«Антитела» vs «патентный тролль». Как рок-группа пытается в суде отстоять право пользоваться музыкальной тональностью и нотами

Коллаж: Эвелина Ганская, Ґрати
Коллаж: Эвелина Ганская, Ґрати

В начале 2019 года  музыканты группы «Антитела»  узнали о том, что на них подал в суд житель Луцка Сергей Лапковский требуя свыше миллиона гривен компенсации за использование запатентованной ним музыкальной тональности. Тарас Тополя, фронтмен группы, написал у себя в фейсбуке о том, что Лапковский предлагал группе выплатить определенную сумму, для того, чтобы иск был отозван, но музыканты не согласились. По словам директора и музыканта группы  Сергея Вусыка, это первый известный случай в мире музыки, когда у музыкантов требуют деньги за использование нот в своих композициях.

«Ґрати» разбирались в подробностях истории.

 

Миллион в деле

Сергей Лапковский подавал иски против группы еще в 2017 году, но по его словам, тогда два судьи отказались рассматривать дело. Летом 2018 года Лапковскому все же удалось подать иск в горсуд Луцка – он обвинил музыкантов в использовании запатентованной ним еще в 2012 году «полезной модели №74516» – определенной музыкальной тональности.

Сами музыканты об исках и существовании Лапковского узнали только в январе 2019 года до этого исковые документы приходили музыкантам по адресу прописки. У пожилого отца одного из них случился сердечный приступ, когда он увидел сумму иска. 

Сергей Вусык, композитор и музыкант, участник группы «Антитела» рассказал «Ґратам» о том, что Лапковский связывался с ним летом 2018 года, но тогда он представился Андреем Швецом, сотрудником луцкого завода «Кромберг энд Шуберт Украина», и договаривался о выступлении группы на одном из мероприятий этого завода. «Представитель завода» просил директора группы взять организацию всего мероприятия на себя, включая звук, свет, диджеев и развлекательную программу, помимо выступления самих музыкантов. Сергей в виде исключения согласился и начал составлять договор и смету мероприятия. Итоговая сумма по организации мероприятия составляла примерно 1 миллион гривен и была отправлена со всеми подтверждающими документами «Андрею Швецу». Позже он перестал выходить на связь, а когда Вусык сумел все же ему дозвониться, то услышал, что на заводе в данный момент «происходят определенные изменения, в связи с которыми они вынуждены отказаться от организации мероприятия». На том и разошлись без каких-либо претензий со стороны музыкантов. Позже в документах, собранных Лапковским для иска, появился тот самый счет-смета на 1 миллион гривен с печатью ТОВ «Антитела», директором которого является Сергей Вусык. Откуда смета у Лапковского – истец так и не признался.

На подготовительное заседание 23 января Лапковский в суд не явился, зато подал ходатайство о замене своих адвокатов. Интересно, что после этого заседания, с номера телефона, с которого звонил «представитель завода», Вусыку позвонил Лапковский, и представившись уже своим именем, предложил урегулировать вопрос по иску – Лапковский предложил музыкантам купить у него лицензию на использование тональности, которую назвал своим изобретением. Высук отказался.

На второе судебное заседание Лапковский тоже не явился – он представил подтверждение, что находится на лечении в Волынском психдиспансере, и 11 февраля 2019 года суд решил оставить исковое заявление Лапковского без рассмотрения – получить миллион с музыкальной группы за использование нот у него не получилось.

Коллаж: Эвелина Ганская, Ґрати

 

Встречное движение

Группа «Антитела» подала встречный иск против Сергея Лапковского с требованием денежной компенсации в размере 1 гривны за нарушение теперь уже их авторских прав, а также требуя возбуждения уголовного дела по статье мошенничество против авторов экспертизы, с помощью которой Лапковский пытался получить миллион в суде. Параллельно музыканты подали иск на аннулирование его патента.

«Мы направили наш иск в городской суд по месту регистрации Лапковского и обратились в Институт интеллектуальной собственности по поводу проверки его патента на предмет патентноспособности. В середине 2019 мы получили положительное заключение экспертов Института интеллектуальной собственности о признании этого патента непатентноспособным по двум критериям», – говорит Глава адвокатского объединения «А2КТ» и адвокат группы Ярослав Куц.

Проведя экспертизу, «Антитела» подали иск в Печерский районный суд Киева о признании патента недействительным и отмене его регистрации. Ответчиком в этом деле выступает минэкономразвития, представитель которого на первом заседании  9 декабря 2019 заявил, что ответчиком себя не считает, хотя и признает выводы экспертов о непатентноспособности. То есть минэкономразвития хочет быть исключительно третьим лицом, которое в будущем выполнит решение суда об отмене регистрации патента. Второе заседание по этому делу назначено на 20 января 2020 года.

«Антитела» всерьез опасаются таких исков в отношении других украинских музыкантов. При подготовке собственных материалов для суда они обратились к известным специалистам в музыкальной сфере – профессуре института имени Глиера, к аранжировщику, композитору и клавишнику группы «Океан Эльзы» Милошу Еличу, Виталию Телезину и другим, и все они в один голос заявили, что таким патентом можно шантажировать всех известных музыкантов, ведь, теоретически, песни Ирины Билык, Верки Сердючки, группы «Скрябин», Потапа и других исполнителей тоже подпадают под этот патент.

Одновременно с судебной тяжбой о патенте, музыканты подали иск в Волынский суд, утверждая, что это Лапковский нарушил их авторские права, а не наоборот. В суде представители «Антител» ссылались на нарушения, которые допустил Лапковский, когда проводил свою экспертизу для иска. Он приобрел лицензионные диски группы, на которых были отметки о запрете на коммерческое использование или любое копирование. Несмотря на предостережения, Лапковский осуществил незаконное копирование указанных выше композиций без получения разрешения у группы «Антитела» –  доказывал в суде Ярослав Куц. Такое копирование, по его мнению, было необходимо для использования в коммерческих целях – для попытки получения 1 млн гривен с музыкальной группы.

 

Композитор или патентный тролль

Сам Лапковский называет себя композитором  и говорит, что его изобретение стоит дорого, но ни адвокату группы, ни самим музыкантам так и не удалось найти его произведений. «Раньше не заморачивались тем, чтобы ставить темп в тональность. Это я придумал. У меня все композиции так сделаны, впервые в мире. Все должно быть организовано так, чтобы звуки вас не раздражали, чтоб было приятно слушать», – рассказывал Лапковский информагентству «Волинські Новини».

Поиск композиций группы «Антитела», которые по мнению Лапковского попадают под патент, осуществляла его мать Татьяна Лифенко. Она утверждает, что купила лицензионные диски «Антител» для проведения экспертизы, и получила от своего сына за это 21 тыс грн. К музыке Татьяна отношения не имеет.

 

Коллаж: Эвелина Ганская, Ґрати

Позже музыканты опубликовали на своей странице в фейсбуке сканы результатов экспертизы трех своих песен, в которых якобы используется та самая музыкальная тональность, запатентованная предпринимателем из Луцка. За 21 тысячу гривен луцкий композитор Виктор Тиможинский подтвердил, что песни группы «Антитела» созданы с помощью запатентованного сочетания нот. Сам предмет патентования известного местного композитора нисколько не смутил. Луцкий патентный поверенный по фамилии Кужель за ту же самую 21 тысячу гривен на запрос Лапковского и на основе заключения Тиможинского подтвердила факт использования «патента». В деле фигурирует одна и та же сумма в качестве гонорара всем участникам иска Лапковского. 

Адвокат группы Ярослав Куц в  разговоре с «Ґратами» назвал патент Лапковского «полным абсурдом». По сути регистрация его «полезной модели» не является регистрацией нового изобретения – отметил адвокат. Под названием «способ настройки музыкальных композиций» он зарегистрировал все известные тональности в соотношении к различным темпам – то есть не музыку, не конкретные произведения, а исключительно определенные ноты, целые тональности и любые темпы, которые использовали еще со времен Баха и используют и сейчас. Из объяснений Лапковского – это и есть формула хита. Представители группы считают, что «Антитела» стали жертвой «патентного тролля» – человека, который специально регистрирует патенты изобретений очевидных вещей, чтобы потом требовать через суд деньги за их использование.

Согласно украинскому законодательству, запатентовать в стране можно не только изобретение, но и так называемые «полезные модели». В отличии от патента на изобретение, регистрация документов на полезную модель оформляется лишь на технические решения без проверки идеи на оригинальность: видимо считается, что оригинальность изобретения автоматически гарантирует сам заявитель.

Украина занимает первое место по количеству выдаваемых на полезную модель патентов в мире. В первые шесть месяцев 2019 года от изобретателей поступило 28 956 заявок на патентование. У всех выданных патентным бюро документов есть срок действия – документы на изобретение оформляются на 20 лет, на полезную модель – на 10. Например, в США и Великобритании охрана полезных моделей не предусмотрена, существует только патент на само изобретение.

«Патентные тролли», как называют пользующихся такой системой, делают деньги практически из воздуха, шантажируя компании исками о нарушении патентного законодательства, в расчете, что тем проще откупиться, чем тратиться на судебный процесс. Особенно развита такая практика в США, где судебные иски обходятся недешево.

Самый известный случай патентного троллинга в Украине случился в 2012 году – львовянин Виталий Голев запатентовал плечики для одежды (тремпели), после чего начал требовать с компаний-поставщиков мебели и фурнитуры деньги за ввоз и продажу их на территории страны. Некоторые компании ему платили.

В октябре этого года в Верховной Раде были зарегистрированы два законопроекта – №2258 и №2259, которые предусматривают реформу патентного законодательства. Законопроекты предусматривают возможность любому человеку оспорить заявку на изобретение в течении шести месяцев с даты публикации и возможность признания прав на изобретение и полезную модель недействительными через суд – именно этого сейчас добиваются «Антитела» в случае с Лапковским.

После единственного интервью Сергей Лапковский на контакт с журналистами не идет и не комментирует. «Ґрати» пытались с ним связаться, но его телефон либо отключен, либо не отвечает. Об исках от него к другим музыкальным группам неизвестно, и непонятно почему он предъявил претензии именно «Антителам». Сергей Вусык утверждает, что на одном из судебных заседаний музыканты узнали от Лапковского о существовании некоего инвестора, который финансировал регистрацию патента, но кто им узнать не удалось.

Сейчас музыканты и адвокат ждут полную версию решения городского суда с доводами судьи для того, чтобы подать апелляцию – музыканты хотят создать прецедент, чтобы попытаться защитить коллег по цеху от возможных преследований «патентными троллями» в будущем.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов