«Ґрати» нашли несколько отличий между расследованием Bellingcat и выводами депутатской комиссии о провале операции по задержанию наемников ЧВК «Вагнера». Но так и не узнали — кто виноват

Фото: аккаунт wagner_group_russia в инстаграмме
Фото: аккаунт wagner_group_russia в инстаграмме

Группа Bellingcat в эту среду, 17 ноября, наконец, опубликовала расследование о неудавшейся операции украинской разведки, пытавшейся задержать российских наемников частной военной компании «Вагнера». Журналист Христо Грозев анонсировал его выход еще в начале этого года, но несколько раз переносил дату публикации, и в итоге подготовка затянулась на целый год.

Идея провести расследование появилась сразу после того, как стало известно о задержании в Беларуси 33 наемников ЧВК «Вагнера». А две недели спустя главред «Цензор.НЕТ» Юрий Бутусов сообщил, что приезд «вагнеровцев» в Минск был организован разведкой Минобороны Украины и контрразведкой СБУ, которые планировали в дальнейшем задержать наемников. Но спецоперация не удалась — Бутусов считает, что по вине главы Офиса президента Андрея Ермака, который решил ее отсрочить и тем самым сорвал. А также из-за утечки информации, к которой Бутусов считает причастным президента Владимира Зеленского и его ближайшее окружение, в том числе первого заместителя секретаря Совета нацбезопасности и обороны Руслан Демченко. В Офисе президента долго отрицали, что такая спецоперация вообще проводилась, но в июне 2021 года все же признали это. Зеленский тогда отметил, что идея исходила от «других стран», а Украину «максимально затягивали в этот вопрос». Развернувшийся вокруг ситуации с «вагнеровцами» политический скандал получил название «Вагнергейт». 

Промах Валькирий. Парламентская комиссия отчиталась о расследовании сорвавшейся операции по задержанию боевиков ЧВК «Вагнера»

«Именно в такой атмосфере всеобщей дезинформации в начале осени 2020 года отстраненные от работы сотрудники разведки связались с Bellingcat и согласились обсудить детали операции», — говорится в статье Христо Грозева о том, как журналисты подтверждали факты о «Вагнергейте». 

Версии бывших сотрудников спецслужб команда Bellingcat перепроверила, учитывая возможный конфликт их интересов. Журналисты получили в распоряжение оригиналы аудиозаписей, документов и фотографий, отправленных наемниками, которые также верифицировали и проверили на подлинность. Ход событий восстанавливали также и по интервью с наемниками и данными из открытых источников. В конце концов Временная следственная комиссия, созданная в украинском парламенте в мае 2021 года для расследования ситуации с неудавшейся спецоперацией, поделилась с журналистами некоторыми разведданными. В понедельник, 16 ноября, ВСК опубликовала свои промежуточные выводы. 

Версии группы Bellingcat и депутатской комиссии отличаются количеством деталей и некоторыми выводами. «Ґрати» рассказывают, в чем именно. 

 

Операция «Авеню» 

Как ВСК, так и Bellingcat подтвердили, что спецоперацию действительно проводили. Но депутатская комиссия установила, что их было две. Разведка с первой половины 2018 года по начало июля 2020 года только документировала российских наемников с помощью разведывательного мероприятия, объявив фиктивный набор в ЧВК «МАР» для работы по охране нефтяных объектов в Сирии и Ливане. Успешно завершив это разведмероприятие, в начале июля 2020 года ГУР передало собранную информацию в СБУ. И на оперативном совещании между ведомствами «было предложено» и «принято решение» организовать контролируемое перемещении 33 лиц (из идентифицированных 396-ти) с территории РФ в страну, где было бы возможно их задержать.

Комиссия при этом отрицает многолетнюю подготовку к спецоперации. Хоть и констатирует, что с 2014 года украинская разведка и СБУ документировали и собирали доказательства об участии российских наемников в войне против Украины. Но называет это «стандартной обязанностью этих структур», не требующей отдельного политического решения.

По версии Bellingcat, операция «уходит своими корнями в начало 2014 года», когда Украина начала разведывательные и антитеррористические операции. К середине 2018 года украинские спецслужбы имели детальное представление о структуре, практиках и составе российских ЧВК — в первую очередь ЧВК «Вагнера», аффилированной и финансируемой близким к Кремлю бизнесменом Евгением Пригожиным. На основе этих сведений к началу 2019 года у разведки «в общих чертах» сложилась схема операции по захвату наемников, совершивших преступления на Донбассе: их хотели выманить в такое место, где можно будет задержать и экстрадировать в Украину.

Успешный захват на неподконтрольных территориях Владимира Цемаха, командира боевиков в Снежном, в результате украинской спецоперации в июне 2019 года, «поднял боевой дух и амбиции» ГУР и контрразведки СБУ. И в сентябре 2019 года во время «мозгового штурма» в ГУР Минобороны предложили «смелую идею» — создать фиктивную ЧВК для вербовки бывших наемников. Первая фаза спецоперации предполагала сбор данных о преступлениях боевиков, а вторая — выманивание группы наемников за пределы России и захват их там.

«Впрочем, второй этап операции не был решенным делом: даже первоначальная фаза сбора разведданных казалась очень привлекательной и достаточно амбициозной», — отмечают в Bellingcat.

Операцию назвали «Авеню», и в расследовании подробно о ней рассказывается: создание фиктивной ЧВК «Мар» и фиктивного клиента — «Роснефть» с нефтяными скважинами на Ближнем Востоке, и сам процесс вербовки, который проводил украинский спецназовец с боевым опытом под псевдонимом «Сергей Петрович» — его личность в расследовании не раскрывается. В планировании операции также задействовали «крота» — бывшего офицера среднего звена российской внешней разведки, которого украинские спецслужбы раскрыли и завербовали во время его работы в «ДНР» за несколько лет до этого. Этого в отчете ВСК нет.

Реклама ЧВК «МАР». Скриншот страницы группы «Частные военные компании (ЧВК)» в ВКонтакте

В апреле 2020 года, по данным Bellingcat, операцию «Авеню» возглавил сотрудник спецслужб, служивший в Департаменте контрразведки. Журналисты считают, что именно его приход «придал более активную составляющую операции, которая ранее была в основном разведывательной».

 

«Гибель» вербовщика

В отчете ВСК говорится, что первая операция по документированию данных о боевиках закончилась легендой о гибели вербовщика в Сирии, что послужило поводом приостановить набор наемников. Но в июле 2020 года произошло совещание разведки и контрразведки, на котором решили возобновить операцию и придумали новую легенду о найме группы на работу в Венесуэлу. Для этого в дело ввели нового вербовщика. Никаких имен или позывных в отчете не называют.

Журналисты Bellingcat несколько иначе описывают ситуацию. Вербовщику «Сергею Петровичу» пришлось «погибнуть» в бою на задании в Сирии, когда спецоперация превратилась в  логистическую проблему. К концу мая 2020 года фиктивная ЧВК насчитывала уже 180 человек, разделенных на три взвода, и наемники, находившиеся в состоянии ожидания выезда на задание, начали терять терпение и стали требовать личной встречи с рекрутером. Встречу удалось несколько раз отложить, а 2 июня 2020 года одному из координаторов наемников в России Артему Миляеву с позывным «Шаман» пришло письмо по электронной почте от проектного менеджера «Роснефти» о гибели «Сергея Петровича». После в дело ввели нового куратора — «Артура Павловича», который искал людей уже для работы на объектах «Роснефти» в Венесуэле. Это позволило украинским разведчикам выиграть время, чтобы оценить дальнейшие шансы операции.

«К этому моменту в команде возникли разногласия между теми, кто хотел свернуть проект, и другими (во главе с бывшим сотрудником контрразведки СБУ), которые хотели все же осуществить активную фазу операции. В итоге сторонники активного сценария взяли верх», — говорится в материале Bellingcat. 

Было решено из 180 потенциальных целей сделать выборку лиц, представляющих наибольший интерес для прокуратуры — так появилась группа в несколько десятков человек. После изучения маршрутов и в связи с карантинными ограничениями полетов, наемников решили вывозить через Беларусь.

 

План захвата

При планировании захвата самолета с российскими боевиками на борту, установила ВСК, рассматривали в общей сложности четыре сценария. 

Во-первых, маршрут Москва-Минск-Стамбул с использованием во время пролета самолета над Украиной нескольких вариантов его экстренной посадки — пассажиру становится плохо и нужна медпомощь, угроза теракта и принудительная посадка самолета. Другие три сценария предполагали перемещение боевиков по маршрутам Москва-Стамбул или Москва-Минск-Стамбул, где по прибытию Украина намеревалась задействовать механизм международного правового сотрудничества, чтобы привлечь боевиков к ответственности. Предусмотрели также сценарий задержания боевиков в Беларуси — в этом случае также предполагалось использовать механизм международного правового сотрудничества.

Операция «Авеню». Иллюстрация Bellingcat

В расследовании Bellingcat говорится, что версия принудительной посадки самолета сразу была ключевым элементом плана. Для его разработки привлекли эксперта — военного, приставленного к украинскому центру контроля за воздушным движением «УкрАэроРух». Группа изучала Чикагскую конвенцию о международной гражданской авиации и определила, что есть два сценария законной посадки самолета в Украине: экстренная медицинская ситуация или взрывное устройство на борту. Остановились на последнем — как более удобным и менее рискованным, учитывая короткий срок пребывания самолета в украинском воздушном пространстве и инструкции по экстренной посадке. Думали и о минимизации риска утечки информации об этой части операции и наиболее «правдоподобного отрицания» причастности Украины к нему.

 

Одобрение президента

Группа Bellingcat не нашла подтверждений заявлениям Владимира Зеленского, что идея спецоперации не была украинской инициативой. 

«Это точно не была наша операция, — сказал Зеленский в интервью для программы «VIP с Натальей Мосейчук» 24 июня 2021 года, — Я точно понимаю, что эта ситуация, идея этой операция была других стран, точно не Украины, и то, что Украину максимально затягивали в этот вопрос — это правда».

Владимир Зеленский, 7 сентября 2019 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Зеленский также открестился от плана принудительной посадки самолета, проведя параллели с посадкой самолета Ryanair и последующим арестом в Беларуси оппозиционного активиста Романа Протасевича, за которую Запад наложил санкции на режим Лукашенко.

«Слава богу, то мы проявили субъектность по этому важному вопросу», — сказал он в том же интервью.

ХАМАС опроверг заявление правительства Беларуси об угрозе взорвать самолет, на котором летел экс-главред NEXTA Роман Протасевич

В расследовании со ссылкой на бывших сотрудников ГУР говорится, что президент одобрил операцию. На это было несколько причин, поясняют журналисты. Во-первых, Офис президента нужно было задействовать для сотрудничества разведки Минобороны и СБУ — они не могли это делать напрямую. Кроме того «спецоперация с высокими ставками» могла значительно обострить существующие напряженные отношения между Украиной и Россией — для нее необходима была политическая поддержка.

Впервые, по информации бывших сотрудников разведки, Зеленскому сообщили об операции 15 июня 2020 года во время еженедельного брифинга с главами спецслужб. Зеленский дал согласие 26 июня и попросил подготовить план. 1 июля он его одобрил. Зеленского информировали двое старших офицеров, ответственных за проект: директор ГУР на тот момент Василий Бурба и заместитель директора СБУ Руслан Баранецкий.

Но верифицировать эти заявления команда Bellingcat все же не смогла. Офис президента отмалчивался до публикации расследования. А действующий директор ГУР Кирилл Буданов, к которому обратились журналисты за комментарием по этому вопросу, только сказал, что «директору не нужно официальное одобрение Офиса президента». При этом он подтвердил, что директор разведки регулярно посещает Офис президента и сообщает президенту как Верховному главнокомандующему о выполнении спецслужбой своих задач. 

В отчете ВСК только утверждают, что в операции не были задействованы разведки других стран, в том числе и США, вопреки утверждениям российских СМИ, а также сюжету на CNN, в котором говорилось, что американская разведка была, как минимум, в курсе операции. 

Момент с одобрением спецоперации президентом парламентская комиссия не затронула.

 

Роль Ермака

Уже после выхода расследования советник руководителя Офиса президента Михаил Подоляк в комментарии «Украинской правде» сказал, что Bellingcat «корректно указывает, что не может независимо верифицировать часть ключевых сообщений».  

Это касается и отсрочки операции — пожалуй, самого важного эпизода во всей истории, подтверждение которого ожидали увидеть в расследовании Bellingcat.

ВСК, исследуя вопрос отмены операции, пришла к выводу, что ее отсрочили с 25 июля на 30 июля 2020 года. Но кто принял такое решение и на каком уровне — установить не смогли. Комиссия не нашла подтверждений заявлениям журналиста Юрия Бутусова о том, что глава Офиса президента дал личное распоряжение руководству ГУР об отсрочке. Комиссия установила, что Андрей Ермак и вовсе не имеет полномочий давать подобные распоряжения разведке. Министр обороны также не может управлять ходом разведмероприятия, в его полномочиях только вопросы привлечения ВСУ, — таким было заключение ВСК.

В расследовании Bellingcat ситуация с отсрочкой описывается со слов экс-директора ГУР Бурбы. Он утверждает, что это произошло из-за желания Офиса президента сохранить перемирие с Россией любой ценой. 

За день до отправки наемников Зеленский не смог встретиться с ответственными за операцию «Авеню», и глава Офиса президента Андрей Ермак предложил отложить операцию на неделю.

Днем ранее Зеленский достиг договоренности с Россией и боевиками на неподконтрольной территории о перемирии на Донбассе, и оно должно было вступить в силу 27 июля 2020 года.

«По словам Бурбы, в Офисе президента считали, что если спецоперация пройдет, как запланировано, и завершится задержаниями 25 июля, то перемирие закончится, не успев начаться», — говорится в расследовании. 

Бурба тогда предупредил, что отложить операцию на неделю невозможно, поскольку «это приведет либо к утрате доверия со стороны наемников, либо к подозрениям со стороны белорусских или российских спецслужб, либо к тому и другому сразу». 

В попытке найти компромисс, представители ОП предложили сократить задержку до четырех дней — дату вылета перенести на 29 июля 2020 года. 

Перебронировать билеты наемников для вылета на эту дату быстро не удалось — нашли билеты на день позже, 30 июля для 33 человек. 

«Бурба сообщил в Офис президента, что план все равно будет осуществлен, но с задержкой на пять дней», — пишет Bellingcat.

Но расследователям не удалось независимо подтвердить эти разговоры. В комментарии «Украинской правде» после выхода расследования Михаил Подоляк заявил, что Андрей Ермак «никогда и ни при каких обстоятельствах» не мог руководить разведкой и тем более ее оперативными мероприятиями.

«Да, действительно, Андрей Ермак отвечает за логистику переговоров по Донбассу. И это было сверхактуально именно в июле 2020 года, про что красноречиво говорят, кстати, и сами «источники» в расследовании. Но никогда — за разведку и ее деятельность не отвечал Андрей Борисович», — утверждает Подоляк.

 

Задержание «вагнеровцев»

ВСК не смогла прийти к однозначному выводу о том, была ли координация между спецслужбами РФ и Беларуси во время задержания 33-х наемников. Но депутаты считают, что это было ожидаемым следствием работы беларусской спецслужбы в условиях усиленного контрразведывательного режима перед президентскими выборами.

Тут выводы комиссии совпадают с историями, которые журналисты Bellingcat узнали от наемников — их слова проверили. Например, один из них рассказывал, что автомобиль слежки КГБ они заметили еще 28 июля — он стоял припаркованный возле санатория «Беларусочка», где поселились «вагнеровцы» в ожидании самолета. Себе они объяснили это тем, что беларусские спецслужбы хотят удостовериться, что наемники покинут страну без каких-либо проблем. И задержание, и арест с обвинениями в подготовке госпереворота и массовых беспорядков совместно с оппозиционерами Сергеем Тихановским и Николаем Статкевичем для боевиков стали неожиданностью.

Один из «вагнеровцев» — Александр Шубин (справа), Захар Прилепин (в центре). Фото: твиттер Арика Толлера

Когда Украина потребовала у Беларуси экстрадировать боевиков и начала готовить для этого документы, по мнению Bellingcat, ни Путин, ни Лукашенко не подозревали о настоящей причине того, как наемники оказались в Минске, и об операции украинских спецслужб. 

Но неделю спустя российские власти все же разобрались, в чем дело, установила команда Bellingcat. С помощью доступа к логам российских интернет-провайдеров российское ФСБ обнаружила украинский след по крайней мере в части операции: ІР оригинального объявления о работе на сервисе Avito и украинскую регистрацию одного из турагентств, через которое заказали билеты для наемников. Сигналом того, что россияне рассекретили операцию, стал материал о ней в газете «Комсомольская правда» со ссылкой на анонимного сотрудника ФСБ. 

Еще в день выборов Лукашенко не доверял российской версии о роли «третьей страны» в прибытии наемников в страну — пишет Bellingcat — но разговор с Владимиром Путиным убедил беларусского президента. Издание предполагает, что на ход переговоров с Москвой и окончательный выбор Лукашенко также повлияли и политические события в его стране — массовые протесты против фальсификации выборов. 

Так в результате «вагнеровцев» передали России, а не Украине. 

 

Так была ли утечка информации?

ВСК не нашла подтверждений заявлениям главреда «Цензора», что с украинской стороны произошла утечка информации. Депутаты пришли к выводу, что как в РФ, так и в Беларуси, могли знать об отдельных процессах разведмероприятия. Например, говорится в отчете комиссии, на это указывает информация о том, что один из 33 наемников в конце мая 2020 года сначала обратился с заявлением в ФСБ, а в начале июля передал информацию в Главное управления генштаба вооруженных сил РФ о контакте с вербовщиком ЧВК «МАР»: рассказал о трудоустройстве и вербовке. В своих заявлениях он просил проверить эти факты на предмет наличия в действиях вербовщиков ЧВК «МАР» состава преступления по статье о наемничестве.

Эту информацию ВСК также просила проверить и журналистов Bellingcat. Расследовательская команда выяснила, что версия, что один или более наемников обратились к российским спецслужбам, соответствует версии событий, описанной бывшими сотрудниками украинской разведки. Те рассказывали об инциденте, когда «один разочарованный кандидат» угрожал пожаловаться в ФСБ. Но по версии разведки, это не привело к какому-либо активному вмешательству со стороны российских спецслужб. Этому способствовал и бывший агент Главного разведуправления РФ, завербованный Украиной, который должен был в нужный момент придать проекту вид легитимности.

В итоге Bellingcat не обнаружил никаких свидетельств активных мер российских спецслужб по срыву операции. 

Версия о том, что в спецоперацию внедрились сотрудники спецслужб Беларуси также не нашла подтверждения. Это помогли установить беларусские хакеры из группы «Киберпартизаны».

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов