпевшего. Репортаж «Ґрат»

Журналист канала «НАШ» Алексей Пальчунов на суде над активистом «Братства» Юрием Горовцем, 11 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Журналист канала «НАШ» Алексей Пальчунов на суде над активистом «Братства» Юрием Горовцем, 11 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Шевченковский райсуд Киева продолжает рассматривать дело активиста националистической партии «Братство» Юрия Горовца по прозвищу «Святоша». По версии прокуратуры, в феврале он избил журналиста телеканала «НАШ» Алексея Пальчунова возле райотдела полиции в Киеве. 11 ноября суд допросил потерпевшего о случившемся, а защитник «Святоши» произнес вступительную речь.

«Ґрати» рассказывают, как это было.

 

«Хороший поступок, а не преступление»

У входа в Шевченковский суд собираются на пикет активисты партии «Братство». Накануне их лидер Дмитрий Корчинский призвал сторонников прийти сюда в социальных сетях. Он попросил поддержать однопартийца, ветерана АТО Юрия Горовца по прозвищу «Святоша», которого, как он выразился, обвиняют в «препятствовании деятельности пособника оккупантов из антиукраинского канала «НАШ».

По версии прокуратуры, «Святоша» вырвал у журналиста Алексея Пальчунова микрофон и дважды ударил его кулаком по лицу возле Шевченковского райотдела полиции Киева 4 февраля. В тот день ультраправые организации пикетировали канал «НАШ», который, по их мнению, работает в интересах России. Прокуратура обвиняет «Святошу» в двух преступлениях: нанесение журналисту телесных повреждений часть 2 статьи 345-1 Уголовного кодекса  и препятствование его профессиональной деятельности часть 2 статьи 171 УК .

Сейчас обвиняемый и потерпевший ждут начала заседания в зале суда. Как и на прошлых заседаниях, Пальчунов выполняет две роли: потерпевшего и журналиста, который освещает свой же процесс. Вместе с ним оператор с камерой.

Судья Татьяна Овсепян в Шевченковском суде Киева, 11 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Судья Татьяна Овсепян заходит в зал и открывает заседание. На предыдущем прокурор огласил обвинительный акт, теперь очередь защиты выступить со вступительной речью. «Святошу» защищают адвокаты Виталий Коломиец и Николай Ореховский. Они же адвокаты у политического активиста из Одесса Сергея Стерненко и обвиняемых в убийстве журналиста Павла Шеремета. Слово берет адвокат Коломиец.

«Обвинение касается препятствования журналистской деятельности, нанесение вреда именно журналисту. Я бы хотел часть своей речи посвятить тому, чтобы мы в этом судебном заседании все-таки установили, что такое правдивая журналистика и каким образом государство собирается ее защищать», начинает он издалека.

«Забери заявление. Быстро!». Репортаж с первого заседания суда о нападении националиста из «Братства» на журналиста канала «НАШ»

Коломиец говорит, что миссия журналистики состоит в «полном и объективном информировании общества для развития этого же общества». По мнению адвоката, так журналистика помогает развиваться демократии и не дает «скатиться в тиранию». Но, заявляет адвокат, не все, кто имеют микрофон и журналистское удостоверение журналисты. Например, сотрудники канала «НАШ», по его мнению, занимаются не журналистикой, а распространением неправды и пропаганды.

Адвокаты Виталий Коломиец и Николай Ореховский в Шевченковском суде Киева, 11 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Противодействие тем, кто уничтожает украинское общество хороший поступок, а не преступление», продолжает Коломиец.

Он заявляет: его подзащитный «конфликтовал с так называемым потерпевшим» не из-за журналистской деятельности, а поскольку тот был «пособником оккупантов». По словам адвоката, это подтвердят другие участники акции за закрытие канала «НАШ», которых выступят на суде в роли свидетелей защиты.

«Оккупанты и их пособники, пользуясь слабостью украинского законодательства, часто маскируют свои диверсионно-пропагандистские центры под телеканалы и интернет-издания. Пособникам оккупантов часто выдают удостоверения журналистов, но от этого они не становятся журналистами по своей сути», заявляет защитник.

По словам Коломийца, ту же позицию по поводу канала «НАШ» занимает Нацсовет по телевидению и радиовещанию. Этот орган действительно подал иск об отмене лицензии телеканала в августе. Регулятор считает, что канал следует отключить за интервью с лидером Компартии Петром Симоненко, который в эфире назвал Православную церковь Украины «раскольниками», а режим в Украине — «профашистским». По мнению Нацсовета, тем самым канал разжигал межнациональную рознь и потворствовал российской пропаганде.

Активист «Братства» Юрий Горовец в Шевченковском суде Киева. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Адвокат Коломиец также напоминает, что Совет национальной безопасности недавно наложил санкции на телеканалы народного депутата Виктора Медведчука, а также издания «Страна.UA» и «Шарий.net», которые, по мнению защитника, также распространяли пророссийскую пропаганду.

«Разве это не такое же самое формальное препятствование? Законно ли обвинение за то же самое, если члены СНБО: президент, генпрокурор, министр внутренних дел, глава СБУ не привлечены к ответственны по тем же статьям?», говорит адвокат.

В завершение речи адвокат заявляет, что его клиент под райотделом не препятствовал журналистской деятельности, а занимался «защитой информационной безопасности», которая, согласно статьи 17 Конституции Украины, является делом всего Украинского народа». Адвокат обещает доказать это в суде и, по его словам, рассчитывает, что прокурор в ходе процесса откажется от обвинения.

 

Допрос потерпевшего

Судья Овсепян оглашает, в какой последовательности будет изучать доказательства. Сначала допросят потерпевшего и представителей канала «НАШ», потом свидетелей обвинения, а затем свидетелей защиты. После этого суд изучит письменные доказательства и видео инцидента, а в завершении допросит обвиняемого.

Суд приступает к допросу Пальчунова. Потерпевший становится за трибуну, судья спрашивает его анкетные данные. Называть адрес он отказывается из соображений безопасности.

Журналист канала «НАШ» Алексей Пальчунов в суде над активистом «Братства» Юрием Горовцем в Шевченковском суде Киева, 11 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Пальчунов рассказывает о нападении. Он напоминает: 3 февраля СНБО ввел санкции против телеканалов «Zik», «NewsOne» и «112». А на следующий день националистические организации собрались на пикет у телеканала «НАШ» с требованием закрыть и его.

«Во время этих событий произошли столкновения между националистами и правоохранителями, в ходе которых несколько лиц задержали и отвезли в Шевченковское управление полиции. Когда я находился на телеканале, я узнал, что один из задержанных вылез в окно отделения полиции и требует встречи с министром [внутренних дел] и обещает в случае невыполнения этого требования выпрыгнуть в окно», вспоминает Пальчунов.

По его словам, он получил редакционное задание осветить это событие на месте. Репортер с оператор приехал к райотделу и во дворе увидел неизвестных ему протестующих за закрытие телеканала. По словам журналиста, они увидели микрофон канала «НАШ» в его руке, и начали кидать снежки в камеру и в лицо репортера.

«Потом Юрий Горовец подошел и пытался выхватить у меня микрофон телеканала «НАШ». Я микрофон не отдавал, он меня потянул к группе этих лиц и нанес два удара в челюсть», говорит репортер.

По его словам, Горовец отобрал микрофон, и Пальчунов больше его не видел. Полицейские не задержала нападавшего, но отвели журналиста в сторону, чтобы защитить от протестующих.

«Там еще Вита Заверуха, известная участница националистического движения попыталась напасть на меня. Пыталась за шею меня схватить. После этого мы отошли, там еще было несколько угроз, но это такое. После этого я написал заявление в полицию, снял побои и, собственно, оказался здесь», поясняет журналист.

Он добавляет, что, по его мнению, Горовец напал на него из-за его «принадлежности к телеканалу «НАШ», из «идеологических и политических соображений».

Прокурор Сергей Солодкий в суде над активистом «Братства» Юрием Горовцем в Шевченковском суде Киева, 11 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Прокурор Сергей Солодкий уточняет, какие травмы получил потерпевший.

Я чувствовал очевидную физическую боль и дискомфорт, отвечает Пальчунов, Было покраснение, челюсть не закрывалась и болела.
Опознавательные знаки на вас были? Что вы пресса, что-то освещаете? уточняет прокурор.

Камера и микрофон с ветрозащитой, на которой есть логотип телеканала. Кроме того, я думаю, они меня визуально помнили, потому что я был во время событий под телеканалом.

Лицо, которое наносило вам телесные повреждения и вырывало микрофон это именно обвиняемый, который на сегодняшнем заседании присутствует? спрашивает прокурор.

Да, это именно Юрий Горовец. Я потом пересмотрел видео, материалы следствия, его страницы в социальных сетях. Очевидно, что это он. Несмотря на то, что во время нападения, которое зафиксировано на видео, на нем была маска. Но во время всей этой акции под телеканалом и под полицией он часто снимал маску. Ведется видеонаблюдение везде, поэтому он именно в этой одежде попал на камеру, и я его узнал.

 

Вопросы защиты

С самого начала заседания с улицы через окна доносится гул. Активисты «Братства» включили колонку, выступают и слушают музыку.

Пикет «Братства» в поддержку Юрия Гороваца в Шевченковском суде Киева, 11 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Пальчунова собаку повісить на гілляку!» кричат они.

Тем временем в зале к допросу потерпевшего приступают защитники обвиняемого. Адвокат Коломиец спрашивает, кто собственник канала «НАШ», и какое отношение к каналу имеет Евгений Мураев народный депутат прошлых созывов и бывший член «Партии регионов».

Пальчунов отвечает: он читал, что политик раньше владел каналом, но недавно передал его в корпоративное управление сотрудникам «НАШего». По словам потерпевшего, он знаком Мураевым, но не знает, управляет ли тот каналом сейчас. 

Сейчас «НАШ» реализует спецпроект «Это наша земля». Каждую неделю съемочные группы отправляются по разным городам Украины, устанавливают в центре города сцену и расспрашивают местных жителей об их жизни. Вместе с ними часто путешествует Мураев. Во многих городах появились билборды со слоганом «Это наша земля» и портретом политика.

Адвокат Коломиец спрашивает Пальчунова, участвует ли он в этом политическом проекте Мураева. Потерпевший отвечает, что это не политический проект, а журналистский.

Евгений Мураев был приглашенным гостем, не единственным. Возможно, вы видели, что кроме него принимали участие другие лица. Он участвовал где-то в пяти программах из пятнадцати. Я в рамках этого проекта освещаю жизнь города, его экономику, культуру, историю, достопримечательности, отвечает Пальчунов.

По вашему мнению, вам нанесли телесные повреждения из-за политических и идеологических соображений. Скажите, какие ваши политические и идеологические взгляды, отличные от нашего подзащитного? спрашивает адвокат.

Нет, я сказал не так. Я сказал, что повреждения были нанесены в связи с неприязнью именно к телеканалу, а не ко мне. Я только представитель телеканала. Есть претензии к нему. У меня нет никаких идеологических и еще каких-то взглядов, по крайней мере, когда я выполняю журналистские обязанности.

Активист «Братства» Юрий Горовец в Шевченковском суде Киева. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Адвокат Коломиец хочет выяснить, не спровоцировал ли нападение сам Пальчунов. Он спрашивает, могут ли сцены нападения увеличить число просмотров.

«Возможно, могут, отвечает журналист. Зрителю интересны любые конфликты, не обязательно с участием представителей телеканала. Любые конфликты, митинги, столпотворения людей, любое насилие очевидно работают с подсознанием людей, и людям это интересно смотреть. Но это не значит, что мы готовы пойти на какие-то конфликты, чтобы увеличить просмотры. К сожалению, они находят нас сами».

К допросу подключается второй адвокат Николай Ореховский. Он спрашивает, осознавал ли Пальчунов угрозу, когда ехал под управление полиции.

Я был недостаточно опытный, не успел сориентироваться. Возможно, лучше было не идти, конечно. Но я без цели провокации, просто шел исполнять свою работу, отвечает потерпевший.

А ваше руководство, когда отправляло освещать это событие, осознавало опасность вашей работы? продолжает Ореховский.

Меня просили быть осторожным.

Резонансное событие, по-вашему, заслуживает того, чтобы рисковать безопасностью? — спрашивает адвокат.

Возможно, жизнь и здоровье это наивысшая ценность. Но иногда, некоторые профессионалы игнорируют это правило. Не только журналисты, много кто. Например, правоохранители, отвечает Пальчунов.

У обвиняемого Горовца вопросов к потерпевшему нет. Судья еще раз детально расспрашивает Пальчунова о том, как происходило нападение, и закрывает заседание. Суд продолжится 13 декабря. На нем должны допросить свидетелей обвинения и представителя канала «НАШ», который также фигурирует в деле как потерпевшая сторона.

После предыдущего заседания Пальчунову было сложно выйти из здания. На него накинулись активисты «Братства», кто-то плюнул в него и попал в ухо. В этот раз, на всякий случай, журналист вместе с оператором и судебной охраной сразу выходит через черный ход. Сегодня конфликт его не нашел.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов