«Это нас не запугает. Наоборот, люди сплотятся». Репортаж из Киева, который российские войска обстреляли ракетами после многих месяцев затишья

Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко, пострадавший при атаке по Киеву, 10 октября 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко, пострадавший при атаке по Киеву, 10 октября 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Утром 10 октября российские войска обстреляли ракетами Киев и еще 14 регионов Украины. По данным Киевской военной администрации, в столице упало 9 снарядов. Три из них рухнули в центре города рядом с Киевским национальным университетом, художественными музеями и Домом учителя. Часть ракет попали в теплоэлектроцентрали и другие объекты инфраструктуры. Шесть человек погибли, более 50 получили ранения.

«Ґрати» побывали на месте обстрелов и рассказывают, как киевляне пережили атаку, от которых успели отвыкнуть — последний раз столицу бомбили в июне.

 

«Они целились в историю Киевской руси»

Утром 63-летний охранник Александр Солодуха сидел у себя на посту в институте филологии Киевского университета имени Шевченко, известного среди киевлян как «Желтый корпус». Час назад проревел сигнал воздушной тревоги, но сторож не волновался. Киев не обстреливали с июня, и Солодуха был уверен, что и в этот раз пронесет.

Охранник «Желтого корпуса» Александр Солодуха, 10 октября 2022 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

На часах было 8:20. Студенты и преподаватели еще не пришли на пары, внутри находились только уборщицы. Вдруг, охранника оглушили два мощных взрыва. Он инстинктивно пригнулся и увидел, как на пол полетели разбитые стекла из окон.

«Я испугался. Сердце заколотилось, когда земля задрожала. Слышу — снаружи шевеление. Я к дверям. Там человек 15 просятся внутрь, в наше бомбоубежище, а двери перекосило. Мы толпой налетели и оторвали их. Люди забежали и спрятались в подвале», — вспоминает мужчина.

Как оказалось позже, в нескольких метрах от «Желтого корпуса» прямо на дорогу упала российская ракета. Через несколько секунд еще одна свалилась в парке Шевченко, расположенном напротив. В момент удара рядом проезжало несколько машин. Их охватило пламя. По данным Киевской военной администрации, погибли шесть человек и более 20 тогда были ранены. Один из погибших — сотрудник Киберполиции Юрий Заскока. Во время обстрела он ехал на работу на своем авто.

Разбитые в результате атаки машины, 10 октября 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Людьми, которые прорывались в «Желтый корпус», были прохожие и водители, которые в ужасе побросали машины на улице. Охранник Солодуха, хоть и испугался, в убежище не побежал. Он остался в холле и спрятался за колоннами на случай, если удары повторятся. Время от времени он слышал взрывы в других районах города. Около полудня, спустя почти шесть часов, прозвучал отбой тревоги, и все покинули университетское убежище.

«Они (россияне — Ґ ) в агонии. Мне кажется, они это делают, чтобы нас запугать, — рассуждает охранник. — Хотят, чтобы украинцы пошли на уступки. Но этого же не будет. Я в это не верю. Столько людей погибло, сколько детей».

Сейчас Солодоха снова на посту у входа в институт. Под ногами у него обломки ракеты — их принесли дворники со внутреннего двора. На полу — горы стекла. Ударная волна выбила почти все окна «Желтого корпуса», некоторые — с рамами.

Воронка от упавшей российской ракеты, 10 октября 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

На улице на месте взрыва — большая воронка. Коммунальщики расчищают дороги от обломков и пыли. В нескольких метрах — памятник первому главе Украинской народной республики Михаилу Грушевскому. Еще полгода назад его обложили мешками и спрятали за деревянными досками, что в итоге спасло монумент от повреждений.

Рядом с главным корпусом проректор КНУ Олег Федевич общается с тремя полицейскими. Правоохранители после утреннего обстрела открыли уголовное дело о нарушениях обычаев войны статья 438 Уголовного кодекса и опрашивают пострадавших. К ним подходит завхоз химического факультета.

Проректор Киевского национального университета Олег Федевич, 10 октября 2022 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

«Сейчас с вами поработает следственно-оперативная группа. Хочу, чтобы вы показали все помещения, которые были повреждены», — дает проректор указания подчиненному, и тот уводит полицейских в здание.

Федевич говорит «Ґратам», что всего повреждения получили четыре корпуса университета, но, к счастью, никто из сотрудников и студентов не пострадал.

«До конца не верилось, что может случиться такое варварство, — сокрушается Федевич. — Это же наука! Мы же тут ничего такого не делаем, кроме обучения. Библиотека пострадала. А там есть ценные книжки неизвестно с какого периода. Это национальное достояние! Они целились в историю Киевской руси! Книги не пострадали, но окна там повылетали».

 

«Спрятали от русни русское искусство»

Всего, по данным Киевской военной администрации, Россия выпустила по Киеву 9 ракет. Один снаряд попал в пешеходный мост на Владимирской горке рядом с памятником Владимиру Великому — старейшему монументу в столице. Часть ракет попали в теплоэлектроцентрали и инфраструктуру в Деснянском и Соломенском районах.

«Враг хочет нас напугать, у него ничего не выйдет. Сохраняем спокойствие и действуем взвешенно», — обратился к горожанам мэр Виталий Кличко.

По данным его администрации, из-за обстрела повреждено 45 жилых домов, три школы и детсад. Госслужба по чрезвычайным ситуациям сообщила, что ранены более 50 человек.

Последствия ракетной атаки по Киеву, 10 октября 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Президент России Владимир Путин, комментируя массированный ракетный обстрел Киева и других регионов, заявил, что это ответ на недавний подрыв «Крымского моста». 8 октября там случился взрыв, в результате которого в воду упало несколько пролетов автодороги и было повреждено железнодорожное полотно.

«Оставлять без ответа преступления подобного рода уже просто невозможно. Сегодня утром по предложению Минобороны и по планам Генштаба России нанесен массированный удар высокоточным оружием большой дальности воздушного, морского и наземного базирования по объектам энергетики, военного управления и связи Украины», — заявил Путин.

Одна из «высокоточных» ракет упала в нескольких метрах от детской площадки в парке Шевченко. В домах напротив — вылетели все окна. В одном из зданий расположена Киевская картинная галерея, которая до 2017 году носила название Музей русского искусства. До 24 февраля здесь экспонировалась крупнейшая в стране коллекция картин русских художников.

«Основная коллекция спакована и спрятана», — рассказывает «Ґратам» заместительница директора музея Екатерина Ладыжинская, стоя у входа в музей.

Сотрудницы Киевской картинной галереи Екатерина Ладыжинская и Галина Алавердова, 10 октября 2022 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

«Спрятали от русни русское искусство», — добавляет ее коллега, завотделом научно-исследовательской работы Галина Алавердова.

Несмотря на обстрел музейщицы приехали на работу и наблюдают за тем, как уборщики вынимают из оконных рам остатки стекол. По их словам, музейные экспонаты не пострадали. Но женщины не знают, сколько времени потребует ремонт, и когда учреждение возобновит работу.

«Не могу представить, как можно брать и бомбить музеи, так же как и детские площадки. Я когда-то занималась возвращением ценностей, которые [немцы] вывозили в 1941-1945 из музея. Даже они такого не делали. Да, они вывезли ценности, но все оставили целым», — говорит Ладыжинская

Наш разговор прерывает сирена — снова воздушная тревога. Улицы быстро пустеют — прохожие направляются к ближайшей станции метро. По дороге в укрытие встречаю пятого президента Украины Петра Порошенко. Он поясняет «Ґратам», что пришел сюда дать интервью иностранным журналистам.

Пятый президент Украины Петр Порошенко на месте обстрела, 10 октября 2022 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

— [Пришел] не просто посмотреть. Это университет, который я закончил, — показывает Порошенко в сторону КНУ. — Киевская власть организовывает тут работы, и мы пытаемся им помочь. Сегодня это позиция, которая должна объединить всех украинцев.

— А в укрытие почему не спускаетесь? — уточняю у политика.

— А вам не надо в укрытие? — парирует он.

— А мы идем, — отвечаю я.

—  Ну идите в укрытие, если желаете. Тут каждый берет на себя собственный риск.

 

«Мы будем держаться вместе»

Сотрудники метрополитена пропускают желающих укрыться на станции бесплатно. Внутри людно. Десятки людей сидят на корточках и карематах вдоль перрона. Двое девушек и трое парней увлеченно играют в настольную игру «Uno». Одна из участниц игры — бухгалтерка Вероника Лещук — рассказывает «Ґратам», что сама из Ровно и снимает с подругой квартиру неподалеку.

Киевляне играют в настольную игру в метро во время воздушной тревоги, 10 октября 2022 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

«Мы все друзья. Парни к нам на выходные приехали в гости. У них сегодня поезд, еще не успели, и мы так забавляемся. Спускаемся в метро, потому что были прилеты и лучше быть в безопасности», — рассказывает Вероника, перекрикивая шум подъезжающего поезда.

Компания спускается в метро уже второй раз. В первый — убежали, когда рядом случились взрывы и дом затрясся.

После отбоя воздушной тревоги направлюсь в другое место обстрела недалеко от железнодорожного вокзала — здесь ракеты попали в теплоэлектростанцию и офисный центр — высотку со стеклянным стенами. В домах вокруг тоже вылетели окна. Сотрудники продуктового минимаркета очищают от осколков тротуар возле входа.

Последствия ракетной атаки по Киеву, 10 октября 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Товароведка Екатерина Пузанова рассказывает, что когда прогремели взрывы она принимала хлеб.

«Был хороший солнечный день, ничего не предвещало опасности. Я зашла в кабинет положить накладную. И случился взрыв. У меня в кармане лежало два телефона. Меня подбросило так, что эти два телефона вылетели в разные стороны», — вспоминает женщина.

В магазине кроме нее были кассирши и работницы зала. Екатерина закричала, чтобы все срочно прятались на кухню — служебное помещение, где нет окон. Там они переждали воздушную тревогу. По словам Пузановой, ее колежанки не пострадали, но пережили сильный стресс.

Самой Екатерине не привыкать к обстрелам — в апреле она переехала в столицу из Бахмута — города в Донецкой области, на который сейчас наступают россияне. Теперь и в Киеве Пузанову настиг обстрел, но никуда больше уезжать она не хочет.

«Киев — это наш новый дом. Киевляне — наша семья, мы будем держаться вместе», — поясняет она.

В доме по соседству двое жильцов убирают стекло с козырька над входом в подъезд. Это тоже переселенцы — супружеская пара Анна и Богдан Кудрявцевы из Харькова. Когда прогремел первый взрыв в парке Шевченко, они не придали этому значения и остались в квартире

Анна и Богдан Кудрявцевы из Харькова, 10 октября 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Мы поняли, что это где-то рядом, но не настолько близко. Мы из Харькова и можем отличать, что прямо рядом происходит, а что нет. А когда прилетело по бизнес-центру, то поняли, что это прямо рядом с нами. И тогда я схватила кофе и собаку и в туалет — по правилу четырех стен», — вспоминает Анна.

«А я схватил еду и сигарету», — смеется Богдан.

В этот район они переехали месяц назад и не ожидали, что сюда может упасть ракета. О том, что рядом находится ТЭЦ, они обратили внимание, когда станцию уже разбомбили. Их квартира уцелела — только на кухне упала вытяжка. Соседям повезло меньше — у многих вылетели стекла.

«Этот обстрел произошел, потому что с нами воюет страна-террорист. После «Крымского моста» им нужен был какой-то ответ», — размышляет Богдан.

Второе 24 февраля. Как Украина пережила один из самых массовых ракетных обстрелов с начала вторжения

«Они ничего не могут сделать с нашими парнями-военными, и поэтому они начинают терроризировать мирных жителей и попадают прямо по ним, чтобы Украина это ощутила, — добавляет Анна. — Но есть одно но. Это нас не напугает, наоборот, люди еще больше сплотятся».

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов