«Это все наши дети!». Репортаж из Броваров, где вертолет c министром МВД упал на детский садик

Спасатели разбирают завалы в детском саду после падения вертолета. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Спасатели разбирают завалы в детском саду после падения вертолета. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

14 человек погибло, пострадали десятки детей — итог страшной трагедии: вертолет, в котором находилось руководство МВД, упал на детский сад в Броварах Киевской области.

Журналистка «Ґрат» сразу прибыла на место катастрофы и рассказывает, как местные жители спасали детей, как были организованы поисковые работы и что предварительно предполагает следствие. 

 

Утром 18 января один из спальных районов Броваров накрыл сильный гул. Он становился все ближе. Из густого тумана вынырнул вертолет, стремительно снижаясь между густо стоящими многоэтажками. В какой-то момент вертолет был так низко над землей, что казалось, упадет на крышу школы. Но пролетев ее, он врезался в детский садик и разлетелся на части — вертушка упала за садиком, перед подъездом жилого дома, зацепив припаркованную там чью-то машину. Яркая вспышка, сильный взрыв, и начался пожар. Место катастрофы накрыло черным дымом. Сквозь него послышались крики взрослых и плач детей. Так описывали ужасное утро очевидцы — жители близлежащих многоэтажек. 

Катастрофа произошла около 8:10. Детей только что привели в садик, кто-то опаздывал. Малыши переодевались и шли в группу, на завтрак. Родители 6-летнего Максима были на работе, и его привела бабушка. Попрощавшись, она пошла в аптеку — там ее застал взрыв. Когда она выбежала на улицу, поняла, что горит детский сад. Бабушка металась по двору и никак не могла найти ребенка. Когда прибежала мама Максима — Света, позвонили воспитательнице, и та сказала, где мальчик: в одном из подъездов в доме рядом. У него был порез на руке, и он был очень напуган. 

Детский сад в Броварах, возле которого упал вертолет. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Скорая забрала Максима в броварскую больницу, где ему наложили шов. Из его группы, узнала позже Светлана, погибла девочка Милана с мамой Еленой — они были в раздевалке, когда вертолет упал. Максима, вероятно, спасло то, что он уже переоделся и зашел в группу. 

«Скажем так, нам больше повезло», — говорит Светлана.

Ее мама, как и ребенок, все еще в шоковом состоянии. Им помогают врачи. Светлана готовится дежурить в палате всю ночь. 

Первыми на помощь детям пришли люди из соседних домов. 

Николай, пенсионер, живущий на шестом этаже дома напротив входа в садик, одним из первых стал вытаскивать детей. Забежав в здание, сквозь дым он разглядел воспитательницу — ее ранило осколком, и еще несколько человек, стал им кричать и показывать, куда можно выйти. За Николая схватился маленький мальчик. Мужчина замотал ребенка своей курткой, чтобы он не надышался дымом, и стал выносить. К нему подбежала женщина с криками «Это мой! Это мой!», и выхватила ребенка. Николай зашелся кашлем и выбежал на улицу. 

Мама ребенка, живущая в этом же дворе, позже нашла Николая и благодарила его, что позаботился о ее мальчике. 

«Это все наши дети! — говорит надломленный трагедией мужчина, едва сдерживая слезы, и показывая на дома вокруг. — Много детей».

Жительница одного из соседних с садиком домов Дарья — мама маленького мальчика — благодарит Бога, что ее ребенок заболел и она сегодня не повела его в этот садик. 

Остатки вертолета, упавшего в Броварах. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

16-летний Глеб прибежал к садику из поликлиники, куда он пошел сдавать анализы, но не успел. Сначала из кабинета с криками выбежала медсестра — ей сообщили об упавшем вертолете. Потом позвонил друг Андрей, который живет рядом с садом, и Глеб ринулся к нему на помощь. Первое, что он увидел — обломки самолета и несколько раненых. Все в дыму, пожар на втором этаже детского сада. Из здания через забор воспитательницы передавали детей, жители соседних домов забирали их к себе в квартиры, чтобы потом отдать родителям. Подростки встали в цепочку помогать. Им передали троих: мальчика Руслана и двух девочек — Катю и Ванессу. Они отвели их домой к Андрею. Там их осмотрели, обтерли лица от копоти: все оказались целы, только небольшие синяки у девочек и порез пальца у мальчика. Детей напоили водой, дали конфет, телефоны, чтобы малыши поигрались. Потом стали отвлекать их разговорами. Руслана спросили, что произошло: мальчик ответил, что на его группу упал вертолет. Но больше его беспокоило, что мама поругает за порезанный палец. 

«А ты скажи, что тебя котик поцарапал», — заговорщицки посоветовали ему Андрей и Глеб. 

Когда вскоре за ним пришла мама, он так и сказал. Мама заплакала, потом засмеялась. И очень благодарила подростков, что позаботились о ее сыне. Девочек забрала воспитательница. 

К садику начали подъезжать пожарные машины, и подростки стали им помогать припарковаться во дворе: искали водителей легковушек и просили их убрать, чтобы дать дорогу спасателям. 

На эмоции, по словам Андрея, у него и друзей не было времени. 

«Не мы одни помогали детям — много кто выбежал, помогал. Мы все, как один сплошной механизм должны помогать друг другу — это наша обязанность», — считает подросток. Он и его друзья гордятся своим поступком. 

Житель другого дома — волонтер «Мотохелп» Павло Кардаш — сразу после взрыва прибежал на место катастрофы, чтобы помочь. Он оказался со стороны подъезда, возле которого упал пропеллер. На месте, между садом и домом, он увидел останки троих членов экипажа — по форме Павло определил, что это не гражданские. Тяжело раненых он рядом не увидел, некоторые люди были в состоянии шока — он оказывал доврачебную помощь, пока не приехали скорые. Это произошло быстро, буквально через несколько минут. Павло хвалит службы за оперативность и слаженность в этом случае — ведь сколько раз ему самому приходилось на месте происшествия долго ждать карету скорой помощи. 

Следом приехали спасатели, в том числе специалисты из авиационного поиска — они отличались костюмами небесно синего цвета. Пожар потушили быстро, но здание в течение дня все еще слегка дымило. Завалившуюся часть садика разбирали с помощью подъемного крана, потом выбивали остатки окон и покореженных рам. Противоположная сторона здания, кажется осталась целой. Внутренний двор — в обломках. 

Спасатели разбирают завалы в детском саду после падения вертолета. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Осмотр тел проводят тут же, перед садиком. Погибших разложили на земле и накрыли полиэтиленовыми мешками — судмедэксперт в синем защитном халате по очереди склоняется над ними. После их уносят в машины ритуальных услуг, припаркованных неподалеку.  

Однако в подробностях происходящее на территории садика не видно: полиция лентами оцепила территорию катастрофы, и местным жителям приходится делать большой круг, чтобы попасть к себе домой. 

В соседней школе, которая, к счастью, не пострадала, разместили оперативный штаб. В холле волонтеры поставили столы с теплой едой и питьем для тех, кто работает на месте катастрофы, и местных жителей.

Тем временем стала поступать информация о количестве жертв. В 10:30 сообщили уже о 18 погибших, из них трое — дети. В больницах — 22 раненых, из них 10 детей.

Быстро стало известно, что в вертолете находился глава МВД Денис Монастырский, его заместитель Евгений Енин и другие члены министерской команды. Все девятеро человек на борту, включая экипаж, погибли. Днем опубликовали список.

В Киевской области вертолет с руководителями МВД упал рядом с детским садом. Онлайн «Ґрат»

Возле забора садика и одного из подъездов — там, где можно было подойти — появились первые цветы — гвоздики — и игрушки, аккуратно завернутые в прозрачный пакет, чтобы не испачкались и не намокли. Их несли мужчины и женщины вместе с детьми — не только жители района, но и всех Броваров. 

«Кто бы мог подумать! От Днепра еще не отошли», — говорит молодая женщина, срываясь в слезы. 

Она не единственная, кто вспоминает здесь о трагедии в Днепре, когда 14 января в жилую многоэтажку попала российская ракета. Погибло 44 человек, в том числе пятеро детей. Среди раненых — 16 детей.

«Каждой маме это близко, — говорит жительница Броваров, возлагая цветы, и ее голос дрожит. — Одно дело взрослые, но когда дети — это ж просто…».

Катастрофа в Броварах ошеломляет тем, что на детский садик упал украинский вертолет. Требуется время, чтобы осмыслить и понять произошедшее. 

Местные жители принесли цветы к месту трагедии в Броварах. Позже к ним прибавились игрушки в память о погибшем ребенке. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Соседи при встрече обсуждают, что видели или слышали, и выдвигают свои версии падения вертолета. Кто-то недоумевает, почему вертолет летел так низко над жилым районом. Другие объясняют: из-за войны, для маскировки. Некоторые уверены, что это теракт — не верят, что может подвести техника, когда летят такие высокопоставленные лица. Люди сходятся в одном: перед падением слышали сильный не характерный для вертолета гул. 

«Просто летел и ревел, будто что-то в нем поломанное, или бензина нет. Очень горчал», — делится своими наблюдениями Вера Себало, 67-летняя работница коммунальных служб. 

Вертолет пролетел прямо над ней, когда она прибирала во дворе дома. 

«Так это наш вертолет? — растерянно спрашивает она. — Я помню в детстве с таким звуком летали реактивные самолеты, мы их так боялись!».

Кто-то подумал, что летит дрон или упала ракета. Взрыв слышали только один — звуков обстрелов, утверждали очевидцы, не было. Никто не видел, чтобы вертолет горел в полете.

Весь день по району ходят десятки следователей полиции, собирая свидетельства очевидцев катастрофы. Но следствие ведет СБУ и пока рассматривает три версии крушения: нарушение правил полета, то есть ошибку пилота, техническая неисправность вертолета и «умышленные действия по уничтожению» машины.

Поисковые работы успевают завершить до наступления темноты. Спасательная операция, в которой участвовали несколько сотен правоохранителей, пожарных и врачей, длилась почти девять часов. Официально подтвердили, что погибших все же меньше — 14 человек, из них один ребенок. Раненых стало больше: 25 человек, из них 11 детей.

В Броварах объявлен трехдневный траур.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов